Экваториальная Гвинея: колдуны-президенты

09.09.2021
Чтобы люди не уплыли из страны, он приказал уничтожить все лодки.

К северу-западу от Габона находится небольшое государство Экваториальная Гвинея. До прихода европейцев здесь также не существовало крупных политий, а основным населением были пигмеи, а также племена банту – фанг и буби (буби было коренным населением острова Фернандо-По). В 1472 португальцы обнаружили у островов Экваториальной Гвинеи остров, названный Фернандо-По, который и стал центром и столицей Экваториальной Гвинеи. На острове проживал народ буби. За остров сражались португальцы, испанцы и англичане, и он неоднократно переходил из рук в руки – от одной колониальной державы к другой. При этом буби при любой возможности старались освободиться от европейцев, регулярно понимая восстания, которые европейцы жестоко подавляли. В 1843 году остров Фернандо По и ряд других территорий в береговой зоне Африки, расположенной напротив него, окончательно захватили испанцы.

В 1926 году все территории Испании были объединены в одну колонию Испанская Гвинея. В 1968 году стране была предоставлена независимость. Первым президентом стал Франсиско Масиас Нгема (1924 — 1979) из племени фанг, традиционно обитавшего в континентальной части Экваториальной Гвинеи.
Масиас Нгема представляет собой одну из самых странных и гротескных фигур среди лидеров постколониальной Африки. Он был сыном колдуна, и население Экваториальной Гвинеи было уверено, что он сам обладал колдовскими способностями. Во время испанского господства он был вполне лояльным сотрудником местной администрации, но накануне обретения независимости выступил с программой радикального национализма и победил на выборах президента. После этого Масиас Нгема фактически ввел в стране диктатуру и культ самого себя . Так национальный гимн, введенный им, содержал слова: «Нет Бога, кроме Масиаса Нгемы». Он предписал повторять это священникам во время богослужений, а когда они стали отказываться, запретил христианство вообще, равно как и другие религии. Отрицание европейской образованности выразилось у Масиаса Нгемы в запрете самого слово «интеллектуал». Все, кто отдаленно напоминал «интеллектуала», подвергались репрессиям – чаще всего физическому уничтожению. Нгема сосредоточил в своих руках все формы власти – президентскую, политическую и судебную. После того, как он расстрелял главу Центробанка Экваториальной Гвинеи, он стал хранить казну государства у себя дома, зарыв ее в зарослях тростника. Позднее часть денег сгнило, а другую часть он собственноручно сжег перед побегом.

Нгема потребовал от всего взрослого населения принудительно вступить в Единую Национальную Партию. Своих противников он казнил, даже не предъявляя обвинений. Однажды накануне Рождества он расстрелял группу неприятных ему чиновников из 150 человек на стадионе в столице Малабо (Санта-Исабель), переодев палачей в костюмы Деда Мороза, пока в громкоговорителях играл шлягер певицы Мери Хопкин «Those Were the Days» , что свидетельствует о том, что он обладал специфическим чувством юмора с элементами Постмодерна.

В один момент он приказал казнить всех, кто носит очки.

Заработную плату он прекратил выплачивать совсем. Чтобы люди не уплыли из страны, он приказал уничтожить все лодки, заодно запретив рыбную ловлю. Единственную дорогу, по которой можно было уехать за пределы Экваториальной Гвинеи, он заминировал.

Нгема никому не доверял, кроме узкого круга людей из своего клана, но и их он время от времени расстреливал. Так он казнил 10 из двенадцати министров, взяв их функции на себя.

Некоторые авторы указывают на возможность ряда трудно объяснимых решений Масиаса Нгемы тем, что он принадлежит к народу фанг, среди которого широко распространены культы бвити .

От ужаса происходящего больше половины населения страны, несмотря на все преграды, сбежало из Экваториальной Гвинеи.

В конце концов, Масиаса Нгема сверг и арестовал его собственный племянник Теодоро Обианг Нгема Мбасого, который является президентом Экваториальной Гвинеи в настоящее время. Масиаса Нгема схватили с чемоданами денег, которые он не успел сжечь, судили и казнили вместе с ближайшими сподвижникам, принимавшими участие в наиболее чудовищных предприятиях.

Если абстрагироваться от того ужаса, который внушает Масиас Нгема современному либеральному европейцу, можно увидеть в его действиях определенную логику. Вероятно, он принадлежал к разряду тех «тотальных колдунов», о которых мы говорили, разбирая философию банту Темпельса и идеи Анра Диопа. Освободившись от испанского господства, которое и было самой чудовищной формой уничтожения идентичности африканских народов, хотя сами европейцы так, видимо, не думали, полагая, что несут с собой истину и просвещение, африканский лидер (колдун и сын колдуна) интуитивно начал последовательно избавляться от колониального наследия, к которому относятся и «интеллектуалы», и деньги, и конституция, и принцип разделения властей, и права человека, и всеобщее образование, и русский романс, исполненный по-английски, и Дед Мороз, и, в конце концов, очки. Даже в  отношении объявления себя богом он поступил, в целом, вполне логично: именно так понимали природу священного правителя африканские народы. Убийство собственных граждан и особенно политической элиты, видимо, в его глазах также было обосновано: во-первых, он видел в них не подлинных африканцев, а безнадежно испорченных европеизацией гибридов, а во-вторых, он, скорее всего, знал им цену.

Сменивший Масиаса Нгема племянник вначале осудил его деяния как преступные, но спустя какое-то время пошел по его стопам. В 2003 году государственное радио Экваториальной Гвинеи объявило, что Теодоро Обианг Нгема Мбасого является «богом страны» и обладает «неограниченной властью над людьми и вещами». Далее в радиосообщении эта мысль была развита: «он может решить, кого следует убить, никому не отдавая отчета и не получая наказания в аду». Действительно, такие свойства присущи Богу.

Здесь можно вспомнить, что Анта Диоп говорил о передаче «тотального колдовства» только между представителями одного и того же пола. Отец Теодоро Обианг Нгема Мбасого был братом Масиаса Нгема, следовательно у них был общий дед, который был колдуном. В такой ситуации обвинения Теодоро Обианг Нгема Мбасого политическими оппонентами в каннибализме и поедании трупов своих политических противников, не кажутся преувеличениями.