Итоги выборов в Турции: С кем будет дружить Эрдоган

Фото: Flickr
Фото: Flickr
25.06.2018

24 июня в Турции состоялись одновременно парламентские и президентские выборы. По итогам голосования, Реджеп Тайип Эрдоган вновь избран президентом страны, набрав 52,55%.

«Победители этих выборов – демократия, воля нации и наш народ как таковой. Победитель этих выборов – каждый житель нашей страны, население которой – 81 миллион человек. И каждый участвует в этом празднике демократии. Я благодарен всем!», - заявил Эрдоган.

Перемены

Среди главных изменений и тенденций:

-Усиление личной власти и полномочий Эрдогана, вплоть до возможности пожизненного правления. Он возглавит и государство, и правящую партию, возьмет под контроль деятельность кабинета министров и укрепит свою власть над военными и полицией. По некоторым оценкам, широта полномочий сравнима с мощью Ататюрка.

- Проявление оппозиционного движения на фоне усугубления внутренних экономических и социальных проблем

- Укрепление позиций про-курдской партии на фоне обострения противоречий с курдами внутри страны и вовне

Внутренние вызовы

На парламентских выборах тревожный для Эрдогана звонок – снижение процентов поддержки партии AKP - 42,49%. Только в альянсе с Партией национального движения (MHP) с 11,13% совместно удалось получить большинство (53,62%).

Объясняется это как социальными причинами (безработица, снижение темпов экономического развития, рост инфляции и повышение социальной напряженности в Турции), так и неоднозначным внешнеполитическим курсом (маятниковая раскачка между прозападным и проевразийским курсом).

Учитывая, что теперь Турцию ожидает ослабление остатков системы сдержек и противовесов, ситуация может только усугубляться.

Вместе с тем, несмотря на жесткий контроль, все больше проявляет активность оппозиция. Митинг в поддержку Индже накануне дня выборов – серьезный показатель поляризации турецкого общества. 

С этим и связано решение Эрдогана пойти на выборы досрочно.

Экономические вызовы

Электорат, согласно опросам, больше всего волнуется за внутриполитическую ситуацию. Почти 50% опрошенных назвали эту проблему ключевой, а 20% заявили, что основная беда страны – безработица.

Из плюсов - усиление контроля над Центробанком. Из минусов - отсутствие серьезных структурных реформ.

Курдский фактор

Одна из иллюстраций противоречий с ЕС – по курдскому вопросы - это заявление президента Франции Эммануэля Макрона о поддержке сирийских курдов (манбиджские соглашения).

Проблема в поддержке западными силами курдских отрядов. Хотя последний жест – разработка дорожной карты- свидетельствует о попытке договориться, мы видим, что курды могут попросту не слушаться указаний – так, на следующий же день после выборов, несмотря на ранее достигнутые между США и Турцией договоренности, большая часть «Отрядов народной самообороны», вопреки воле их американских кураторов, вернулись в Манбидж.

Курды могут стать серьезным вызовом для правления Эрдогана. Кандидат от оппозиционной партии Мухаррем Индже во многом обрел поддержку, поскольку обещал восстановить дипломатические отношения с Дамаском и урегулировать курдский вопрос. А глава прокурдской Партии демократии народов Демирташ пользуется большой популярностью в населенных преимущественно курдами юго-восточных турецких провинциях.

При этом на уступки официальная Анкара, кажется, идти не собирается. Официальный представитель турецкого президента Ибрагим Калын заявил, что позиция относительно группировок «Рабочая партия Курдистана», «Демократический союз», «Силы народной самообороны» хорошо известна, и Турция «отвергает предложение о диалоге или каких-либо контактах с этими террористическими элементами».

С Западом

Это правление Эрдогана станет решающим – долго балансировать, склоняясь то к прозападному, то к проевразийскому пути, не получится. 

Пока сложные отношения с Вашингтоном сохраняются – учитывая, что США не выдают инициатора турецкого путча 2016 года Фетхуллаха Гюлена. Второй повод для усугубления отношений – поддержка западными силами курдов.

Остается открытым вопрос о военных закупках. Напомним, что два истребителя-бомбардировщика F-35 в итоге были переданы ВВС Турции, несмотря на все возражения Конгресса. Приобретение российских ЗРК С-400 (от которых Анкара – пока что – не отказалась) приобрело не практический, а уже политический характер, что усложняет маневренные возможности Турции.

Вместе с тем, Турция оказалась втянута в масштабную торговую войну с США, поскольку ввела ответные меры на установленные Вашингтоном импортные пошлины на сталь и алюминий. 

Есть вероятность, что Эрдоган откажется от взятого прежде курса на полный разрыв сотрудничества с американцами, отказ от участия в их ближневосточных авантюрах и реальный выход из НАТО. Символично заявление министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу о том, что его страна «остается важным союзником США и не примкнет ни к одной силе, которая угрожала бы другим странам НАТО»…

Таким образом, есть очевидные сигналы на восстановление отношений с американцами. 

Европа

Внешнеполитическая линия Анкары, вероятно, станет жестче. Отношения с Евросоюзом будут претерпевать новые проблемы, хотя турки и заинтересованы в либерализации визового режима и углублении экономических связей с Евросоюзом по экономическим причинам. Напомним, что на мартовском саммите переговоры ЕС с Турцией были крайне жесткими - Анкара обвинила Брюссель в том, что договоренности по выплатам и беженцам не выполняются, а евробюрократы, в свою очередь, винят Анкару в обострении отношений с Грецией и Кипром, а также сирийских действиях. 

Россия

С Россией Турции сотрудничать, как минимум, выгодно. Разумеется, начатые проекты - «Турецкий поток» и АЭС «Аккую» - продолжатся, президент Эрдоган явно дал понять, что это важно для Турции. Энергетические проекты завязаны на связи Эрдогана с Москвой, Тегераном и Эрбилем, и с отдельными бизнесменами, прямо участвующими в стратегических сделках. Россия нужна Турции и как союзник на международной арене, и как посредник в сирийских переговорах.

Пока сигналы хорошие (для нас): первыми лидера поздравили руководители стран евразийской оси– президент России Владимир Путин, глава Азербайджана Алиев, других стран СНГ – что любопытно, присоединился в числе первых премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, который старается поддерживать хорошие отношения с Россией и вести независимую от ЕС политику. В то же время западная пресса отреагировала ожидаемо резко – назвав Эрдогана и «гиперпрезидентом», и «султаном нового времени».

Однако есть мнение скептиков: тесное сотрудничество будет продолжаться, пока Турция не получит достаточно уступок от США в Сирии и Ираке (по курдским вопросам) – а далее возможен резкий прозападный крен.

 

Таким образом, эксперты полагают, что в краткосрочной перспективе, на фоне сложных отношений с Западом, турецкое руководство будет укреплять отношения с Россией, Ираном и Китаем. Однако в долгосрочной перспективе есть опасение, что Турция встанет на прозападные рельсы.