Африканский Рог: От войны к геополитическому хаосу

23.11.2021

Когда к власти пришел нынешний премьер-министр Абий Ахмед, этнические противоречия между коалицией EPRDF и НФОТ резко возросли. Вскоре после вступления в должность премьер-министра Абий Ахмед попытался реформировать старую партийную структуру EPRDF, объединив своих партнеров по коалиции в новую многоэтническую Партию процветания. Политика реформации г-на Абия разозлила руководство НФОТ, которое начало выступать против его новой партийной политики и, таким образом, начало военную кампанию против правительства. В 2020 году ситуация с гражданской войной начала охватывать всю страну, которая переросла в насилие в прошлом месяце, когда правительство Эфиопии решило использовать авиацию для борьбы с сепаратистами НФОТ. ООН предупредила мир о втором гуманитарном кризисе после Сирии из-за обострения ситуации в стране.

Чтобы понять текущую ситуацию в Эфиопии, Шахзада Рахим из The Radical Outlook взял интервью у г-на Эндрю Корибко, известного американо-российского геополитического эксперта и комментатора. Эндрю Корыбко - американский политолог из Москвы. Он специализируется на взаимосвязи между стратегией США в Афро-Евразии, китайской инициативой «Один пояс, один путь» и гибридной войной. Его другие направления деятельности включают дела Южной Азии и недавнее восстановление гегемонистского влияния США в Латинской Америке.

Шахзада Рахим: Прежде всего, спасибо, г-н Андрей Корыбко за то, что согласились поделиться своей точкой зрения в нашем интернет-издании Radical Outlook. Не могли бы вы вкратце рассказать, что происходит в Эфиопии? Согласны ли вы с тем, что Эфиопия идет по сомалийскому пути в войне с НФОТ (Народный фронт освобождения Тыграй — эфиопское повстанческое движение 1970—1980-х)?

Эндрю Корибко: Да, во-первых, спасибо за возможность поделиться собственным видением этого кризиса с вашей аудиторией. Для меня, Эфиопия стала жертвой американской гибридной войны, направленной на внутренний раздел страны посредством страстного навязывания боснийской модели через НФОТ. Данная модель была наиболее влиятельной фракцией бывшей правящей партии, которая с тех пор провозглашена Аддисом-Абебой как террористическая. Они развязали внезапное нападение на северное командование Эфиопских национальных сил обороны (ENDF) в их родном регионе Тыграй в ноябре 2020 года. Это было реакцией на накаляющуюся обстановку с премьер-министром Абием Ахмедом по поводу его амбициозных социально-экономических и политических реформ. За несколько месяцев до этого они также провели региональные выборы, которые федеральное правительство сочло нелегитимными. НФОТ затем заявили, что считают дальнейшее пребывание премьер-министра страны незаконным.
С тех пор США встали на сторону НФОТ, оказав значительное давление на признанное правительство Эфиопии. Это было сделано путем интенсивной информационной войны, утверждающей, что ENDF проводила этническую чистку и даже геноцид в Тыграе. Более того, США наложили санкции на некоторых эфиопских чиновников и в дальнейшем планируют отрезать свободный доступ страны к американскому рынку, исключив его из «Акта о росте и возможностях в Африке» (AGOA). Вдобавок к этому американские официальные лица настаивают на том, чтобы их эфиопские коллеги относились к НФОТ как к равному, проводя с ними политические переговоры, несмотря на то, что эта группировка официально признана террористической. Следует также упомянуть, что НФОТ вторглись в соседние регионы Афар и Амхара после одностороннего прекращения огня ENDF в Тыграе. С тех пор НФОТ обвиняют в серьезных преступлениях против человечности, включая массовые изнасилования и убийства мирных жителей в оккупированных регионах.
Касаемо вопроса про то, следует ли Эфиопия по сомалийскому пути, то данное сравнение неверно. Проблемы Сомали вызваны тем, что после окончания «старой холодной войны» она ранее распалась на регионы, где доминируют полевые командиры. Страна также изо всех сил пытается сдержать «Аш-Шабааб». В настоящее время он очень децентрализован, и часть его территории, напрмер, Сомалиленд, стремится к независимости и десятилетиями не контролируется центральным правительством. Ситуация в Эфиопии иная. Лишь Тыграйский район остается вне контроля федерального правительства, и то это длится всего один год. Кроме того, по всей стране нет полевых командиров. Эфиопия также не страдает от террористических угроз, подобных «Аш-Шабааб», только от НФОТ и ее союзников. В стране все еще есть впечатляющая армия, которая сопротивляется наступлению террористов, несмотря на некоторые неудачи. В настоящее время нет реальной угрозы распада эфиопского государства, как это произошло тридцать лет назад в Сомали. .

Ш.Р.: Как мы знаем, Эфиопия - вторая по силе страна Африканского Рога после Кении, как в политической, так и в экономической сфере. Но продолжающаяся гражданская война между Тигреями и правительством кажется затишьем перед бурей? Каким вы видите будущее страны в ближайшие годы?

Э.К.: Во-первых, в то время как некоторые наблюдатели описывают события там как «гражданскую войну», правительство рассматривает это как некую операцию правоохранительных органов, которая постепенно переросла в антитеррористическую кампанию. Уяснив это, продолжающийся конфликт определенно обострился за последние несколько месяцев после того, как НФОТ отклонили одностороннее прекращение огня федеральным правительством, которое сопровождало уход ENDF из Тыграя. Группа немедленно вторглась в соседние регионы Афар и Амхара, хотя они все еще находятся далеко, несмотря на пугающие сообщения западных СМИ о том, что они якобы окружили столицу.
Неясно, в какие сроки можно ожидать урегулирования конфликта, учитывая его сложность и поддержку Запада, которую получили НФОТ. Их поддержали коррумпированные должностные лица ООН, поставляя им гуманитарную помощью, внутри которых как предполагается находится оружие и другие формы военной поддержки из Египта и, возможно, даже Судана, при этом у них растет политическая поддержка Америки. Тем не менее ENDF получает поддержку эфиопского народа. В данный момент, на мой взгляд, маловероятно, что премьер-министр Абий Ахмед капитулирует перед давлением США.

Ш.Р.: Если судить по истории, то Эфиопия - единственная страна на африканском континенте, который не был колонизирован ни одной страной. Однако, несмотря на отсутствие колониальных корней, почему страна сталкивается с постмодернистскими этносоциологическими потрясениями?

Э.К.: Эфиопия - чрезвычайно исторически-разнообразное государство, которое этим делает его уязвимым для гибридных войн. Под этой концепцией подразумевается обострение существовавшей ранее напряженности в отношении идентичности - этнической, региональной, религиозной, социально-экономической и историко-политической - с целью изменения режима, смены режима или «перезагрузка режима». Естественно возникающая напряженность между НФОТ и премьер-министром Абий Ахмедом, вызванная эгоистичным желанием любой ценой вернуться к власти, была использована США и их союзниками, чтобы ослабить Эфиопию изнутри.
Посудите сами, страна является второй по численности населения в Африке, имеет славную историю Антиимпериализма и Панафриканизма и до сих пор успешно балансировала между Китаем и США. Смена парадигмы американского стратегического мышления, которая начала происходить во времена президентства Трампа, привела к тому, что США восприняли свою глобальную конкуренцию с Китаем с нулевой суммой. Впоследствии она стремилась оказать давление даже на своих союзников по НАТО, чтобы они сократили и, в конечном итоге, разорвали их связи с Китаем, особенно экономические и технологические. Если бы Эфиопии было позволено продолжать успешно балансировать между ними взаимовыгодными способами, направленными на ускорение ее экономического развития (это одни из самых высоких темпов роста экономики в мире до появления COVID-19), Эфиопия могла бы стать примером для стран «Глобального Юга».
США опасались такого исхода, потому что им необходима уверенность в своей способности конкурировать с Китаем на равных условиях. Вместо того чтобы принять этот, казалось бы, наилучший сценарий, они стремились агрессивно изменить «правила игры» посредством торговой войны и последующей «Новой холодной войны» с Китаем. В контексте Эфиопии это приняло форму поддержки желания НФОТ «боснифицировать» страну, что помешало бы ей служить примером для всех других государств Глобального Юга - и особенно африканских. Исходя из этой ситуации, был послан сигнал остальным странам, что они могут стать следующими жертвами подобной гибридной войны США, если не согласятся с гегемонистскими требованиями Америки сократить связи с Китаем.

Ш.Р.: Эфиопия является важной страной Восточной Африки благодаря своему стратегическому расположению буферного типа и уникальной модели демократического управления. Более того, в стране также находится штаб-квартира Африканского союза, но почему Африканский союз молчит и бездействует в отношении продолжающейся войны в стране?

Э.К.: Африканский союз не молчит, он политически вовлечен в попытки снизить напряженность в стране, но он не принимает сторону международно-признанного правительства Эфиопии. Потому, что он состоит из многих африканских государств, находящихся под влиянием США и их союзников и, следовательно, неспособных самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Они также опасаются последствий того, что слишком открыто и яро встанут на сторону Эфиопии, поскольку это может сделать их следующей целью гибридной войны США.
Необходимо уяснить, что не существует так называемого «Азиатского века» без «Африканского века», а это означает, что подъем Китая в 21 веке не может произойти без параллельного развития Африки. Это связано с тем, что Китаю для продолжения роста необходимы африканские рынки, ресурсы и рабочая сила, точно так же, как Африке требуется доступ к китайскому рынку, инвестиции и наращивание потенциала (в том числе посредством программ обучения), чтобы делать то же самое. Таким образом, их судьбы в этом столетии крепко переплетены. Исходя из этого, Америка будет стараться провоцировать марионеточные конфликты в Африке. Эфиопия стала удобной мишенью из-за существовавших ранее конфликтов идентичности и ее роли в качестве одного из главных партнеров Китая на континенте.
Если США удастся заставить африканские государства прекратить их связи с Китаем (особенно экономические и технологические), то они могут навредить Китаю через посредников. Те страны, которые не подчиняются, затем станут жертвами их собственных индивидуальных форм гибридной войны, настроенных таким образом, чтобы оптимальным образом использовать их существовавшие ранее противоречия. Вот почему так важно, чтобы сейчас вся Африка сплотилась за Эфиопию.

Ш.Р.: С самого начала кризиса роль Америки во внутренней политике Эфиопии кажется очевидной. Ведущие американские СМИ, такие как Fox News и CNN, ведут пропагандистскую кампанию против правительства г-на Абия Ахмеда. На ваш взгляд, почему американцы поддерживают Тиграйса в нынешней войне?

Э.К.: Я это уже объяснил в предыдущих ответах. Напомню, США поддерживают НФОТ, чтобы лишить Эфиопии возможности служить положительным примером для других стран Глобального Юга. Из-за своей истории пропаганды антиимпериализма и панафриканизма США опасались, что политика Эфиопии может также вдохновить или служить пропагандой другим африканским странам, а также странам всего Глобального Юга. По этой причине его пришлось показать пример того, что может случиться с другими, если они не выполнят требования США о сокращении и, в конечном итоге, разрыве связей с Китаем.

Ш.Р.: Если мы проанализируем продолжающуюся гражданскую войну в Эфиопии с геополитической точки зрения; страна, кажется, находится в эпицентре новой холодной войны между Китаем и США. Более того, с 2010 года Китай потратил миллиарды долларов в восточноафриканском регионе, особенно в Кении, Джибути, Сомалиленде и Эритрее, превзойдя американские инвестиции. Вы думаете, что Эфиопия станет новой жертвой нового геополитического болота между Китаем и США?

Э.К.: Позиция эфиопского правительства заключается в том, что это не «гражданская война», а операция правоохранительных органов, которая переросла в антитеррористическую кампанию. Я лично согласен с такой трактовкой событий. Отвечу на Ваш вопрос: да, Эфиопия действительно стала центром соперничества между Китаем и США, но следует добавить, что Китай не считает себя участником конкуренции с США. В качестве доказательства этого, Китай никогда не оказывал давление ни на одного из своих партнеров с целью сократить и, в конечном итоге, прекратить их связи с США, как это сделали вторые.
Американская гибридная война в Эфиопии превратила Эфиопию в арену крупнейшей прокси-войны. Было бы преждевременно называть конфликт «болотом», поскольку он длится всего год, а последние события, касающиеся вторжения НФОТ в соседние регионы Афар и Амхара, произошли всего полгода назад. ENDF пообещала оттолкнуть террористов и полностью уничтожить их, и им необходимо время, чтобы выполнить задуманное. В конце концов, не прошло и месяца с тех пор, как Эфиопия ввела чрезвычайное положение. Подводя итог, можно сказать, что это не «гражданская война» и не «болото», но Эфиопия действительно является жертвой США.

Ш.Р.: С тех пор, как в 2018 году к власти пришел Абий Ахмед, страна добилась огромных успехов в административной, политической и экономической сферах. Он получил мировую известность после подписания исторической сделки с Эретрией, положившей конец десятилетнему конфликту между двумя странами. По вашему мнению, переживет ли г-н Абий Ахмед нынешнюю политическую ситуацию, если война с тыграем продолжится?

Э.К.: Еще раз уточню, что страна не находится в состоянии «болота». Эфиопия ведет антитеррористическую войну, где вторгшиеся НФОТ недавно продвинулись в направлении столицы, но все еще далеки от ее захвата, как ошибочно утверждали западные мейнстримные СМИ. Конфликт носил политический характер до ноября прошлого года, когда НФОТ превратила его в военный конфликт после засады против северного командования ENDF в Тыграе. Война будет продолжаться, потому что премьер-министр Абий Ахмед дал ясно понять, что он не считает НФОТ сильными противниками и планирует полностью устранить угрозу, которую они представляют для национального единства Эфиопии. При этом нет веских причин ожидать, что он уйдет в отставку или будет свергнут. Он успешно сплотил страну в свете недавних событий и остается по-настоящему популярным, что также подтверждается убедительной победой его партии на парламентских выборах этим летом.

Ш.Р.: И последнее, как геополитический эксперт и комментатор, поделитесь каким вы видите будущее Эфиопии в свете продолжающегося хаоса в стране? Удастся ли Тиграям добиться автономии или независимости?

Э.К.: Как я ранее отвечал, ожидается, что военная фаза конфликта будет продолжаться, что, вероятно, будет происходить параллельно с усилением давления Запада под руководством США. Положение премьер-министра Абия Ахмеда остается прочным, а его соотечественники сплотились вокруг ENDF. Этот всплеск патриотизма будет противодействовать усилиям США по разделению эфиопского народа и формированию антиправительственных настроений, которые можно использовать для выращивания сторонников пятой колонны.
Отвечая на второй вопрос, необходимо пояснить, что НФОТ не представляет всех жителей Тыграя. В то время как некоторые заявляют, что пользуются популярностью в своем родном регионе, другие утверждают, что они являются радикальной этно-фашистской организацией, которая захватила контроль над Тыграем, деспотически поддерживая свою власть и манипулируя местным сознанием экстремистскими идеологиями, чтобы продолжать производить детей-солдат.
Эти вооруженные организации сподвижны этно-племенными мотивами и надеются стать полевыми командирами в своих регионах в случае, если НФОТ вернутся к власти или, по крайней мере, смогут добиться успеха при политической и экономической поддержке США. Такой сценарий маловероятен по ранее упомянутым причинам, но даже в этом случае важно пояснить, что НФОТ - будучи этно-фашистской организацией - имеет политическое видение, которое поддерживают другие подобные радикальные группы в стране.
В заключение следует отметить, что в Эфиопии, безусловно, предстоят тяжелые времена, которые потребуют жертв населения. Люди хорошо осведомлены о том, что поставлено на карту, а именно, не только национальное единство, но даже собственная жизнь. «Боснификация» Эфиопии поставит под угрозу всех, кто живет в регионах. Потенциальная «боснификация» Эфиопии не может продолжаться мирным путем. По сравнению с этим Югославия, сама Босния, Ливия и даже Сирия выглядят как умеренные конфликты. Этого не хочет ни один ответственный эфиоп, поэтому большинство из них не поддерживают НФОТ.

Ш.Р.: Спасибо, г-н Андрей Корыбко, за то, что поделились своим мнением с читателями Radical Outlook!

Перевод Камиллы Каджиевой