Армия США стремится создать новые киберкорпуса

«С начала работы, у нас было шесть офицеров в 2014 году... Сегодня у нас есть 397 офицеров, 141 мичман и 560 унтер-офицеров и солдат», – рассказал Ассоциации конференций армии США на прошлой неделе заместитель начальника штаба недавно созданной киберармии, генерал Даниэль Аллин. Это чуть более 1000 специалистов всех рангов (еще 962 солдата служат в смежной радиоэлектронной области).

«West Point» и «ROTC» выпустили 30 новых киберлейтенантов в этом году и хотят увеличить эту цифру до 45. Многие другие курсанты хотят присоединиться, но новый филиал еще не может принять всех желающих пройти обучение.

«В наших аудиториях царит не типичная (армейская) обстановка», – сказал полковник Кеннет Ректор, комендант военной кибершколы в Форт Гордоне, штат Джорджия. – «У нас маленькие классы».

Как и большинство кибервоенных, Ректор начал с другой специальности – в его случае - военной разведки, прежде чем перейти в новую киберотрасль. Это разнообразие приносит различные перспективы, но и еще больше усложняет обучение. И студенты из разных отраслей, и комплекс предметов препятствуют массовому подходу к образованию в данной сфере.

Тем не менее, процесс ускоряется. В этом году, Форт Гордон выпустил первых выпускников Базовых офицерских курсов, 21 должностное лицо. В следующем году,  будет  еще несколько подобных выпусков, и добавят новые Продвинутые индивидуальные курсы для рядового состава. В 2016 году Ректор сказал, что Форт Гордон закончили 131 кибероператор. В 2017 году, планируется выпустить еще 561 человек.

Что вызвало этот рост? Еще в 2014 году – всего два с половиной года назад –  министр обороны Хайгель приказал военным увеличить число киберспециалистов до 6000 к 2016 году. Сегодня, солдаты армии составляют около трети Киберсил национальной миссии (остальные это ВВС и военно-морской флот). Все 41 отряда получили ​​задачу сформировать в настоящее время действующую армию киберкомандования. Около 11 из них по-прежнему форматируются, сейчас они находятся на стадии так называемого первоначального оперативного потенциала, в то время как 30 полностью укомплектованы и находятся в рабочем состоянии.

«Наш первоочередный приоритет – агрессивная защита данных, сетей и информационных систем», – сказал генерал-лейтенант Пол Накасонэ, который командовал Национальной миссией сил до последнего месяца, когда он был переведен в армию киберкомандования.

Что Накасонэ подразумеваем под «защитой»? Все организации отчитываются киберкомандыванию, чья основная роль заключается в защите собственных систем, и оно находится под контролем военного  департамента обороны информационной сети. Это гражданские ведомства, как ФБР, которые защищают гражданские сети и критически важные инфраструктуру. Но киберкомандование всегда готово провести резервное копирование, если гражданские организации перегружены.

Киберкомандывание также произведет любую ответную кибератаку по России или другому зарубежному противнику за пределами досягаемости правоохранительных органов США. Киберармия ​​ведет целевую группу «Арес», куда вовлечены все службы, чтобы взломать Исламское государство (запрещено в РФ - прим. ред.), которое использует Интернет для всех своих целей: от пропаганды и вербовки до командного контроля.

Помимо этих стратегических задач, армия также экспериментирует с тактическими киберкомандами, которые будут защищать «беспроводные сети на поле боя и атаковать своих врагов». Восемнадцать месяцев игр в войну уже убедили службу добавить двух киберспециалистов обороны в каждую боевой бригаду – свыше 100 солдат армии в целом – и учредить 15 команд солдат для высших эшелонов.

Армия также изучает свои систем вооружений, от танков до вертолетов и цифровых радиостанций, чтобы понять, какие из них уязвимы для хакерских атак и, возможно, нуждаются срочных патчах. Учитывая человеческие ошибки, пути для большинства кибератак – клик по неизвестной ссылке, открытие зараженных вложений, скачивание вирусных приложений – «самое главное, над чем мы сосредоточены прямо сейчас, обучая наших солдат быть максимально бдительными с операционным оборудованием, как будто они уже находятся на боевом патрулировании», – сказал генерал Аллин.

Иными словами, есть огромный спрос на киберэкспертизу для защиты собственной цифровой армии, не говоря уже о нации. Армия должна конкурировать за таланты не только с другими вооруженными силами и гражданскими ведомствами, но с частным сектором, а также платить значительно лучше и не посылать своих сотрудников под пули врага.

Военные, однако, могут предложить не только финансовые стимулы. Помимо вызова на службу, есть также фактор «веселья», выражающийся в действиях, которые трудно сделать в обычной жизни. «Хорошая новость  для наших киберпрофессионалов, они могут сделать что-то в защиту нашего народа, за что в обычной жизни их могли бы арестовать», – сказал Аллин. – «Это очень привлекательно».

Регион: 
Категория рассылки: