Сирия и дилемма гегемона: онтологическая незащищенность против имперского перенапряжения

Несмотря на решение президента США Барака Обамы атаковать Сирию, события последних нескольких недель демонстрируют, что почти никто не хочет видеть США нападающими на Сирию за предполагаемое применение химического оружия в продолжающейся гражданской войне. Опрос CNN, опубликованный 9 сентября 2013 г. показывает, что 55 % американцев выступают против возглавляемого США воздушного удара, если Конгресс утвердит план президента Обамы к действию, а 71% будет выступать против ударов, если Конгресс не одобрит военные действия в Сирии. Генерал-майор армии США в отставке Роберт Х. Скейлс выступил против войны в Сирии и считает, что Пентагон хочет того же. Действительно, генерал Мартин Демпси, председатель Объединенного комитета начальников штабов, никогда открыто не выступил против военного вмешательства в Сирии, но когда его спросили, он последовательно отметил опасность американской операции в этой стране.
 
Добавьте к списку британский парламент, Совет Безопасности ООН, генерального секретаря ООН Пан Ги Муна и G20 . Консенсуса в отношении действий между членами НАТО не существует. И даже Папа Франциск выступает за дипломатическое решение кризиса.
Тем не менее, президент Обама и его администрация стремятся вперед в усилиях, чтобы убедить американскую общественность, Конгресс США и международное сообщество, что военные действия в Сирии на самом деле необходимы. Много было сказано на эту тему, и теперь, когда Россия и США могут организовать дипломатическую альтернативу, которая даст Сирии возможность передать свои запасы химического оружия под надзор международному сообществу (таким образом, давая Сирии и президенту выход из этого кризиса), вряд ли что-то можно сделать лучше. Таким образом, я не хочу останавливаться на том, действительно ли США следует предпринимать эти удары, или несет ли Башара аль-Асад ответственность за использование химического оружия и каким должен быть ответ на это преступление, или как этот кризис повлияет на президентство Обамы.
 
Вместо этого я хочу сосредоточиться на том, что госсекретарь США Джон Керри заявил в своем выступлении 30 августа 2013 г., призывая к действию, и как это относится к теории международных отношений.
 
Сирии и онтологическая безопасность США
 
В своей речи 6 сентября Джону Керри сочувствовали американцы и людей во всем мире, когда он заявил, что администрация понимает "что после десятилетия конфликта [...] люди устали от войны". Но несмотря на наследие войн США в Ираке и Афганистане Керри утверждал, что "усталость не освобождает нас от ответственности. Просто тоска по миру вряд ли приведет к нему. И история будет судить всех нас чрезвычайно резко, если мы закрывали глаза на бессмысленное использование диктатором оружия массового уничтожения, несмотря на все предупреждения, несмотря на всеобщее понимание правил порядочности. Это вещи, которые мы знаем".
 
Хотя многие могут не понимать американские интересы национальной безопасности в Сирии, Керри явно обеспокоен онтологической безопасностью его страны - это безопасность себя (и представление о себе самом). Согласно Бренту Дж. Стилу, так как государства стремятся  "поддерживать последовательное представление о себе самом", которое "[ дает] жизни рутинные внешнеполитические действия", рассказы и фотографии, которые разрушают смысл самого государства в данном случае ведут к онтологической незащищенности. События в Руанде опровергли то, что США являются основным защитником прав и свобод человека, что сделало его, говорит Стил, "призрачным гегемоном". Стил утверждает далее, что решение обозначить Руанду как "момент, который никогда не произойдет опять", в конечном счете, подтолкнули США к действиям в Косово.
 
Теперь онтологическая безопасность США может быть поставлена на карту снова. Стил определяет образы и язык, предназначенные для развития у государства чувства небезопасности, как "рефлексивные образы" и "рефлексивный дискурс" соответственно. Они являются стратегиями, направленными на стимулирование постановки вопроса самому себе, что объясняет, почему Керри напоминает своим слушателям детей, которые погибли в результате применения в Сирии химического оружия, и почему изображения (и видео) жертв были пропущены через все средства массовой информации.
 
Защита международных норм, направленных против применения химического оружия, следовательно, связана с теми же идейными силами в американской идентичности, которые призвают США твердо выступать (или, по крайней мере, на словах) против геноцида, военных преступлений и других преступлений против человечности.
 
В работе "Онтологическая безопасность в международных отношениях" Стил утверждает, что гегемонистские единицы, такие, как и США, особенно восприимчивы к проблеме стыда - эмоционального источника онтологической незащищенности - "потому что они обладают наибольшими возможностями" и, таким образом, "сталкиваются с большим набором вариантов для действий в любой ситуации". Материальные ресурсы государства и возможности - это факторы в принятии решения действовать в ситуациях, когда онтологическая безопасность превосходит физическую безопасность. Таким образом, мы получаем то, что теоретики гегемонистской стабильности называют способностью. Значит, если Стил прав, государство со способностью действовать должно действовать, если оно хочет избежать позора и онтологической незащищенности.
 
С точки зрения теории онтологической безопасности госсекретарь Керри тогда прав - даже чувствуя "усталость от войны", США не могут ни терпеть бездействие в Сирии, ни позволить дальнейшее использование Сирией химического оружия. Добавьте к этому дилемму гегемона.
 
Дилемма гегемона: имперское перенапряжение  
 
Усталость от войны не может быть оправданием для бездействия в Сирии, но как насчет имперского перенапряжения? Секретарь Керри, кажется, забыл тот же урок из теории гегемонистской стабильности, когда неоконсерваторы развязали войны в Ираке и Афганистане, что гегемон, слишком жаждущий перенапрячь свои военные ресурсы, в конечном итоге, ускорит собственный упадок. Это то, что историк Пол Кеннеди назвал проблемой «имперского перенапряжения».
 
Таким образом, гегемон несет ответственность за то, чтобы избежать ненужных вмешательств в международные конфликты, и делая это, он упускает свои способности и, в конечном итоге, снижает свою способность вмешиваться в будущие конфликтные ситуации, которые имеют отношение к реальной международной стабильности. Это источник упадка гегемонии, которая, в соответствии с теорией гегемонистской стабильности, может привести к большим глобальным войнам.
 
Конечно, я не говорю, что действия США в Сирии приведут к Третьей мировой войне, как некоторые в социальных медиа наивно (и гиперболически) предполагают. Я думаю, однако, что после двух крупных войн в Ираке и Афганистане, после кампании в Ливии, после поворота в сторону Тихого океана, который включает хеджирование американских военных и их союзников против КНР, а также учитывая продолжение глобальной войны с террором в Сомали, Йемене, и в других местах, нападение на Сирию может реально подорвать американские военные ресурсы, что, в конечном итоге, подорвет способность США поддерживать международную стабильность в будущем.
 
Некоторые, например, мой коллега Роберт Мюррей, предположили, что президент Обама намеренно занимается эрозией гегемонии США. Я не согласен с такими упадническим заявлением, но США, тем не менее, находятся в состоянии войны практически все начало 21-го века и, как общественность, так и военные, устали от конфликта. Даже если государственный секретарь Джон Керри прав, и эта усталость от войны не является оправданием для бездействия в Сирии, последствия имперского перенапряжения могут проявиться очень быстро. Особенно учитывая широкую международную оппозицию военным ударам по Сирии, упоминавшимся выше, это вопрос, на который американские политики и теоретики международных отношений должны уделять серьезное внимание и до, и после того, как США сделают свое окончательное решение, ибо оно, в конечном счете, продолжает обсуждение упадка гегемонии США в будущем.
Раздел: