Ален Де Бенуа: столкновение двух Франций

02.05.2017

Первый тур выборов президента Франции – конец эры «левых» и «правых»

То, что раскол на левые и правые политические партии (le clivage droite-gauche) сегодня более не легитимен очевидно. Этот раскол в разные исторические периоды имел разные смыслы: всегда существовало несколько изводов левых и правых.  Но сегодня, после первого тура, это разделение на левых и правых окончательно потеряло всякий смысл. Во многом это связано с тем, что произошла «централизация»  (либерализация , поглощение и левых, и правых политических движений либеральной глобалистской идеологией- прим. Ред.) этих программ. Также многие правые партии проводили левую политику, а левые - правую. Кажется, что и левые, и правые политики хотят по сути дела одного и того же, их разделяет лишь методология достижения цели.

Первый тур президентских выборов является историческим событием, так как ни одна классическая партия не прошла во второй тур( ни левые социалисты, ни правые республиканцы).  Это отсутствие во втором туре классических партий – наиболее важная особенность сегодняшних выборов. Раскол на левых и правых формировал горизонтальную ось, раскол на народ и элиты (который сегодня отражается в кандидатах второго тура – Ле Пен и Макроне – прим.ред.) формирует вертикальную ось. Очевидно, что происходит колоссальная трансформация политического пространства, и это только начало.

Макрон воспринимает Францию как старт-ап

Макрон – это алгоритм, синтетический образ, миллиардер, марионетка, которая не видит ничего дальше своего носа. Это кандидат власть имущих, элит. Он – либерал-либертарианец, который воспринимает Францию как старт-ап и мечтает только об отмене границ и рамок дозволенного, истории и национальной принадлежности (идентичности – прим.ред.).  Это человек, представляющий глобализацию, миграционный хаос, лидер сторонников прогресса, борющийся против всех тех, кто не согласен с идеологией прогресса.

В прошлом, бизнес-круги и финансовые рынки поддерживали кандидатов в президенты, которые на их взгляд были наиболее способными защищать их собственные интересы (например, Ален Жюппе (кстати именно он был фаворитом либеральных элит во время ресупбликанских праймериз и основные опросы общественного мнения говорили о том, что именно он победит на праймериз, а не Фийон – прим. Ред.) ). На этот раз они решили представить одного из «своих».

Элиты против народа

Причина сегодняшнего подъема популистских движений в том, что народ перестал доверять власти. Правящий класс, элиты (политические, экономические, финансовые и медиа) воспринимаются народом сегодня как олигархия, которая стремится защищать только собственные интересы, интересы глобалистских, детерриториализированных и анациональных элит.

Сегодняшний разрыв с прежней политической схемой (левые/правые – прим.ред.) , который покажет себя во втором туре как классовый конфликт (рабочий класс / элиты), также является географическим и территориальным разделением. Об этом свидетельствуют работы географа Кристофа Гюйю: первый тур показал контраст между электоральными предпочтениями крупных городов и пригородных районов, сельских общин, где в основном и сконцентрирован рабочий класс.  Вот эта вторая Франция – и есть Франция, исключённая из всей политической жизни.

Интервью Алена Де Бенуа изданию Rebellion / Перевод: Дарья Платонова