Хищники на Фронтире

Враги Америки прощупывают ее оборону по всей земле.

Ревизионистские силы находятся постоянно в движении. От восточной части Украины и Персидского залива до Южно-Китайского моря, крупные соперники Соединенных Штатов модернизируют свое вооружение, захватывая стратегические точки и угрожая уязвимым союзникам США. Их цель состоит в том, чтобы не только отстоять гегемонию над прилегающими территориями, но и изменить мировой порядок и систему безопасности, которые сформировались по результатам Второй мировой войны.

Мы уже писали об этой новой динамике в 2010 году, а затем еще в 2011 году. В этих статьях были отмечены три утверждения. Первое, ревизионистские державы используют стратегию «прощупывания» или «зондирования»: сочетание напористой дипломатии и небольших, но смелых военных действий, чтобы испытать внешние пределы американской мощи и, в частности, устойчивость их передовых. Второе, маленькие, открытые союзники, которые стали мишенью этих операций, вероятно, отвечают на эти угрозы, обращаясь за военными гарантиями к СШ: военное самообеспечение или размещение американского вооружения. Третье, что Китай и Россия учились друг друга прощупывать регионы, и эти союзные государства сделали свои выводы по сдерживанию США в районах, близких к их границам, и о том, как Америка справляется с поддержкой союзных государств, столкнувшихся с определенными угрозами.

Пять лет спустя, была опубликована книга, где было отмечено, что эта динамика резко усилилась. Ревизионистские державы действительно «зондируют» Соединенные Штаты, но их методы стали смелее, более жестокими и успешными. Союзники стали более чувствовать это давлению из-за устойчивого сокращения соседних буферных зон, в ответ они начали создавать множество программ самопомощи: от увеличения вооружения до «заигрывания» с соседними ревизионистскими силами. Америке стало труднее устранять кризисы безопасности в определенных регионах: российские силы в Восточной Европе работают как пример для Китая и отвлекают США от усиления Поднебесной в в Южно-Китайском море. В то же время Польша реализует стратегические планы США, расстраивая планы соперников и помогая союзникам в Персидском заливе и западной части Тихого океана.

Постепенно мир входит в русло новой войны. Не было с 1980-х годов предпосылок для военного кризиса. В 1930-х годах мир стал свидетелем появления множества крупных стран-хищников, намеревавшихся изменить мировой порядок в свою пользу, и если это было необходимо, то силой. Как минимум, США в ближайшем году могут столкнуться с давлением управления нескольких ухудшенных региональных спиралей безопасности, как максимум, они могут втянутся в войну с великой державой, а, возможно, даже с двумя или тремя ядерными соперниками. В любом случае, военная мощь США может столкнуться с сценарием без какой-либо презумпции технологического или благоприятного превосходства, что они и используют против своих соперников в течение последних нескольких десятилетий.

Как же США могут ответить на эту динамику? Поскольку их соперники становятся более агрессивными, а военные грани тоньше, они должны использовать другие адекватные для XXI века методы ведения геополитической борьбы для победы.

В  нашем распоряжении существует наиболее доступный, но недостаточно используемый инструмент – это альянсы. Передовые союзники Америки предлагают механизм, с помощью которого можно сдерживать соперников, что было первоначальной целю для создания связей безопасности с малыми государствами в регионах Римланда. В ближайшие годы стратегическое значение расположенных вблизи крупных союзников сухопутных держав Евразии будет расти, в то время как относительная технологическая или численная военная сила США будет уменьшаться. Пришло время для Соединенных Штатов разработать генеральную стратегию взаимодействия с равноправными конкурентами, сосредоточенную на творческом использовании линии фронта союзников. Они должны сделать это сейчас, прежде чем геополитическая конкуренция усилится.

Хищник наблюдает

Метод зондирования был выбран в качестве стратегии для современных соперников Америки с целью бросить вызов существующему порядку. За последние несколько лет Россия, Китай и, в некоторой степени, Иран, почувствовали, что Соединенные Штаты теряют свою силу в некоторых регионах, будь то по своему выбору или из-за усталости, слабости или из-за всего сразу. Но никто не уверен в количестве оставшихся у США сил, равно как в возможности исполнения своих обязательств перед союзниками. Вместо того, чтобы рискнуть и вступить в прямую войну, они использовали кризисы низкой интенсивности для демонстрации мощности США в этих регионах. На первый взгляд, как и другие ревизионисты в прошлом, они сосредоточили свое внимание на зонах вторичных интересов ведущих держав, принижая их слабых союзников или захватывая серые зоны, за которые Соединенные Штаты вряд ли будут бороться. Этим они проверяют внешний обод влияния США, где ревизионистские интересы более сильны, а США одновременно выполняют свои давние обязательства перед союзниками и, следовательно, наиболее уязвимы. Россия устойчиво и последовательно проводит угрожающие военные действия против уязвимых союзников НАТО и осуществила ряд ограниченных наступательных операций против бывших советских государств-сателлитов. Китай вступал (не слишком интенсивно) в дипломатические столкновения с некоторыми прокси США, находящимися в военных «запретных» зонах, и предъявлял претензии на использование стратегических водных путей.

Когда мы писали об этом поведении в журнале The American Interest в 2011 году, оно было основано на агрессивной дипломатии или угрозах небольших военных походов. Однако зондирование врагов США становится смелее. Почувствовав новые возможности Россия повысила ставку, вторгнувшись в 2014 году на Украину – самую большую страну в Восточной Европе – и развязала войну, которая стоила 7000 человеческих жизней и включила 52000 квадратных километров территории в сферу влияния России. Китай, после нескольких лет использования изводящих США немаркированных рыболовных траулеров и союзнических военно-морских судов, начал милитаризацию своих сил в Южно-Китайском море, а также строительство семи искусственных островов оставив за собой 1,8 миллиона квадратных километров океана (и угрожая борьбой за них). Униженный в последнее время Соединенными Штатами Иран удерживал американские военно-морские суда, публикуя фотографии сдавшихся моряков. Ревизионистские державы постепенно увеличивают ставки, потому что осознают, что их первоначальные попытки увенчались успехом. Добившись этих скромных побед, они увеличили интенсивность своих попыток.

Стратегическая значимость последних событий крайне важна для США. Во-первых, они устойчиво наращивают военное давление на границы союзников. В настоящее время сухопутные и морские буферные зоны таких союзников как Польша или Япония, а также соседствующих с ними ревизионистских стран, помогли снизить частоту постоянных конфронтаций военного характера между союзниками и врагами. Постоянно посягая и вторгаясь в эти буферные пространства, ревизионисты продвинули зону борьбы ближе к территории союзников США, увеличивая потенциал для преднамеренного или случайного военного столкновения. 

Во-вторых, последние события значительно повысили общее давление на Соединенные Штаты. До тех пор, пока военные действия России были ограничены своей южной границей, Америка могла позволить себе перекинуть ресурсы в Тихий океан, не слишком беспокоясь о последствиях в Европе. Это является важным т.к. Пентагон не заботил факт, что в последствие придется вести войну на два фронта. Теперь, в вопросах, связанных с Украиной и Южно-Китайским морем, как и с хаосом на Ближнем Востоке, где еще один конкурент, Иран, продвигает свои интересы и влияние, Соединенные Штаты уже не видят приоритетности одного региона над другим. С двумя военизированными границами на противоположных концах земного шара они должны постоянно искать компромисс для предоставления военных ресурсов этим географическими театрам. Данный недостаток никак не влияет на конкурентов Америки или их более слабых друзей.

Пограничное безумие

Усиление «зондирования» вызвало опасения у передовых союзников Америки. В Европе и Азии на границах находятся исторически уязвимые малые или средние государства, чье существование в последние семь десятилетий зависело от Соединенных Штатов. Сходство геополитического и стратегического положения таких государств, как Эстония и Тайвань или Польша и Южная Корея, поражают. Выживание всех этих государств зависит, прежде всего, от устойчивости США, расширения ядерного и обычного сдерживания. Оно в свою очередь опирается на два фундаментальных факта: положение соперников и союзников. Соединенные Штаты физически в состоянии выполнить свои обязательства по безопасности, подписанные даже с самыми маленькими союзниками и готовы сделать это.

Однако, в течение многих лет сомнения росли. Сокращение расходов на американскую оборону ослабляют военную мощь США, защищающую союзников. Из-за этих сокращений, введенных законом от 2009 г. по контролю бюджета, ВМС США получают меньше финансирования, как до начала Первой мировой войны, армия США стала как до начала Второй мировой войны, а ВВС США обладает самым низким количеством оперативных боевых самолетов за всю свою историю. Уровень ядерных сил статичен или снижается, а технологическое преимущество США над конкурентами в важных сферах вооружения уменьшилось. Пентагон в 2009 году объявил, что впервые со времен Второй мировой войны Америка не готова провести глобальную войну на два фронта.

В то же время возможности США снижаются, а их соперников растут. И Россия, и Китай ввели крупные многолетние программы военного расширения и модернизации, а технологический разрыв между ними и Соединенными Штатами сокращается, особенно в таких ключевых областях, как создание ракет малой дальности, тактического ядерного оружия, а также истребителей пятого поколения.

Последняя администрация США усугубило проблему путем ослабления веры в то, что США готовы защищать своих союзников. Общественный опрос при ранней администрации Обамы о ценности традиционных альянсов как «способе уровнять народы, раздробленные давно прошедшей холодной войной» показал уровень доверия союзников. В то же самое время, их громкое взаимодействие с крупными соперниками показали предпочтение США вести отношения с ревизионистами через торговлю над «головами» маленьких государств. «Перезагрузка» США-Россия казалась многим союзникам транзакционной и свободной, и оставила неизгладимое впечатление, поскольку оказалось, что приоритеты США могут внезапно измениться при одной администрации. Это подрывает предсказуемость покровительства, которая является непременным условием эффективного сдерживания любой державы.

Поскольку «зондирование» ревизионистов стали более настойчивыми, а авторитет США менее сильным, передовые союзники США начали пересматривать свои национальные системы безопасности. Пять лет назад, многие государства столкнулись с проблемами безопасности и стали искать новые военные возможности или способы компенсировать риски с помощью дипломатических отношений с ревизионистами. Но по большей части, такое поведение было приемлемым и хорошо вписалось в рамки существующих обязательств. Однако, как только прощупывание вышло на новый уровень, поведение союзников становилось все более неистовым. В Европе, Польше, странах Балтии и Румынии инициировали увеличение военных расходов. В Азии союзники США участвуют в тревожной региональной гонке вооружения. В обоих регионах самые крупные союзники рассматривают возможности наступления, чтобы сдерживать ревизионистов. Их готовность наращивать свой коренной военный потенциал в целом является позитивной тенденцией, но несет в себе риски усиления динамики, которая отсутствовала в последние десятилетия. Опасность заключается в том, что, при отсутствии последовательного и надежного контроля США, перевооруженные союзники следуют хаотичной стратегии наращивания военной мощи, что сказывается на альянсе в целом. Опасаясь отказа, такие государства могут в конечном итоге выйти из его состава, начав независимую политику безопасности.

С другой стороны существует также опасность возможных ответных действий со стороны передовых союзников. В отличие от обнадеживающих положений оффшорного баланса, не все передовые союзники оказывают сопротивление ревизионистам. Некоторые выбирают стратегию «размещения». Болгария, Венгрия и Словакия в Европе и Таиланд, Малайзия в Азии – это примеры номинальных союзников США, которые пытаются избежать конфронтации с сильным хищником. Ухудшение региональной динамики безопасности создает внутренние политическое давление, чтобы избежать столкновения с соседней ревизионистской державой. Полноценные союзы с врагом в виде новых альянсов пока маловероятны, зато активно продвигается идея хеджирования. 

Семена раздора

Сочетание усиления «зондирования» и фрагментации союзов угрожает подорвать важные компоненты стабильности основных регионов и в более широком значении мирового порядка. Если продолжить текущий путь, динамика безопасности Восточной Европы и западной части Тихого океана может привести национальную безопасность США к негативным или даже катастрофическим последствиям. Один из более вероятных в краткосрочной перспективе сценарий – это «кипение», одновременная конкуренция в нескольких крупных регионах. При таком сценарии, соперники продолжают прощупывать союзников, захватывая территории буферной зоны, не провоцируя войны с Соединенными Штатами или его прокси; союзники продолжают применять собственные меры, не управляя своей безопасностью; и Соединенные Штаты продолжают тратить все больше и больше ресурсов в проблемных районах, не успокаиваясь, упорно тестируя и испытывая ревизионистов. Продолжая серию «зондирований», ревизионистские державы поддерживают эту инициативу, в то время как Соединенные Штаты и их союзники играют в догонялки. Результатом этого может стать постепенное ужесточение периметра безопасности США, что никогда не перейдет в войну великих держав, но породят многие негативные черты устойчивой безопасности: гонка вооружения, прокси-войны, кибер- и гибридные конфликты, что подрывает основы глобального экономического роста.

Второй, вероятный сценарий – война. Исторически сложилось, что длительная серия успешного «зондирования» часто оканчивалась военной конфронтацией. Одна опасная характеристика современного международного ландшафта – когда не один, а два ревизиониста уже завершили длительные последовательные «зондирования», которые, с их точки зрения, были успешными. Если целью зондирования является оценка силы страны, то сегодняшнее зондирование могло бы, в конечном счете, убедить либо Россию, либо Китай или оба этих государства, что настало время для более явного соперничества. Пока не ясно, каков будет результат. Коэффициенты сил в сегодняшних двух горячих точках, в Балтийском и Южно-Китайском морях, не в пользу Соединенных Штатов. И Россия, и Китай обладают значительными возможностями не допускать в свои зоны влияния (A2AD, однозначное преимущество России в Прибалтике и массивный перевес Китая в Южно-Китайском море). Кроме того, обе державы обладают ядерным оружием, а Россия выступает в пользу эскалации для достижения стратегического эффекта. И даже если Соединенные Штаты смогут удержать военное превосходство в двустороннем соперничестве, война – это случайности и разрушения, которые угрожают стабильности существующего международного порядка. Не сумев провести серию «зондирования», Соединенные Штаты могут столкнуться с первым сценарием или внезапной войной, чьей кульминацией станет ядерное нападение, или экономически дорогостоящий затяжной конфликт на два фронта. В любом случае, результат, несомненно, изменит международную систему, в главе которой сегодня находятся США.

Третий вариант – это долгосрочное возможное постепенное вытеснение Соединенных Штатов из Римленда. Это может произойти либо в результате военного поражения, как описано выше, либо путем постепенного размывания региональных альянсов США из-за проблем сдерживания и конечного распада альянса, следовательно, этот сценарий не исключает двух предыдущих. Для Соединенных Штатов, это стало бы геополитической катастрофой, включающей потерю позиции в тех местах, где Америка должна присутствовать, чтобы предотвратить риск изоляции. Цель укрепиться в Евразии, в Римленде – это была главной, если не самой важной задачей большой стратегии США. Именно благодаря этому присутствию Соединенные Штаты в состоянии формировать глобальную политику и предотвращать возникновение угроз своего существования. Если такое присутствия исчезнет, то крупнейшие конкуренты Америки смогут стабильно развиваться, увеличить сферы влияния, территории и количество ресурсов, которые способствовали устойчивой конкуренции за мировое доминирование. В отличие от XX века, нынешние A2AD и ядерные технологии сделали повторное военное вмешательство в эти регионах затруднительным или вовсе невозможным. 

Курс на предотвращение

Чтобы избежать подобных сценариев, необходимо определить основной приоритет Соединенных Штатов. Из всех трех случаев: кипящей конкуренции в Римленде, применения военных действий, и вынуждения США занять полусферическую оборону, последний, вероятно, будет наиболее экономически эффективным для Соединенных Штатов, так как предотвратить негативные последствия выгоднее, чем пытаться их устранить. Настоящий момент очень важен, поскольку существует мимолетная возможность для принятия стратегических мер по формированию новой динамики в части безопасности интересов. В отличие от последнего геополитического конфликта, в котором США принимали участие, сейчас у них нет неисчерпаемых ресурсов, с помощью которых они смогут вести бой XXI века. Сейчас США не могут заниматься только усиленным производством, как во времена Второй мировой войны, а в отличие от времен холодной войны, они не могут опираться на истощенность сил соперников и на свои более совершенные технологии. Китай и Россия, несмотря на относительную экономическую слабость последней, смогли использовать слабые места  США, связанные с расходами на оборону, и значительно уменьшить как качественный, так и количественный разрыв с силами США. В военном отношении на игровом поле Соединенные Штаты столкнулись с наиболее подготовленным соперником, чем когда-либо за последние десятилетия.

Думая, что соперничество может быть промышленного или технологического характера, Соединенные Штаты могут совершить ошибку. В первую очередь нужно учитывать стратегическое соперничество за альянсы: ревизионистские державы стремятся ослабить построенные за последнее столетие кольца союзников Соединенных Штатов, в то время как США хочет сохранить и укрепить их. Именно система союзов, равно как консервативный характер великой американской стратегии являются той сферой, где Соединенные Штаты имеют ощутимое преимущество.

В настоящее время глобальная сеть альянсов особенно важна, поскольку она находится только в зачаточном состоянии. В рамках биполярной ядерной конфронтации с альянсами Советского Союза и США было привнесено несколько преимуществ, которые  не имели существенного значения после окончания холодной войны и годились только в качестве дипломатических аргументов с многонациональными силами, борющимися бок о бок с американскими. Теперь альянсы представляют самое основное преимущество Соединенных Штатов перед лицом своих врагов.

Для Соединенных Штатов современное преимущество альянсов восходит к их первоначальной цели сдерживания далеких соперников, возникающих по ту сторону Атлантического и Тихого океанов, и угрожающего политическому множеству Евразии. Союзники, в частности те, которые расположены на пути экспансионистской политики региональных хищников, являются наиболее ценными, поскольку они являются эффективными механизмами для поддержания геополитического статус-кво. Эти союзники очень много потеряли от резкого изменения существующего порядка, и, таким образом, являются наиболее мотивированными к его восстановлению. Они являются главными объектами ревизионистов, можно сказать, в месте где произойдет конфронтация,  будет приниматься основное решение. Также можно извлечь выгоду из современного технологического оснащения, что позволит малым государствам быть более мощными и опасными, чем в прошлые десятилетия, и создать оборонительные укрепления на их территориях. Эти союзники хотят и имеют возможность стать ключевыми защитниками западного порядка.

Цель большой стратегии США совпадает с целью его военных союзников: сохранение статус-кво. Геополитический проект Америки по своей природе консервативен, поскольку  стремится поддерживать текущий геополитический порядок. Данная цель - единовременно создать поддержку существующим региональным ситуациям и оставить их такими, какие они есть, показывает нашим военным союзникам очевидную выгоду. Кроме того, поддержка линии фронта союзников позволит Соединенным Штатам управлять угрозами безопасности в различных регионах, охватывающих «дуги нестабильности» XXI века от Балтики до Черного моря, Персидского залива и Восточной Азии. Соединенные Штаты не могут в одиночку помешать этим вызовам и должны переориентировать свою генеральную стратегию на линии передовых союзов.

Цель грандиозной стратегии заключается в том, чтобы усилить текущую позицию сдерживания для предотвращения дальнейших зондирований  ревизионистских сил. Поскольку они поступательно переписывают региональные правила и перерисовывают на картах физические границы, стратегия США должна препятствовать этому постепенно, но все более напористо. Роль наиболее уязвимых союзников имеет решающее значение в успехе этой стратегии. Основное предположение состоит в том, что без активного американского участия в этих регионах, союзники не будут сопротивляться ревизионистским выпадам России и Китая по причине невозможности оказания сопротивления  в одиночку или потому, что они будут бороться с  местными конкурентами. Не существует ничего автоматического в сохранении нынешнего международного порядка и безопасности Соединенных Штатов.

Стратегия нацеленная на передовые альянсы, информированные о трех принципах

Первое, Соединенные Штаты должны организовать союзников. Без стабилизирующей политическое руководство Америки и ее военного присутствия в различных пограничных районах или американских союзников в наиболее подверженных частях Римланда,  вряд ли будет возможно создавать новые региональные дипломатические механизмы, которые могут служить в качестве непосредственного фальшборта ревизионистских держав. Современные структуры альянса функционируют, но не подходят для решения данной проблемы. В Европе НАТО (самый успешный альянс в истории), принципиально иным образом оценивает угрозы, и его краеугольным камнем является статья №5, предполагающая, что нападение на одного члена альянса является нападением на всех,  что чаще рассматривается в прямом смысле. Под эгидой НАТО зарождаются новые образования, в первую очередь вокруг Балтийского моря (страны Прибалтики, Польша, Норвегия, Швеция, последняя не является членом НАТО). Еще один суб-альянс может связать Балтийский регион с Черным морем, путем укрепления военного сотрудничества между двумя странами наиболее заинтересованными в защите статуса-кво: Польши и Румынии. В Азии, структура альянса унаследованного из XX-го века сильно отличается построением в виде двусторонних отношений между отдельными странами и Соединенными Штатами. Но некоторые государства, расположенные в зоне влияния Китая, например, Япония, Тайвань, Филиппины, и Австралия, разделяют одинаковые проблемы и опасения, которые не существовали несколько десятилетий назад. Это дает возможность сотрудничества в области безопасности и позволяет планировать строительство нового комплекса региональных альянсов. Исторические обиды продолжают быть препятствием, но руководящие действия и присутствие США играют решающую роль. Без этих действий передовые государства будут продолжать несмело рассматривать другие государства в своем регионе в качестве надежных партнеров при конкуренции с Китаем. Иными словами старые союзы не должны быть "выброшены за борт", но должны служить основой для новых систем, которые укрепят линию фронта.

Второе, Соединенные Штаты должны вооружать передовых союзников. Некоторые из них (например, Польша и Япония) самостоятельно осуществляют программы модернизации обороны и стремятся приобрести новое оружие. Соединенные Штаты должны поощрять это за счет ускорения процесса приобретения вооружения, сделанного в США и помогая этим странам осознать их роль стратегии борьбы с ревизионизмом. Передовые государства должны иметь возможность сдерживать ближайших ревизионистов создавая им препятствия. Такое сдерживание предполагает развитие способностей, которые тормозят военное наступление противника за счет увеличения расходов на территориальную экспансию и контроль. Относительно дешевое оружие для этой цели широко доступно: противотанковые ракеты, высокоточная артиллерия, стрелковое вооружение, ракеты ПВО. Это выглядит как политически привлекательная инициатива, потому что является попыткой укрепить территориальную оборону, создавая сложную среду для агрессора. Существуют другие возможности, которые Соединенные Штаты должны пролиферировать в качестве выбора союзников: ракеты дальнего и среднего радиуса действия, беспилотные летательные аппараты, а также, более приоритетные, самолеты невидимки, которые являются примерами оружия, имеющего более широкую сферу функционирования и которое может нанести удар в пределах территории противника. Они обладают наступательным характером и до сих пор служат в оборонительных целях, повышая способность сдерживать противника путем создания препятствий. Способность ударить за пределы непосредственной линии фронта наносит вред агрессору и создает проблемы для его материально-технического обеспечения. Ориентируясь на командные центры и радарные установки, он также может ослепить противника, ослабляя союзнические силы атакуемого государства. Передовые союзники США больше не должны терпеть до того момента, когда американские силы могут функционировать на безальтернативной основе. Поэтому союзники хотят обладать собственными доступными воздушными, морскими и сухопутными путями, чтобы Соединенные Штаты и другие государства могли присоединиться к конфликту.

Хорошо вооруженные союзники, чьи границы под угрозой, – стратегическое благо для Соединенных Штатов. Они могут мешать расширению ревизионистских государств, став закаленным препятствием. Современные технологии характеризуются широкой доступностью, простотой использования и относительной дешевизной, способствуя развитию данной стратегии обороны малых государств. Мы живем в эпоху малых государств и даже негосударственных субъектов, которые способны нанести серьезные разрушения и быть самостоятельными стратегическими акторами. Политические круги США делают упор на возможностях, рассматриваемых как источники нестабильности, представляющие вызовы мировому порядку и региональной безопасности. Множество враждебных групп и ревизионистских государств, которые дестабилизируют регионы применяя насилие, создают несомненную проблему, которая, все же, имеет положительную коннотацию. Малые и средние американские союзники, на самом деле, могут быть источником региональной стабильности благодаря тем же технологическим разработкам, которые становятся более мощными. Соединенные Штаты должны извлечь из событий свою пользу, целенаправленного распространяя вооружение среди своих союзников.

Третье, два главных ревизиониста, Россия и Китай, являются ядерными державами, и вероятно, к ним скоро присоединится Иран. Они прощупывают союзников, оправдывая свои поступки ядерным оружием. Еще более важно, что Россия усугубила напряженность в отношениях с Европой и Соединенными Штатами, повторяющимся бряцанием ядерным оружием, в виде провокационных полетов самолетов, способных нести ядерные боеголовки, больших военных учений, заканчивающихся виртуальным ядерным нападением на члена НАТО, а также публичными заявлениями с угрозами применить ядерное оружие. Ядерное оружие не теряет своей значимости; наоборот, оно играет еще большую роль, чем пятьдесят лет назад. Любая стратегия США и их передовых союзников должна иметь ядерную составляющую, поскольку им необходимо выяснить, как обороняться при обычной агрессии (военное зондирование), будучи под угрозой потенциальной ядерной эскалации.

Поэтому Соединенные Штаты должны укрепить свой ядерный арсенал путем его поддержания и модернизации. Они должны поддерживать надежную программу ядерного сдерживания в то время, как ревизионистские государства постепенно продвигающие свои сферы влияния и интересов ближе к границам союзников США. Кроме того, Америка должна держать в своем распоряжении ограниченное тактическое ядерное вооружение, и отправлять его в некоторые наиболее уязвимые союзные государства (например, Польша и Япония) в рамках соглашения о «ядерном обмене».

Организуя и вооружая своих наиболее уязвимых союзников, Соединенные Штаты могут укрепить границы своего влияния и безопасности. Стабильность этих регионов не зависит от технических возможностей и авторитета Соединенных Штатов. Америка продолжает быть сдерживающим фактором и должна опираться на прочность и устойчивость местных союзников. Передовая Америки в Римленде Евразии требует развития местной обороны: хорошего вооружения и организованных союзников. Только путем поддержания данных союзников Соединенные Штаты будут способны преодолевать существующие вызовы соперников, которые стремятся навязать свой порядок другим регионам.

Раздел: 
Регион: 
Категория рассылки: