Алгоритм бесконечного президентства

11.03.2020

В поправке Терешковой говорится, что предлагаемое в законопроекте ограничение для одного и того же лица в виде двух президентских сроков «не препятствует лицу, занимавшему и (или) занимающему должность президента Российской Федерации на момент вступления данной поправки в силу, участвовать в качестве кандидата на выборах президента Российской Федерации после включения указанной редакции в текст Конституции РФ на установленное поправкой допустимое число сроков, вне зависимости от числа сроков, в течение которых указанное лицо занимало и (или) занимает эту должность на момент вступления данной поправки в силу».

В целом алгоритм бесконечного президентства ясен: берёшь Конституцию, которую и так-то никто ни во что не ставил в силу её оккупационного и чужеродного характера, и вносишь в неё какое-то (не важно) количество поправок. После этого "обнуляешь" любое количество сроков, и начинаешь отсчёт заново.

Абстрагируясь от каких либо оценок, следует заметить, что после открытия этой опции самое время было бы начать разговор о восстановлении в России традиционного для государства-империи института монархии. Для этого уже есть несколько предпосылок, сложившихся прямо сейчас, на наших глазах (помимо предпосылок исторических).

1. Неуважение к Конституции со стороны как власти, так и общества, в силу её чужеродности, то есть её и так низкая легитимности приросла по сути рукотворным правовым нигилизмом в её отношении. Главной ценностью этой Конституции всё это время оставалась её неизменность, которая гарантировалась лично президентом, сначала Ельциным, а затем Путиным. После внесения поправок - легко и технологично, без всенародного обсуждения в коллективах, как было при Брежневе в 1977, и без полноценного референдума, не говоря уже о созыве Конституционного собрания, изменение Конституции стало процедурой легче лёгкого, а значит ограничение в два срока обходится на раз - это раз.

2. Отсутствие единой ценностной системы в нынешнем российском государстве, отсутствие ясно сформулированной Идеи государства, и как следствие, идеологии, создаёт ситуацию смысловой, идеологической, и как следствие, политической дробности всей государственной машины, как на уровне власти, так и на уровне общества. То есть отсутствует базовая вещь, обеспечивающая единство государства, это единство представлений о том, что есть наше государство, на каких ценностных основах оно существует и развивается, и самое главное, куда и к какой цели движется. В ситуации такой дробности последней точкой сборки является фигура авторитетного (и как следствие - авторитарного) лидера, стоящего как бы над схваткой, то есть фигура архетипического царя. Что, кстати, заметил, и на что указал и сам Путин.

Есть ещё ряд предпосылок, сложившихся уже за путинский период, нет смысла все их перечислять, но в целом вывод очевиден: единовластие в отсутствие легитимного основного закона, при ситуации правового нигилизма и ценностного многообразия - единственный способ сохранить целостность государства в его нынешнем виде. Оно же - единовластие, узаконенное в институте, пускай конституционной, но всё же монархии, - приведёт в порядок и ценностную, смысловую, идеологическую дробность, и преодолеет сложившийся правовой нигилизм (следствие того, что законы постоянно меняются, из-за чего их никто не уважает и, по возможности, не учитывает).

Как начать процедуру восстановления института монархии, и как к ней прийти - это уже отдельная история. В любом случае надо начинать с земского собора - полноценного, фундаментального, обсуждающего самые глубины ценностных основ государства российского, русского народа - его создателя, других народов, веками созидавших вместе с русскими наше великое государство.

На это обсуждение, возможно, уйдёт год, а может и не один, но только так можно учесть все глубины и все базовые основы нашей русской цивилизации, объединившей и сохранившей сотни народов в рамках единой государственности. И вот на этих основах и должна быть воздвигнута фигура царя. Не менеджера, не временщика, не светского эффективного управленца, а первого молитвенника, аскета, богобоязненного благочестивого мужа со стратегическим мышлением и вертикалью Традиции.

 

Нынешнее политическое мельтешение имеет позитивное развёртывание только в этой долгосрочной политической и идеологической оптике, как стартовая точка к восстановлению монархии и Империи. Русской монархии (русская - как ценностная модель, разделяемая всеми остальными народами) и евразийской Империи народов.