Догу Перинчек: Наша цель - завершение Кемалистской революции

Фото: Facebook
Фото: Facebook
26.05.2018

Эксклюзивное интервью Геополитики.ру с кандидатом в президенты Турции, председателем партии ВАТАН («Патриотическая партия» Догу Перинчеком.

- По Вашему мнению, какая сегодня самая большая проблема Турции?

Сегодня, экономика стала самой важной важной проблемой для Турции. До недавнего времени борьба против террора, сопротивление американским угрозам, зачистка PПK и «Исламского государства» (террористической организации, запрещенной в РФ – прим.ред.) были приоритетом для Турции. Но именно сейчас неожиданно проявились признаки экономического потрясения, и экономика стала приоритетной. 

Но впереди нас ждут и другие серьезные вызовы. В качестве примера - совместные военные маневры США, Израиля, Греции и Кипра, проведенные недавно против Турции в Эгейском море и Восточном Средиземноморье. Таким образом, если говорить о проблемах, то  приоритет может вновь измениться.

- В чем программа ВАТАН принципиально отличается от линии Эрдогана?

Сторона ВАТАН ведет борьбу, целью которой является завершение Кемалистской революции. Это - стратегическая программа партии. Правительство Эрдогана, напротив, не ценит и не доверяет Кемалистской революции, и не идет по пути просвещения или секуляризма. Заявляя, что Турция не может стать страной сект, религиозных лидеров, шейхов, религиозных организаций, ВАТАН возводит демократию на базе социальных и политических оснований.

Правительство Эрдогана, напротив, включает в себя лидеров различных религиозных сект и группировок. Экономическая программа ВАТАН подразумевает плановую, популярную, народную экономику. Правительство Эрдогана привели к власти в 2002 года на фоне американской войны и долговой экономики, основанной на постоянном импорте горячих, спекулятивных денег с Запада. Поэтому и в экономических взглядах мы находимся на разных полюсах. Они одобряют экономику долга, мы поддерживаем экономику производства - в государственном секторе, народную, плановую.

Но в современности, особенно с 2014 года, в ходе решительной борьбы ВАТАН и по мере развития Турции прояснились и позиции правительства Эрдогана в некоторых областях. В каком-то смысле Эрдоган был вынужден следовать определенному пути. Так, Эрдоган был приведен к власти полностью при контроле атлантистской системы, он представлял себя как “Сопредседателя плана Большего Ближнего Востока”. 

Но благодаря борьбе партии ВАТАН против американского плана Большего Ближнего Востока, с 2014 Эрдоган попал под влияние ВАТАН. Вся мировая пресса – американская, немецкая пресса, ведущие газеты и телеканалы констатировали это. Во-вторых, у правительства Эрдогана был союз с Террористической Организацией Фетхуллаха Гюлена (FETO), и мы сидели в тюрьме. Наши 40 борьбы лет против Террористической Организации Фетхуллаха Гюлена все же принесли плоды, и в результате правительство Эрдогана, которое прежде сотрудничало с FETO, перешло к сотрудничеству с ВАТАН, чтобы бороться против FETO. 

В-третьих, в 2010-х, под проектом “курдского поворота”, правительство Эрдогана придерживалось линии на решение курдской проблемы, ведя переговоры с PПK. Мы заявили, что PПK-конфликт был конфликтом с США, и что эта вооруженная организация поддерживалась США. И мы объявили, что эта организация могла быть подавлена только вооруженным путем. И наконец, правительство Эрдогана пришло к стратегии покончить с PПK в Турции и ее границах военным путем. Таким образом, они вновь взяли линию, которую мы защищали. 

Но сегодня, в политике по отношению к Сирии, которая имеет ключевое значение, мы имеем совершенно противоположные взгляды. Эрдоган не способен дотянуть руки до Сирии, при любых обстоятельствах. Мы, напротив, отстаиваем позицию, что сотрудничество с Сирией означает сотрудничество с Россией, Ираном, Ираком, и поэтому представляет собой историческую важность. 

Текущая политика правительства -  дружба с Россией и Ираном - полностью результат работы Стороны ВАТАН. Эрдоган тогда гордился тем, что сбил российский военный самолет, но в результате нашей работы, он протянул руку дружбы России и президенту Путину. Или как Эрдоган обвинял Иран в персидском национализме. После нашего участия в Турции и наших встреч с самыми высокими представителями в Иране,  он также изменил политику по отношению к Ирану на дружественную, так что астанинский процесс вообще смог начаться.

Таким образом, трио России, Ирана и Турции объединилось благодаря активному участию и работе партии ВАТАН в Турции. В этом смысле Эрдоган обратился к политической программе ВАТАН.

- Г-н Перинчек, недавно Вы заявляли, что в случае Вашей победы Турция может покинуть НАТО. Это технически возможно? Какие потенциальные трудности Вы видите в этом процессе? 

Выход из НАТО технически возможен; наоборот, оставаться в НАТО - невозможно. Например, накануне госсекретарь США объявил, что они пытались вновь завлечь Турцию в НАТО. Это означает, что Турция уже покинула НАТО, и США пытаются вернуть ее назад. 

В норвежских учениях НАТО несколько месяцев назад, среди врагов НАТО были Эрдоган и Ататюрк [инцидент с портретами лидеров на учениях – прим.ред.]. Это означает, что НАТО поставило Турцию под удар. И снова, совсем недавно США, Израиль, Греция и Кипр провели военные маневры и против Турции. Таким образом, НАТО проводит военные маневры, нацеленные против Турции. 

Поэтому Турция уже не в НАТО, но является частью вражеского концепта для организации. Турция - цель НАТО. 

Поэтому есть противоречие между официальным членством Турции в НАТО и ее активной позицией, в то время как противодействие углубляется день за днем.

- По Вашему мнению, как можно улучшить отношения с Дамаском сегодня?

В Турции 95% населения, включая основание правительства Партии справедливости и развития (ПСР) имеют дружественные чувства к Сирии и рассматривают положительные отношения с Башаром Асадом как необходимость. И несмотря на все сопротивление правительства Эрдогана, возможно направить турецко-сирийские отношения в позитивное русло путем давления общественного мнения на турецкие вооруженные силы.

- Вы также недавно заявляли, что в случае победы Вы готовы пригласить Башара Асада в Турцию. Что бы Вы хотели обсудить с сирийским лидером? 

В первую очередь, конечно, турецко-сирийские отношения. Также - сферы безопасности и экономики. По вопросам безопасности остается проблема террористических организаций на сирийской территории. Наш главный приоритет состоит в том, чтобы покончить с ними во всех регионах за счет кооперации [с сирийцами].

Во-вторых, Турция и Сирия – практически комплементарные друг для друга страны. Исторически сложилось, что Турция и Сирия были частью одного государства и с единой географией. Поэтому также есть очень благодатная почва для развития сильных экономических отношений между обеими странами. И в ближайший период мы будем планировать и развивать это экономическое сотрудничество с Сирией.

Среди террористических организаций - PПK и этнические сепаратисты, а также группы, которые причисляют себя к членам организации "Братья-мусульмане", которые являются фанатичными и религиозными террористическими группировками. Первая миссия, которой мы противостоим, состоит в том, чтобы убрать их всех путем турецко-сирийского сотрудничества.

- Есть ли какое-то решение курдской проблемы? 

Курдская проблема уже решается оружием. После 24-го июля 2015 турецкие Вооруженные силы и турецкая полиция похоронили PПK в траншеях, вырытых на Юго-Востоке Турции. После этого, 24-го июля 2016, в ходе операции Щит Евфрата, турецкие Вооруженные силы ворвались в американо-израильский коридор на севере Сирии. И, последний шаг, турецкие Вооруженные силы разрушили PПK в Африне, несмотря на американскую протекцию, в ходе операции «Оливковая ветвь». При военной интервенции и борьбе курдская проблема была решена и во многом решается так до сих пор. Здесь ключевая миссия - вооруженное устранение организации PПK.

- Как Вы видите будущее турецко-российских отношений? 

У турецко-российских отношений есть стратегический характер. В интересах обеих стран – держаться вместе в 21-м веке, и в сфере безопасности, и в экономике. Турция и Россия сталкиваются с теми же самыми угрозами. Мы сталкиваемся с угрозами США. Эта угроза исходит из Восточного Средиземного моря, Эгейского моря, Севера Сирии и Ирака – против Турции.

Та же самая угроза касается России в вопросе Украины и Крыма. И Турция, и Россия обязаны сотрудничать на фоне общей угрозы. Не протянув руки друг другу, они не смогут с легкостью справиться с общими угрозами. Поэтому турецко-российское сотрудничество в области безопасности - необходимость. И в экономике, Россия - наш второй по важности торговый партнер. В прошлом году это был наш торговый партнер номер один. 

Поэтому турецкие и российские экономические системы дополняют друг друга. Это сотрудничество не на тактическом, но на стратегическом уровне. Поэтому если мы рассматриваем вызовы и балансы 21-го века, турецко-российское сотрудничество имеет стратегическую ценность. История турецко-российского сотрудничества также очень интересна и поучительна. Турецкие и российские революции продолжались в течение 20-го века рядом. В 1905 году произошла русская революция, после этого в 1908 году - турецкая Революция Свободы, Революция Молодых турок. В 1915 году была наша война в Чанаккале, был Галлиполи, что продолжилось в 1917 году февральской, а затем и октябрьской революцией в России. Если бы мы не сопротивлялись британскому и французскому империализму в Канаккале, эти империалисты спасли бы свой режим… Большевистские революционеры приняли сторону национального освобождения Турции. Поэтому турецкая революция смогла победить благодаря поддержке русской революции. Таким образом, наше сопротивление в 1915 открыло путь к русской революции, что сделало существенный вклад в турецкую революцию. 

Кроме того, если мы вспомним 1920-й, мы увидим, как Россия переориентировалась на новую экономическую политику. В тот же самый период Турция следовала за экономической политикой доминирующего частного сектора. Но после 1929, после того, как прошла коллективизация земель в России, в Турции также начала период общественного лидерства, экономической политики, ориентированной на людей, и в 1930-х, Турция плотно сотрудничала с Россией в области экономики. И между 1930 и 1940, эти две страны были наиболее быстро растущими экономическими системами в мире.

Так, если мы обратимся к 20-му веку, мы увидим, что турецкие и российские революции продвинулись рука об руку. Их упадок также шел рука об руку. После того, как Турция вошла в атлантистское доминирование после 1945 года, в России начался регресс социализма. Другими словами, после Второй мировой войны, турецкая и российская революции вместе пошли на спад. Заключение: когда Турция и Россия действуют рука об руку, они добиваются успеха, делают революции, модернизируют и ведут достойное существование. Но когда они впадают в противоречия и конфликты друг с другом, обе страны переживают темные времена. Ататюрк очень хорошо знал об этом факте. В 1938, непосредственно перед смертью, он позвал своих ближайших друзей, премьер-министра Джеляля Баяра и министра иностранных дел, Теврика Рюшту Араса, и своего близкого друга Килис Али. Он сказал им: 

“Мое последнее желание для вас, и мое завещание вам: После моей смерти вы не должны оставлять дружбу с Советским Союзом”. 

Ататюрк умер и Исмет (İnönü) Паша и его самый близкий друг, его школьный помощник и собрат по оружию Али Фуат Паша, навестили его во Дворце Долмабахче, чтобы проститься. Ататюрк объявил свое последнее желание. Он сказал им:

 “Я ухожу, и только одна просьба к вам: вы никогда не бросите дружбу с Россией”.

Поскольку Ататюрк был серьезным стратегом, он видел ясно: Учитывая условия, в которых страна была на момент смерти Ататюрка, если бы Турция забросила дружбу с Россией после войны, то попала бы под контроль империализма. И действительно, с тем, с чем мы жили после 1945, мы хорошо понимаем ценность этого последнего желания Ататюрка.