Какие четыре самых крупных международных соглашения были заключены в 2015 году?

Кинорежиссеру Вуди Аллену часто приписывают слова: «Показаться – в этом заключается 80 % жизни». Можно поспорить в отношении процентов, но Аллену удалось ухватить важную идею: чтобы иметь хоть какой-то шанс на достижение своих целей, вы должны вступить в игру – стать игроком.
 
То же самое относится и к мировым событиям. Если показаться – это 80% жизни, то исполнять – это почти 80 % внешней политики. Умные планы, добрые намерения и умелое ведение переговоров очень важны, но их никогда не бывает достаточно – даже близко. Как и в бизнесе, образовании и многих других сферах жизни, главное, что определяет эффективность (или неэффективность) внешней политики ? это реализация и исполнение.
 
Это наблюдение не раз пройдет проверку в 2016-м году и позднее. Одним из особенно важных примеров является Транстихоокеанское партнерство (ТТП), торговый пакт, подписанный в октябре 12 странами Тихоокеанского побережья, расположенными в Азии и обеих Америках. Если соглашение вступит в силу, это приведет к расширению мировой торговли, стимулирует экономический рост и укрепит связи Соединенных Штатов с союзниками в регионе, которые бы в противном случае испытывали соблазн сближения с Китаем.
 
Вступление соглашения в силу, однако, зависит от его ратификации большинством из 12 стран-участников. Особенно значительные последствия будет иметь то, каким окажется результат в США и Японии, странах, занимающих по объему экономики соответственно первое и третье место в мире. Действительно, все ожидают исхода дела в США.
 
Но одобрение Конгрессом США далеко не гарантировано, особенно в свете того, что кандидаты в президенты – все демократы и ведущие республиканцы – выступили против него. Если голосование состоится, разница между голосами «за» и «против» будет небольшой, и ставки высоки, поскольку нератификация ТТП поднимет фундаментальные вопросы о политической эффективности Америки и ее способности быть надежным партнером своим союзникам.
 
Второе испытание произойдет в Сирии, которая, как считают некоторые, представляет собой пример крупнейшей неудачи международного сообщества за последние годы. В декабре Совет безопасности ООН единогласно принял резолюцию 2254, определяющую политические рамки для гражданской войны, которая свирепствует уже почти пять лет и из-за которой погибло 300 000 человек, а миллионы стали беженцами.
 
Эти рамки, однако – не более чем общая канва. В данном случае, даже меньше, поскольку в резолюции ничего не сказано о политической судьбе президента Сирии Башара Асада и времени, в течение которого ему нужно уйти. Она также порождает больше вопросов, чем ответов, на тему того, какие из групп сирийской оппозиции будут участвовать в переговорах. С учетом многочисленных разногласий как внутри Сирии, так и среди ее соседей, переход от резолюции к прекращению огня и политическому урегулированию, скорее всего, займет годы – и даже эта оценка может оказаться чересчур оптимистичной.
 
Еще одно, третье, испытание для дипломатов проистекает из соглашения по климату, достигнутого в декабре в Париже. Соглашение включает добровольные обязательства со стороны правительств, которые, по большому счету, представляют собой не более чем их обещания сделать все возможное. Во многих случаях не сказано конкретно, что именно надо сделать. И, поскольку соглашение не имеет юридической силы в отношении подписавших его сторон, то единственная санкция, которую оно позволяет – публично «показывать пальцем» на страны, его не соблюдающие.
 
Четвертое испытание вызвано соглашением, подписанным в течение лета пятью постоянными членами Совета безопасности, Германией и Ираном, об ограничении ядерной программы Ирана. Безусловно, будут многочисленные разногласия по поводу того, выполняют ли стороны, и в особенности Иран, свои обязательства. Что, наверное, особенно важно, необходимо будет принять меры по успокоению соседей Ирана, с тем чтобы они не испытывали соблазна продолжить собственные ядерные программы. В какой-то момент проблема реализации потребует дополнительных мер, гарантирующих отсутствие разработки ядерного оружия Ираном после того, как истечет время, отведенное соглашением на конкретные программы.
Из всего этого можно извлечь несколько уроков. Во-первых, в то время как международные соглашения редко заключаются легко, не следует впадать в эйфорию на церемонии подписания. Участники переговоров должны также заручиться полной поддержкой своих правительств, а это никогда не происходит автоматически, особенно когда касается таких демократий, как США, где различные ветви власти зачастую контролируются разными политическими партиями.
 
Вторая реальность заключается в том, что между переговорами и воплощением результата в жизнь неизбежен компромисс. Во многих случаях соглашение возможно только тогда, когда критически важные вопросы остаются неразрешенными. Но такая «творческая двусмысленность» также гарантирует, что фаза реализации будет более трудной, поскольку во время нее придется быстро решать трудные проблемы, отложенные ранее.
 
В-третьих, неизбежно будут моменты, когда одна или другая сторона не реализует договоренность удовлетворительно. Разбор случаев предполагаемого невыполнения обязательств может оказаться столь же трудным, как и сами переговоры.
 
Это приводит нас к тому, с чего мы начали. Все четыре крупных международных соглашения, заключенных в 2015 году – ТТП, резолюция Совета безопасности по Сирии, Парижское соглашение по климату и ядерная сделка с Ираном — потребовали огромных усилий на переговорах. Заставить их работать в 2016 году и далее будет еще труднее. Как мог бы сказать Вуди Аллен, это все равно что разница между написанием сценария и постановкой фильма.
 
Раздел: 
Регион: 
Категория рассылки: