Жаркое лето на Балканах

Кажется, что югославский «шум между народами», как я называю его, или всеобщая атмосфера неуверенности и тревожности, вновь начала доминировать на пост-югославском пространстве. Серия политических процессов показывает общую нестабильность и повышенный потенциал конфликтов на всем Балканском полуострове. Это включает в себя пограничный спор о море между Словенией и Хорватией, обе страны являются членами, но НАТО и ЕС, что является конкретным примером, демонстрирующим на самом деле наименьше проблемы этого региона, и служит в качестве иллюстрации к нынешней геополитического состояния невроза на Балканах.
 
Гораздо более тревожной и серьезной является такая проблема, как массовая эмиграция из Коссово-Метохии этнических албанцев (десятки тысяч)  в западные страны; вооруженное столкновение в мае в Куманово между этническими албанскими террористами и македонскими полицейскими, последствием которого стали десятки погибших; в Македонии арестовали многочисленных активистов ИГИЛ в августе, которых они все еще не в состоянии искоренить из лагерей террористов на своей территории; сербо-хорваты и сербские мусульмане создают напряженность в Боснии и Герцеговине; тысячи беженцев из Ближнего Востока и Центральной Азии (в основном из Сирии, Ирака и Афганистана), пересекающие Балканы в погоне за счастьем, в попытках выжить где-то в Западной Европе; предпосылки серьезных конфликтов на Украине и Ближнем Востоке; новые энергетические и транспортные маршруты, которые зачастую являются источниками напряженности. Список можно продолжить дальше. В других (не югославских) частях полуострова подобные вещи также начинают разгораться. Греческий кризис, кажется, был отложен на некоторое время, но пока ещё не закончен. Оказывается, однако, что помимо внутренних причин, эти новые конфликты имеют свои истоки в центральной власти далеко от Балкан, как это было много раз в истории полуострова. В этой статье я объясню, почему я так думаю.
 
Мутные игры Туманного Альбиона
 
Приближающееся 11 июля 2015 года означало, что боснийские и региональные политические новости будут посвящены событиям в Сребренице по случаю их годовщины. В 1995 году Армия Республики Сербской (сербский субъект Боснии и Герцеговины) принял мусульманский анклав на востоке Боснии. Сребреница была заповедной зоной ООН, но в то же время оплотом Насер Орича, известного местного полевого командира и уголовника (известного своими действиями, как и в мирное время, так и во время войны). Несмотря на договор между сербами, мусульманами и ООН, мусульмане постоянно выходили из города и убивали сербов в деревнях, окружающих анклав, это происходило  между 1992 и 1995 годами, количество погибших из-за этих рейдов насчитывает, по крайней мере, 3287 сербов. Всего за несколько недель, прежде чем сербские войска вошли в анклав, Орич и его элитные бандиты сбежали на вертолете. Сербское наступление привело ко многим боевым потерям среди солдат-мусульман, которые защищали свои позиции, чтобы помешать сербам пересечь и достичь территории, оккупированной мусульманами в центральной Боснии. Кроме того, многие мусульманские военнопленные были казнены. В конце концов, вопрос о том, кто заказал эти казни, остается неясным даже после ряда громких процессов в Гаагском трибунале по этим военным преступлениям (МТБЮ), однако, никаких доказательств, что команда Армии Республики Сербской давала такие приказы, не нашлось. Спорным было также общее число мусульманских воинов, павших в июле 1995 года, предоставленное официальными лидерами боснийских  мусульман и политиками Запада (США, Великобритании и Нидерландов, в первую очередь), которые настаивали на маркировке этого события, как геноцид. Этот юбилей, как правило, означает, что сложности в отношениях между сербами и мусульманами в Боснии нарастают, но напряженность в 2015 году была выше, чем когда-либо.
 
Причиной для этого послужило британское предложение о резолюции Совета Безопасности ООН, чтобы заклеймить события в Сребренице и представить их действия как геноцид, а во время допроса они утверждали, что происходит «отрицание геноцида» а так же говорили, что сербы участвовали в «геноциде нации». Резолюция не прошла благодаря вето России, но споры о ней сильно повредили взаимоотношениям между общинами. Одно из возможных последствий этих споров (учитывая нынешнюю геополитическую конфронтацию между Западом и Россией), как предполагается, будет удар  по авторитету сербов, которые, по мнению Великобритании, выражают позицию России на юге Европы и Средиземноморье. Имея это в виду, можно понять, что основная цель этой резолюции – повредить авторитету Сербской Республики, поставив на ней клеймо «геноцид». Этот термин используется в качестве прелюдии для пересмотра Дейтонского мирного соглашения 1995 года и централизации Боснии-Герцеговины не в пользу сербов, лишив их какого-либо авторитета и международного лица, а в последствии и всех международных прав, чтобы вернуть Боснию к событиям 1992 году, восстановив казус белли (с лат. casus belli — «случай для войны», «военный инцидент»).
 
Церемония, произошедшая в Сребренице, не удалась, но этого оказалось достаточным, чтобы стать крупным международным скандалом. Сербский премьер Александр Вучич пришел на церемонию, пытаясь не только снять напряженность, но и порадовать западные страны, которые поддержали его приход к власти, но, несмотря на это, после ее окончания, его практически линчевали организованные группы боснийских мусульман. Остается неясным, являлось ли поведение мусульман только "предупреждением" или же это было действительно покушение на жизнь премьера. В любом случае, на следующее утро сербский таблоид «Ало» на странице своей обложке оперативно назвал произошедшее провокацией, обвиняя Великобританию в организации покушения, которое должно было "разжечь Балканы". Таблоид зашел так далеко, чтобы обвинил британское правительство в участии в убийстве сербского премьер-министра  в 2003 г. Это означало, что «политический медовый месяц» между Вучичем и Великобританией резко закончился. Вскоре после этого Тони Блэр перестал быть одним из советников Вучича. Вторая половина драмы была написана с посланием для всего мира, что Вучич отправил в качестве членов коллективного Президиума Боснии и Герцеговины Бакира Изетбеговича (мусульманина), Драган Човича (хорвата) и Младена Иванича (серба). Несмотря на то, что в целом ситуация была критической, в целом это оказалось хорошим ходом для сербского премьера, что, в самом деле, облегчило эмоциональное напряжение, которое потенциально могло стать взрывоопасным.
 
В ответ на это, президент Республики Сербской Милорад Додик созвал референдум, чтобы восстановить судебные полномочия Республики Сербской по Дейтонскому соглашению, согласно которому у него появлялась возможность снять с постов так называемых представителей высших международных сообществ, а, в сущности, распространителей колониализма, которые являются по сути политическими наместниками Запада. Инициатива Додика была поддержана Россией, что означало, что Россия подняла ставки и адекватно отреагировала на британский вызов. Вучич ранее вежливо предложил Додику «переосмыслить» принятое решение, уже сделанное в парламенте Республики Сербской. Тем не менее, после того, как Россия поддержала референдум, я сомневаюсь, что Вучич будет возражать против референдума публично, так как это будет негативно рассматриваться его собственными избирателями. Большинство его сторонников любят Россию и поддерживают твердую русскую позицию по защите сербских интересов и уважают её за выполнение обязательств Дейтонского соглашения (Россия выступает одним из гарантов этого мирного договора). Но еще более актуальным является то, что избиратели Вучича любят Додика, которого они видят в качестве независимого и  храброго голоса Сербии на Балканах.
 
Поведение сербов под руководством президента Додика абсолютно рационально, однако это потому, что такое сербское руководство вынуждено вести себя, как в условиях, когда боснийские мусульманское руководство ориентировано на НАТО и склонно к исламистским религиозным крайностям. Тесные отношения Бакира Изетбеговича с джихадистами хорошо известны. Первой исламистской полицией, возникшей на европейской почве, стал пресловутый отряд «Эль-Муджахед», который формировал бригады добровольцев джихада, борющийся за боснийских мусульман во время югославской гражданской войны. У Изетбеговича-младшего сложились отличные связи с Турцией и Саудовской Аравией, а также многими молодыми боснийскими салафитами, сражающихся в рядах ИГИЛ, боевиками «Фронта аль-Нусра» и другими экстремальными группами в Сирии. Игиловцы знали, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и премьер-министр Ахмет Давутоглу в духе неоосманизма неоднократно давали угрожающие заявления по отношению к Боснии и Герцеговине. Они подразумевали, что Турция будет участвовать в военном вмешательстве против сербов, если они сочтут это необходимым. Подобные заявления не воспринимаются всерьез, имея в виду то, что в настоящее время ВВС Турции занимается подготовкой для того, чтобы бомбить позиции курдов в Сирии, которая, обвиняет Турцию в связи с ИГИЛ, что уже является в некотором роде «раскрытой тайной».
 
Тем не менее, несмотря на экстремизм секты ваххабитов в Боснии они представляют максимум от 5% до 10% от общего количества боснийского мусульманского населения, в то время как подавляющее большинство боснийских мусульман является светским. Надо учитывать голос умеренных мусульман, которые поддерживают мир и сотрудничество с сербами и предлагают альтернативные нарративы для последних событий и текущих процессов на Балканах, однако, их заставляет замолчать официальная мусульманская элита и средства массовой информации, которые согласовывают свои действия с Западом. Информация, проходящая через СМИ, поддерживает состояние постоянной напряженности между сербами и боснийскими мусульманами. В противном случае сербы (православные) и боснийские мусульмане должны были бы быть стать естественными союзниками, так как они по существу один народ, разделенный верой в силу исторических обстоятельств. Кроме того, в глазах Запада, и, по сути, "Восточный", так что их культуры переплетаются еще раз, имея центр исторической цивилизации в Константинополе. Войны 1992-1995 годов в Боснии и Герцеговине показали, что такое сотрудничество вполне возможно, если оно не прерывается извне, как в случае сербо-мусульманской коалиции так называемой Республики Западной Боснии с центром в городе Велика Кладуши, возглавляемая боснийским мусульманином Фикретом Абдичем.
 
К сожалению, такое сотрудничество редко видели, так как оно не соответствовало интересам внешних сил, в данном случае Великобритании, которая геополитически манипулирует боевыми действиями и пытается разжечь еще один конфликт.
 
Сербы и анти-сербы
 
Хорошо известно, что хорватский национализм - это вид негативного национализма, который выражается через отрицание другой идентичности. Для националистической Хорватии, в первую очередь,важно доказать то, что они не являются сербами. Все остальное – вторичное и вытекает из первого принципа. Конечно, данное явление имеет свои истоки в истории Хорватии, которая не является уж столь древней, как это часто пытаются представить. С начала 19-го века империя Габсбургов почувствовала опасность в процессе формирования сербского государства, что все сербские колонии могут успешно процветать, если присоединятся к вновь образованной Сербии. Многие из обеспокоенных людей жили в приграничных районах Империи, что представляло реальную угрозу для их безопасности. С помощью Ватикана и круга интеллектуалов (как духовных, так и светских) черно-желтая Монархия решила внедрить новую идентичность в сербское население, а именно, распространить католичество. Поэтому идентичность Сербии, говорящей на всех языках балканских народов начала определяться на основе религии, а не языка, как это было в случае с большинством других европейских стран, таких, например, как немцы. Поэтому современная хорватская идентичность была основана по зеркальному принципу на отрицательной идентичности по отношению к Сербии. Этот случай далеко не уникален. Похожее спроецировала Британская империя по отношению к Индии, что облегчило разделение страны и позволило парализовать потенциальный  рост своей бывшей колонии. Сегодня у нас есть Индия и Пакистан (в качествен анти-Индии). То же самое может выйти с Украиной (которая должна стать анти-Россией), если она остается независимым государством, и этот процесс можно наблюдать уже сегодня, а его результат станет очевиден после окончания войны.
 
Возвращаясь к современности, хочется вспомнить очередную годовщину, которую отмечали 5 августа 2015 года. Хорватия празднует 20-летие "операции Буря", которая стала одним из основных наступлений хорватских сил, обученных по профессиональной военной программе Military Professional Resources Inc. частной американской компании наемников с сильными связями в Пентагоне. Операция включала в себя военную атаку против сербской Краины, которая была в ООН охраняемой зоной (как и Сребреница), даже некоторые добровольцы ООН были убиты хорватской армии во время нападения. США принимали непосредственное участие в военных операциях, во время которых самолеты бомбили сербские ПВО, радиолокационные системы и средства связи, что позволило хорватским ВВС бомбить даже сербские конвои беженцев. Нападение было совершенно незаконно, если учитывать международные договора, однако поддержка США, чей посол Питер Гэлбрейт лично демонстрировал свою удаль, проезживаясь на хорватском танке, позволила обойти стороной всякие договоренности. Результатом операции стало уничтожение несколько тысяч сербских мирных гражданских лиц хорватскими войсками, в то время как почти четверть миллиона этнических сербов были фактически уничтожены на их исконных землях и вынуждены были бежать в поисках безопасности в Республику Сербскую или Союзную Республику Югославии (сегодня Сербия и Черногория).
 
В ознаменование "дня победы" Хорватия организовала военный парад, СМИ осветили это  событие по всей стране, в то время как руководство Республики Сербской и Сербии решило почтить память погибших и объявило день скорби. Празднование в Хорватии этого события ознаменовалось всплеском нацистской символики времен Второй Мировой войны (начиная от нацистских флагов, песен ненависти и заканчивая салютами) прославляя в чистом виде геноцид, так называемое Независимое государство Хорватии (марионеточное нацистское государство на оккупированной и расчлененной территории Югославии) на исконной земле сербов. Проходящее не должно удивлять, если знать предпосылки анти-сербских настроений, которые являются необходимой и неотъемлемой частью современного хорватского национализма.
 
Имея в виду албанские террористические атаки 9 мая в Македонии и нападение джихадистов на полицейский участок в Зворнике (ближе к востоку Боснии), все эти события в сочетании показывают, что напряженность может возникнуть на пост-югославском пространстве. Это самая последняя волна враждебности на территории бывшей Югославии, кажется, приходит из ниоткуда. Хотя, возникает дурное предчувствие, что новые столкновения, быть может, вновь срежиссированы из-за рубежа и контролируются Западом в данное время. Ясно лишь одно, ни одна из югославских банановых республик не готова к войне. В первую очередь потому, что они были в значительной степени промышленно разрушены и демилитаризованы в послевоенные годы. Даже ослабленная после «реформ и профессионализации» сербская армия остается доминирующей военной силой в пост-югославском королевстве, а сербский вопрос остается центральным вопросом на Балканах.
 
Сильная разочарованность чувствуется со всех сторон, но по-прежнему ощущается, что волна не была спровоцирована исключительно внутренними силами и конфликтами, поэтому британская попытка неудачной резолюции по Сребренице в ООН и недавний парад в Загребе, кажется, сделаны на одной и той же кухне. Эти балканские стычки быть частью гораздо более масштабной картины. Опосредованная война Запада с Россией в Украине может быть частью ответа, но цельная картина заключается в продвижении США в глобальном масштабе. Цель Америки, оставив Ближний Восток, сосредоточиться на Тихом океане, чтобы сдерживать Китай.
 
Печально, что украинский конфликт тоже в как-то мере связан с Балканским кризисом. Подавляющее большинство сербов поддерживает русское население в Украине, а хорваты в большей степени - противоположную сторону. Вот почему многие сербские добровольцы сражаются в рядах пророссийских боевиков, в то время как некоторые хорватские неонацисты присоединились к батальону «Азов». Зная, что многие исламисты из Балкан сражаются в рядах ИГИЛ и других террористических группах на Ближнем Востоке, кажется, что реакция народов в области мирового кризиса будет очень хантингтонианской.  
 
Турция, Саудовская Аравия, Иран и мусульманское население Балкан
 
И Турция, и Саудовская Аравия находятся в серьезной опасности. Можно даже сказать, что оба государства находятся в состоянии медленного разложения, которое можно проследить в сирийско-иракской политике в последнее время, и неизвестно, насколько выносливыми будут эти страны.  В то же время, основным региональным противником Ирана в плане геополитического роста и в результате войн в Сирии, Ираке и Йемене являются Турция, Саудовская Аравия и другие незначительные суннитские страны. Иранская ядерная сделка в Вене ещё покажет свои результаты в ближайшем будущем, так что остается ожидать, будет ли Персия сотрудничать с США не только по вопросу Турции и Саудовской Аравии, но и на счет свержения режима Башара Асада, как предполагает французский эксперт по Ближнему Востоку Тьерри Мейсан.
 
Так что же ожидает Балканы? Все три стороны поддерживали боснийских мусульман во время войны 1990-х годов в Боснии и Герцеговине, все они поставляли оружие, деньги и боевиков, чтобы Алия Изетбегович мог отстаивать позицию мусульманского мира. Однако, кажется, что иранцы пожалели, так как боснийское мусульманско-суннитское руководство оказало гораздо большее влияние на Турцию и Саудовскую Аравию после войны. Кроме того, мусульманское руководство Боснии и Герцеговины, возглавляемое Бакиром Изетбеговичем (сыном Алии) в настоящее время сделало несколько непосредственных анти-иранских ходов. Они проголосовали за резолюцию ООН, осуждающую Сирию (страна, которая является лучшим другом Ирана на Ближнем Востоке). Этот поступок правительства Бакира вполне логично рассматривается как измена в глазах Тегерана. Независимо от очевидного повышения их влияния в регионе, Иран вряд ли сможет занять ведущее место среди балканских мусульман, исходя из такого простого факта, что большинство из них являются суннитами и туркофилами. Тем не менее, смена власти на Ближнем Востоке будет в той или иной степени влиять на более отдаленные регионы с мусульманским населением, в таком, например, как Балканский полуостров. Опасность может обостриться, особенно если Турция разочаруется и из-за отчаяния постарается добиться некоторого успеха на Балканах, чтобы компенсировать поражение на Ближнем Востоке. Это касается и Саудовской Аравии.
 
Балканы и дорога через Ворота Слёз
 
Китай купил большой грузовой терминал в порту Пирей и планирует построить железную дорогу, которая быстро подключит его к сердцу Европы - через Скопье, Белград и Будапешт. Россия хочет сделать то же самое с помощью турецкого газопровода через Грецию, Македонию, Сербию, Венгрию с конечным пунктом назначения в Австрии. Эти факты несут в себе очевидный ответ, почему мы можем увидеть новую волну дестабилизации на Балканах. Германия не против этих проектов, так как они укрепляют энергетическую безопасность и поставку товаров. С другой стороны, США до сих пор является доминирующей иностранной державой, влияющей на внешнюю и внутреннюю политику балканских "банановых республик", так что они, конечно, не рады этим проектам.
 
Оба грандиозных проекта обеспечивают уникальную историческую возможность для сербов и венгров, чтобы найти свой твердый и общий интерес, и дает прекрасную возможность для установления стабильности и сотрудничества между народами этих двух стран с долгим и неспокойным развитием истории их взаимоотношений. Эти проекты способны также сплотить все страны на своем пути и гарантировать прочный мир и экономическую стабильность в этих регионах в обозримом будущем. Но вместо этого, можно увидеть, как все эти страны направляются  по пути нестабильности.
 
Факты, рассматриваемые в этой статье, являются лишь фрагментом картины, которая разворачивается на Ближнем Востоке. История начинается с 2001 году, когда США начали войну в Афганистане и позже в Ираке, которая в большей степени была направлена на победу их регионального врага – Ирана и установления локальной гегемонии. Очередным поражением для США стала так называемая Арабская весна, которая лишила США контроля над Суэцким каналом. В Египте они поддержали Мурси - лидера мусульманского братства против своего старого союзника Хосни Мубарака, но, в конце концов, военная хунта во главе с фельдмаршалом Абдул-Фаттах Халил Ас-Сиси, которые оказался насеритом (последователь социалистической, арабской, националистической  идеологии), и начал сотрудничество с Россией очень скоро после переворота. Одно мудрое решение, принятое США не повторило франко-британское фиаско 1956 года, которое могло привести к другой катастрофической войне.
 
Балканские строительные проекты стремительно развиваются, особенно, дорога как часть китайского «Новый Шелкового пути» - напрямую связанная с разворачивающейся битвой за торговые места на Ближнем Востоке: Суэцком канале, Ормузском и Баб-эль-Мандебском проливах (Ворота Слез/Скорби). Если Суэцкий канал или Баб-эль-Мандебский пролив будут закрыты даже в течение короткого периода времени, то какова цель порта Пирей для Китая? Ответ: никакой. "Китай переходит к лидирующей позиции в сырьевом секторе и способен повернуть имперский переключатель в свою сторону" -  сказал британский историк Найл Фергюсон. Этот китайский "переключатель" вступает в зону интересов США, которые в свою очередь фокусируются на пространстве Тихого океана, и пытаются организовать хаос на Ближнем Востоке и в других местах в Евразии, включая Балканы. По этой же причине, мы наблюдаем флоты всех крупных держав, включая Китай и Россию, курсирующих вокруг этих узких мест.
 
США теряет позиции на Ближнем Востоке. Китай приобретает энергетическую независимость, и вскоре его цели станут более глобальными и совсем другими. Президент США Барак Обама явно обеспокоен этой тенденцией, сказав в своем заявлении о необходимости сконцентрировать  внимание США на пространстве от Ближнего Востока до Тихого океана. Это оставляет простор для России. Мы видели недавно, что министры иностранных дел двух ожесточенных региональных соперников - Саудовской Аравии и Ирана, посетили Москву в течение короткого периода времени. Внезапное изменение отношения к России среди абсолютистских монархий  Персидского залива также показывает, что монархи-ваххабиты поняли, какого монстра в виде ИГИЛ они создали в Сирии и Ираке, который может легко свернуть их королевские головы тоже. В конце концов, судьба бывших западных союзников Хосни Мубарака и Муаммара Каддафи на деле демонстрирует результат сотрудничества лучше, чем тысячи слов.
 
Основная цель США на Балканах похожа на цель, которую они имели в Германии после Второй Мировой войны - сохранить ЕС и сдерживать сербов и Россию в развитии так долго, как это возможно, все это вовсе не «План Маршалла-2» для обеспечения экономического процветания в регионе, а совсем наоборот. США хорошо известна эта стратегия, точно так же, как им известно, что проведение данной политики не может гарантировать успех навсегда. Русские должны делать все наоборот, нежели этого хочет Америка, если они хотят увеличить свою долю влияния в регионе, и лучший способ сделать это – быть в центре внимания, укрепить русофильскую позицию среди сербов, привлекая их на свою сторону. 
 
Сущшествует ли угроза кризиса или долгожданное разрешение проблемы? Если в действительности это выход, то какой, и в какой степени?
 
Белград и многие другие балканские города представляют собой свидетельство о совершенной иной сюрреалистической сцене. Городские парки вокруг центрального автобусного и железнодорожного вокзалов полны несчастных путешественников, которые исходили свой путь пешком, поездами, морем и многими другими средствами передвижения, чтобы достичь сербской столицы и продолжить свой путь к венгерской границе, а затем продвинуться дальше - на запад, к «земле». Возможно, подавляющее большинство из этих людей являются не экономическими, а военными эмигрантами - беженцами, которые покинули Сирию, бежали прямо из боевых зон в Ираке, Афганистане, Ливии, из военных очагов, которые были распалены США, НАТО и их Ad hoc  (c лат. Ad hoc означает «по месту», эта фраза означает что-то подходящее «для данного случая, для этой цели») пособников, из которых  формируется «коалиция желающих помочь».
Балканские страны, которые наиболее пострадали в этой волне кризиса - Греция, Болгария, Македония и Сербия. Мигранты, которые хотят перебраться в Болгарию должны перебраться через Турцию,  после чего их дорога пойдет через долины Сербии. Другой, куда более длинный маршрут проходит вдоль греческих островов, дальше через македонскую реку Вардар, долину Моравы к низинам Сербии, из которых они пытаются пробраться в Венгрию (или Хорватию, что реже).
 
Этот поток мигрантов ставит новые вопросы в этих и так уже проблемных странах. В печати и аналитике многочисленных экспертов и комментаторов полагается, что члены ИГИЛ, быть может, уже проникли в массы беженцев. Страх подпитывается несколькими угрожающими видео боевиков, которые требуют нападения на Сербию, Хорватию и так далее в порядке распространения "Халифата" на западе. Это не наивная угроза, учитывая, что многие балканские граждане, особенно из Боснии и Герцеговины, уже были убиты в оккупированных сербских провинциях во время боя в Косово и Метохии, а также со стороны экстремистских организаций из Сирии и Ирака. Также теракт, произошедший в апреле 2015 года на полицейском участке в Республике Сербской, по утверждению местного населения был связан с исламистами. Некоторые эксперты опасаются, что в случае конфликта мусульман с сербами "шпионы", скрытые среди мигрантов, могут посеять страх не только в крупных городах, но и вступить в борьбу за регионы Балкан (Боснию, Македонию, Коссово-Метохии, юго-запад и юго-восток Сербии), которые могли бы быть полезны в гипотетической будущей войне. Потенциальные конфликты, связанные с албанским фактором (албаний народ плюс их население в регионе) или боснийскими мусульманами, могут начаться в самое ближайшее время, если они отвечают интересам США. Это предположение не должно быть принято без осторожности в свете заявления госсекретаря США Джона Керри, которые упоминал о «линии огня» между Россией и Западом, где он непосредственно назвал ряд балканских стран.
Другой аспект проблемы заключается в том, что Венгрия начала строительство ограждения из колючей проволоки вдоль границы с Сербией, а также начала распространять спекуляции через средства массовой информации, что Сербия и Македония должны построить лагеря для сотен тысяч беженцев, которых могут отправить обратно западные страны. Возможно, правда, что венгры просто спекулируют сенсационными новостями и пытаются разыграть ситуацию в свою пользу путем запугивания. Единственное, что можно точно сказать - конец кризиса беженцев не предсказуем. Только время покажет, насколько серьезно эта проблема может разрастись.
 
Вывод
 
Балканы не должны рассматриваться только как часть Европы, к которой они территориально принадлежат. Если брать более глобально Балканы - лишь часть проблем Ближнего Востока, который является площадкой для одной из ключевых горячих точек в текущем мировом кризисе и глобальной смене власти. США отступает от Ближнего Востока в целом, а также в политическом, и военном плане к Тихому океану, чтобы попытаться сдерживать Китай. Стратегия США - создание конфликтов во всем мире вдоль границ Евразии. Схема этого процесса прослеживается в знаменитых высказываниях Джона Керри про "страны на линии огня".
 
 Это делается путем разделения континента на враждующие регионы и фиксацией конфликтов до тех пор, пока это возможно.  Таким образом, Евразия не может консолидировать свои страны и установить новые торговые и энергетические маршруты, которые не были бы под контролем США (или в более широком смысле под политическим влиянием Запада). Пока США контролирует основные морские пути, они будут оставаться доминирующей мировой империей. Однако Америка теряет хватку, они, конечно, не хотят терять свое влияние, для этого они сеют хаос между другими державами формирующегося многополярного мира, чтобы взять мир под свой контроль. Америка уже начинает вмешивать в регион, прежде чем Китаю или России удалось что-либо организовать, что даже лучше демонстрирует логику США на сегодня.
 
В попытках охватить весь мир, еще одной тенденцией является уничтожение классических национальных государств, путем создания гражданских волнений везде, где только возможно. Данные волнения проявили себя во всех невралгических точках Евразии, они подобны "Арабской весне", которая помогла свергнуть светские арабские националистические автократии и привела к максимальному уровню разрушающего хаоса. Если общество брошено своим правительством, то уровень нации сходит до уровня этнической группы или племени. Страной становится легче манипулировать без классически организованной власти для данной нации, которая могла бы блокировать конфликты с окружающими странами. Мы видели подобный сценарий в действии в Сирии, Ираке и Йемене, ещё худшее произошло в Ливии и Сомали. Все упомянутые споры и стычки последних геополитических процессов на Балканах, необходимо рассматривать в перспективе развития таким же образом.
 
Американское отступление с Ближнего Востока в направлении Тихого океана означает, что влияние России, скорее всего, значительно увеличится в регионе (на Ближнем Востоке, Южном Кавказе и на Балканах), особенно, если Россия будет играть хорошо. Это также означает, что США может постепенно отступать от своих баз в Косово-Метохии и в других местах на Балканах, оставляя зазор для их безопасности и повышая потенциал конфликтов в регионе. Если Россия хочет извлечь выгоду из этой ситуации, она должна максимально поддержать сербов на Балканах, чтобы выполнить пробел безопасности. Объединяя сербское пространство, Россия должна делать все наоборот от того, что делает США и то, что делали их европейские союзники в течение последних 25 лет. Сербы расположены в самом центре Балканского полуострова и до сих пор являются крупнейшим народом, живущим между Веной и Константинополем, но по-прежнему очень уязвимым. Они окружены враждебной организацией НАТО и их традиционными местными врагами, одержавшими победу ранее, которые могут быть активированы по приказу США в любой момент. Это не должно быть сюрпризом, если США возродит Гитлера и воссоздаст события Второй Мировой войны для того, чтобы оккупировать сербские земли с помощью локальных стран под контролем НАТО и разделить эту местность на оккупационные зоны. Не стоит игнорировать последние американские военные поставки в Болгарию в данном контексте, особенно после того, как болгарский премьер-министра Бойко Борисов угрожал македонскому премьер-министру Николе Груевски и вынуждал подать в отставку. Последствия не заставили себя ждать, и Борисов атаковал Гуревски не только в устной форме, но и направил болгарскую армию к границе с Македонией.
 
В свете всего вышесказанного я твердо верю, что политика России по отношению к Балканам должна быть сосредоточена на том, чтобы найти средства и, как можно скорее, существенно поддержать Сербию (политически, экономически и в военном отношении тоже), чтобы она смогла преодолеть этот чрезвычайно сложный период. Также должна быть оказана поддержка и содействие в стремлении сербского народа воссоединить свои исконные земли в будущем. Территория Сербии в настоящее время разделена на множество малоэффективных государственных образований, но прежде, чем Россия поможет восстановить Сербию, она должна сохранить сербское население от атак агрессивных стран и защитить оставшиеся территории. Имея в виду, что сербы являются западноевропейской заставой в мире славян и православных христиан, можно сказать, что поддерживая Сербию, Россия будет в значительной степени увеличить свое влияние на юге Европы и Средиземноморье. На Балканах по-прежнему остаются многие проблемы, некоторые уже упомянуты здесь, и впереди нас ждут долгие и витиеватые дороги.
 
Раздел: 
Регион: 
Категория рассылки: 
Жаркое лето на Балканах | Геополитика

Ошибка

На сайте произошла непредвиденная ошибка. Пожалуйста, повторите попытку позже.