Человек человечный vs Человек обесчеловеченный: К здоровому евразийскому пространству

18.06.2017
Единицей измерения жизни является Человек, а вовсе не деньги.

В рамках этого коллоквиума я решила сделать доклад о Человеке, об индивидууме, так как историю создает именно он, и он же, в последствии, собирает плоды своих действий, как в личном, так и в историческом плане. В моей речи вы услышите часто слово Запад. Будут иметься ввиду как Соединенные Штаты, так и страны Евросоюза.

Сегодня мы зачастую забываем (больше в странах американизированной Европы, конечно), что единицей измерения жизни является Человек, а вовсе не деньги. Говоря здесь о Человеке, я напомню всем тем, кто услышит или прочитает мой доклад, такие его свойства, которые, по идее, являются очевидными: антропологическое функционирование человеческого существа, его природа, его нужды, его инстинкты, страхи и стремления.
Все мы здесь с вами желаем сближения стран большой Европы с Россией для формирования сильного действующего блока, основанного на общих как экономических, так и исторических и духовных интересах, который создал бы мощнейший противовес Соединенным Штатам и поддерживал бы мировую многополярность. Даже если цивилизационная разница между историческим путем России и дорогой, на которую однажды встал Запад, очень значительна (напомню здесь, что в случае Росси речь идет о созерцательной цивилизации, а, говоря о Западе, имеется в виду активная цивилизация), схожесть их внутренней сущности гораздо значительней, так как эти два мира имеют одно и тоже греко-римское происхождение. Таким образом, если мы желаем сближения между народами Евразийской земли, необходимо сосредоточиться не на их отличиях, а на их похожести. А схожесть эта сосредоточена в христианском мировоззрении, общим для нас для всех. Я даже здесь не имею в виду веру в Бога (хотя, в идеале, это должно быть главным связывающим звеном), а акцентирую всего навсего христианские ценности, которые двадцать веков подряд были основой нашего мира и мерилом всего. Именно христианские ценности сформировали наш исторический багаж. Наше восприятие жизни и смерти обусловленно именно христианским взглядом на мир, который передали нам наши античные предки христиане. Хотм мы этого или не хотим, но христианское мировоззрение продолжает определять нашу ментальность.
Еще до недавних времен различие между Добром и Злом было четким и не поддающимся никакому сомнению. Как писал один французский академик, руссофил и христианский мыслитель, Эжен-Мельхиор де Вогюэ, «мир недавно еще приводился в действие Святым Писанием ». Сегодня эта евангельская база потеряла свою неприкасаемость, а все потому, что Человек почему-то дал себе право подвергнуть сомнению свое прошлое, свою историю и даже природу своего собственного существа. Он дошел до того, что стал отрицать все свое существо во имя псевдосвободы. Он объявил войну своим наидревнейшим инстинктам, своему естественному поиску трансценденции и красоты.
На место духовности встали деньги и потребительство. Время берет верх над вечностью. Помните ту знаменитую статью во французском журнале «Ле Монд» (год 2003) со следующим заголовком: «Зачем тогда нужен экономический рост, если он не делает нас более счастливыми?». Сегодня этот вопрос можно перефразировать так: «Зачем тогда нужен ультра-либеральный культ, если он не делает нас более счастливыми?». Западный человек забыл великую Традицию и свою человеческую Историю. Он больше не созерцает мир, хуже того, будучи движимым эфемерными  смыслами, он во что бы то ни стало пытается вмешаться во внутреннюю гармонию вселенной и повлиять на нее, считая себя хитрее жизни. Сделав данное заявление, я ни в коем случае не ставлю под вопрос личностную свободу и человеческий прогресс, ведь не стоит забывать, что человек – это существо, постоянно находящееся в процессе эволюции. Единственное, что я критикую – это нездоровый прогресс. Я бы хотела процитировать здесь замечательную фразу Святого Августина: «Научись любить и делай, что хочешь!». В человеческой жизни существуют такие аксиомы, которые мы просто не имеем право подвергать сомнению. Мы свободны делать, что хотим, при условии извечной неприкосновенности взаимодействия Добра и Зла, при незыблемом фундаменте, которым является первоисточник жизни –  Любовь. Такие правила, такая мораль и такая любовь, говоря о нашей евразийской цивилизации, исторически происходят из христианства. И когда все эти правила напрушаются во имя прогресса, денег или удовольствия, то этим у человека отнимается его коллективная историческая память. Только представьте себе, насколько это серьезно ! Речь идет об обесчеловечивании человека. Развиваясь и эволюционируя, человек естественным путем пришел к таким феноменам, как любовь, защита, самопожертвование, храбрость, сострадание. Человек естественным путем начал передавать свои знания и традиции из поколения в поколение. Он начал создавать семьи, государства, стал защищать свои семьи и свои земли. Ведь каждая земля стала развиваться, создавая свои собственные традиции в зависимости как от географического положения  и климатических условий, так и от рождающихся наречий и культурных образов. Но при всех этих различиях, я продолжаю говорить о нашей общей еврозийской цивилизации, ядро, фундамент, на котором все держится, он един. Таким фундаментом является христианское мировоззрение. Ведь именно пришествие Христа сделало нас тем, чем мы сегодня являемся, мы, с нашими моральными и социальными взглядами, наше эстетикой, нашей политикой, нашими душевными и сердечными стремлениями, нашим чувством жалости и желанием помочь. Все, населяющие Евразийское пространство культуры, различны, но все они находятся в неразрывной связи между собой. Вернемся к выражению Святого Августина, которое я цитировала несколькими минутами раньше: «Научись любить и делай, что хочешь!». Наш общий евразийский фундамент – это Любовь (другими словами, христианская традиция), и исходя из этой любви, да делай ты, любая страна, что хочешь!
Уничтожая наше прошлое, последователи ультра-либеральной политики хотят сделать нас заново рожденными tabula rasa, то есть свободными абсолютно от всего: от всех ценностей, от всех общечеловеческих знаний, от всякого здравого смысла, от веры в чудо, от всех тонких чувств, свойственных человеку, обещая нам взамен потребительское счастье, «текучее» счастье, как назвал бы его Зигмунт Баумэн. Защищать свою культуру и традиции теперь является преступлением, а ведь нет ничего естественнее и нормальнее этого!
Но правда вот в чем: рано или поздно древние инстинкты оживут и вновь дадут о себе знать. У Вогюэ есть очень хорошее рассуждение по этому поводу. Он считает, что Человек вновь станет искать над собой нечеловеческую силу, и взгляд его вновь обратится к небу, потому что человеческая сущность всегда остается неизменной. Хочется также процитировать одно из моих недавних открытий, Питера Бергера: « Какие бы не были на это причины, человека всегда будет интересовать все грандиозное, мистическое – все те реалии, которые секулярный рационализм жеско отвергает».
Вогюэ, экплуатируя в своем творчестве тему таинственности, дает одно очень поэтичное доказательство:
Как и все живое на земле, человеческое общество имеет естественный инстинкт смотреть вверх. Поместите его между телескопом и микроскопом: и тот и другой волшебник показывают чудеса. И все же люди даже сомневаться не будут и выберут полет к звездам.
А у Достоевского помните ? :
Уже раздаются вопли страданий душевных всего человечества, которыми заболел почти каждый из нынешних европейских народов, и мечется, бедный, не зная сам, как и чем себе помочь: всякое постороннее прикосновение жестоко разболевшимся его ранам; всякое средство, всякая помощь, придуманная умом, ему груба и не приносит ?целения. Эти крики усилятся, наконец, до того, что разорвётся от жалости и бесчувственное сердце, и сила ещё доселе небывалого сострадания вызовет силу другой, ещё доселе небывалой любви. Загорится человек любовью ко всему человечеству, такою, какою никогда ещё не загорался.
Хочется отментить, что любовь к человечеству не ограничивается защитой прав мигрантов или пропагандой ЛГБТ (аббревиатура, куда сегодня, в Европе, добавляют латинскую букву X, то есть все остальные варианты гендерной идентичности. А их сегодня немало. Как не сексуальное извращение, так полноправная гендерная идентичность. Но это уже отдельная тема). Cчастье всего человечества единение всех со всеми, никто и не спорит, что это главная цель. Тем более когда речь идет о христианском мировоззрении, в филосфии которого существует метафора тела Христова, состоящего из нас из всех, живущих на Земле. Рассуждая на эту тему, Николай Бердяев, например, также утверждает, что человечество всегда мечтало о единении всего рода человеческого. Но такое единение, на его взгляд, возможно только при условии национальной индивидуализации. Философ рассматривает всечеловеческую Историю как взаимоотношение различных равных между собой ступеней мировой иерархии индивидуальностей. Первая ступень входит во вторую, вторая в третью и т.д.: Человек входит в нацию, нация – в человечество, человечество – в космос, космос – в Бога. Таким образом, мы видим, что человек входит в человечество посредством нации. Существование человека не предусматривает, таким образом, игнорирование начальных этапов данной иерархии. Противопоставление нации и человечества является для Бердяева таким же абсурдом, как противопоставление части целому или одного органа всем организму. Человечество не возможно без нации. Из этого следует, что любить человечество - это значит любить прежде всего каждого конкретного человека, стоящего перед тобой, а также уважать свою страну и свои традиции.
Человеку жизненно необходимы : любовь, сотрадание, надежда, а также проявление таких инстинктов, как поиск трансцендентности, стремление к гармонии и морали. В случае нашей евразийской цивилизации речь идет о христианской традиции, а это значит, что сближение между странами Европы и Россией должно происходить на основе ценностей именно этой традиции. Не тех искусственных ценностей, навязаных Общественным договором, а те, что присущи человеку на инстинктивном уровне, те, которые исторически были увековечены в христианстве. Ссылаясь на современного французского философа Жиля Липовецкого, напомню, что в сегодняшнем западном обществе, как и в любом современном демократическом обществе, стержневые моральные принципы представлены постулатами Прав человека. Такое утверждение подчеркивает основную и главную разницу между Западом и Россией. Россия остается страной, которая самоидентифицируется через свое христианское православное ядро, пребывая в естественной, а не искусственной морали (об этом, кстати, очень хорошо написал Освальд Шпенглер в одной из глав своем Закате Европы). Таким образом, размышляя об объединении народов Евразии на основе их общей истории, необходимо принимать во внимание важную роль России в данном проекте. Россия сегодня является единственным прибежищем для спасения европейской души. Ведь именно Россия является хранилищем духовного стержня всей Евразийской цивилизации. Давайте припомним историю : в течение многих веков существовала лишь одна христианская цивилизация, одна и та же как для Востока, так и для Запада. Эта христианская цивилизация появилась и устоялась на Востоке. Что же касается западной христианской цивилизации, то она появилась гораздо позже. Православный теолог Георгий Флоровский об этом замечательно скажет в своей статье «Христианство и цивилизация». Духовный стержень, который был унаследован Россией от Византийской империи, продолжает играть фундаментальную роль в жизни страны. Такой пример силы традиции, объясняемый непоколебимостью русского православия, должен вдохновить страны Европы, подарить им надежду. Он мог бы вернуть их к их собственным традициям и культрным особенностям. Как напишет об этом Рене Генон в своем Кризисе современного мира, пришло время принимать меры. Восток должен прийти на помощь Западу, если конечно Запад не против. И речь здесь идет не о том, чтобы прийти и навязать свои, чуждые западному миру концепции, как думает некоторые, а помочь Западу вновь обрести потерянные им традиции.
В таком контексте, мессионерское предназначение, которое Россия зачастую пристваивает себе, является оправданным. Идея о том, что Россия это страна-мессия, является общей для многих великих русских философов и писателей, таких, например, как Достоевский, Соловьев, Бердяев, Франк. В основном руссо- и тео-центричная русская философия всегда основывалась на размышлениях о национальных особенностях России, которые возможно определить только через призму православия. Мировое предназначение России – вот смысл «русской идеи», о которой так много писали Владимир Соловьев и Николай Бердяев. Что касается Федора Достоевского, то он нисколько не стесняясь говорит о превосходстве России над всеми другими странами, объясняя это универсальностью русского человека:
Bсякий  француз  может  служить  не только своей  Франции, но даже  и  человечеству,   единственно  под  тем  лишь условием, что останется наиболее французом; равно -  англичанин и немец. Один лишь русский, даже в наше время, то  есть  гораздо  еще   раньше,  чем  будет подведен всеобщий итог, получил уже способность становиться  наиболее русским именно лишь тогда, когда он наиболее европеец. Это и есть самое  существенное национальное различие наше от всех, и у нас на этот счет - как нигде.  Я   во Франции - француз, с немцем - немец, с древним греком -  грек  и  тем  самым  наиболее русский. Тем самым я -  настоящий  русский  и  наиболее  служу  для России,  ибо выставляю ее главную мысль.
Достоевский считает, что русский человек всечеловечен. Это дает эму способность понимать универсальное, то есть все страны и их обычаи. Что же касается мирового предназначения России, то писатель их видит в помощи Европе. Европа, считает он, сможет возродиться только благодаря России. Перед ней стоит сегодня очень важный выбор: следовать тенденциям Соединенных Штатов (а это, как мы знаем, тенденции глобализации и жесткой унификации со стиранием всех существующих культурных различий, а также всего человеческого в человеке) или повернуться к России, обретая, таким образом, свои национальные свободы, духовные традиции и прочие условия, необходимые для обеспечения глубинного человеческого счастья.
Для того, чтобы страны Европы обратили свой взор на Россию, необходима русская пропаганда в каждой из этих стран. Россия должа быть представлена в лучшем своем свете. Вот в этом и заключается наш с вами, товарищи, долг. Если каждый внесет свою лепту (тем более, что все присутствующие здесь в этом зале влиятельные и высокоразвитые люди), то шансы быть воспринятыми в Европе всерьез увеличатся. Информировать население и объяснять – именно так я вижу нашу с вами деятельность по сближению европейских стран с Россией.
Для того, чтобы идея общего евразийского пространства смогла однажды стать реальностью, мы должны активно между собой сотрудничать. Считаю, что необходимо  проводить такие мероприятия, которые позволяли бы нам заново друг друга увидеть. Например, ввести такую традицию как Евразийский ежегодный международный коллоквиум, где бы мы друг другу поднимали бы боевой дух и делились бы между собой идеями. Вместе мы сила.
Спасибо за внимание.