Геополитический подтекст гражданской войны в России

28.03.2020

В последние годы в научной и общественной сфере достаточно много говорилось о русской революции и гражданской войне, что было связано со столетними юбилеями этих событий. Проведено множество научных конференций и круглых столов, введены в оборот ранее не известные архивные документы. Однако большинство исследователей по-прежнему ограничиваются лишь описанием отдельных событий происходящего и не рискуют подняться до поиска латентных механизмов эскалации гражданского конфликта. Спустя сто лет после трагических событий, отечественная наука оказалась методологически не готова системно осмыслить произошедшие с нашей нацией потрясения, выявить их глубинные причины на уровне системного анализа, когда одновременно в поле зрения исследователя находится история, геополитика, экономика и психология масс. Ряд исследователей избегают затрагивать проблемные вопросы этого конфликта, связывать их с политическими и геополитическими процессами той эпохи и чаще всего ограничиваются привычными клише в оценках происходящего. Это вызвано как нежеланием исследователя выходить из зоны научного комфорта и привычной историографии, так и банальным опасением вызвать критику других исследователей в свой адрес и, следовательно, потерять научную презентабельность. В результате многие моменты гражданской войны в России так и остаются не раскрытыми и представляют собой белое пятно науки, а у общества остается множество вопросов к своему прошлому, формируется неточное представление истории и, самое главное, уроки национальной трагедии столетней давности в полной мере не извлечены. Сложившаяся ситуация некой недосказанности в исторической науке позволяет вольно трактовать события прошлого, тем самым манипулируя сознанием масс, что в условиях агрессивной информационной среды постиндустриального мира, представляет серьезную угрозу обществу. Постараемся проанализировать вооруженный гражданский конфликт в России, вызванный революционными событиями с геополитической точки зрения, обратив внимание на латентные механизмы его эскалации.

Анализируя события Гражданской войны 1918 – 1922 годов, принципиально важно рассмотреть роль и деятельность Л.Д. Троцкого после Октябрьской революции. В предыдущих публикациях, автор уже рассматривал непосредственную связь этого большевистского лидера с западными державами и глобальным бизнесомi. Постараемся доказать, что «демон русской революции», как его называли некоторые публицисты, и в годы гражданского конфликта стремился проводить не просто антирусскую политику, но и всячески способствовал разжиганию войны и ослаблению России в угоду её основным геополитическим конкурентам. В российских архивах есть прямые подтверждения того, что он всячески способствовал успеху иностранной интервенции. Всем хорошо известно, что его позиция «ни мира, ни войны» привела к срыву Брестских переговоров, что обернулось немецкой оккупацией Украины, Белоруссии и Прибалтики. Мене известен тот факт, что 1 марта 1918 года во время переговоров о заключении Брестского мира Троцкий направил телеграмму председателю Мурманского краевого Совета рабочих и солдатских депутатов А.М. Юрьеву, которого он знал лично еще по эмиграции в Нью-Йорке, с указанием «…принять всякое содействие союзных миссий». В результате чего Юрьев заключил соглашение Мурманского Совета с представителями Антанты, в результате чего англичане без всяких боев оккупировали Мурманск. Чтобы потом уйти от ответственности, Л.Д. Троцкий обвинил А.М. Юрьева в предательстве. Для понимания ситуации важно обратить внимание на тот факт, что как только Временное правительство было свергнуто большевиками и стал формироваться СНК, именно Л.Д. Троцкий получил пост наркома иностранных дел, для того, что бы иметь уже официальные возможности контактировать со своими западными кураторами. Причем сам Лев Давидович в своих мемуарах даже не скрывал прямых контактов с Западом и их особые отношения. Так лидер революции писал: «18 ноября генерал Джэдсон, начальник американской миссии, неожиданно посетил меня в Смольном. Он предупредил, что не имеет еще возможности говорить от имени американского правительства, так как признание Советской власти еще не произошло, но что он явился для того, чтобы завязать сношения, выяснить некоторые обстоятельства и рассеять недоразумения». В заключение беседы американский генерал заявил: "Время протестов и угроз по адресу советской власти прошло, если вообще это время существовало"»ii. Вот оно истинное отношение западного мира к новой власти и пример двойных стандартов в действии. Для всех зрителей, следящих за разгорающейся трагедией русского мира большевики и западные правительства – непримиримые враги с антагонистической идеологией. А в реальности уже через пару недель после военного переворота советской власти никто из западных кураторов никто не угрожает. Передача власти была осуществлена строго по сценарию управляемого хаоса, а значит, Запад продолжал контролировать ситуацию и все продолжало идти по плану уничтожения России. И финансирование этого проекта успешно продолжалось из тех же самых источников. Прямо накануне октября миссия Красного Креста выдала два миллиона долларов большевикам, а в декабре 1917 этаже организация на решение проблем голода и прочих гуманитарных трудностей перевела Ленину еще один миллионiii. Не менее интересен и тот факт, что сразу после своего прихода к власти большевики приступили к тотальной национализации банков, как российских, так и иностранных. Захват финансовых средств был осуществлен повсеместно и достаточно оперативно. Однако Петроградское отделение National City Bank, где обслуживались счета миссии Красного Креста под национализацию не попали. Более того, эта банковская контора оказалось единственной во всей советской России, не попавшей под действие декрета о национализации и успешно действовала до 1920 года. Сразу же после событий октябрьского переворота в ноябре 1917 года был открыт московский офис это банка, а в феврале 1919 года его отделение появилось во Владивостокеiv.

Важно понимать, что прагматичный американский мир, вкладывая свои средства в русскую революцию, надеялся получить не только политические дивиденды от ослабления России и приведения к власти своих людей, но и чисто экономическую выгоду.

Путем получения доступа к русскому рынку на максимально выгодных условиях. И большевики, пришедшие к власти, должны были обеспечить американским банкирам и промышленникам возможность делать выгодный бизнес в России. Любопытен тот факт, что 22 января 1918 года президент США В. Вильсон получил письмо, в котором ему настоятельно рекомендовалось немедленно признать власть партии большевиков в России, создать в Петрограде официальное американское представительство и дать разрешение на отправку в Россию гуманитарных грузов. Любопытно, что документ был подписан председателем сенатского комитета по банкам и валюте Р. Оуэном, директором федерального резервного банка У. Томпсоном, а также группой влиятельных американских бизнесменов. В этом тексте Россия называлась «величайшим военным трофеем, который когда-либо знал мир». По всей видимости, американские финансовые элиты были к тому времени полностью уверены в том, что правительство Ленина в полной мере готово действовать в их интересах, если с такой настойчивостью обращались к главе своего государства. Последующие события это предположение лишь подтверждают. Так, большевистское руководство 1 мая 1918 года позволило создать «Американскую лигу помощи и сотрудничества с Россией», а 18 октября того же года был принят план экономического сотрудничества с советской Россией. Осенью 1918 года в США создали Советское бюро, которое возглавил вице-президент компании «Вайнберг и Познер» Людвиг Мартенс, а управляющими были бывший работодатель Троцкого Г. Вайнштейн и адъютант полковника Хауса – К. Дюран. Уже в 1919 году Лига возобновила русско-американскую торговлю на выгодных для американцев условиях. Так стоимость её сделок в годы «военного коммунизма» составила более 20 миллионов долларов. Другим подарком для американцев стало назначение директором Роскомбанка президента Guaranty Trust Макса Мэяv. Уже с первых месяцев существования советской власти стало формироваться теневое экономическое и политическое влияние западных держав на правительство Ленина. В своем меморандуме британскому премьеру У. Томпсон еще в декабре 1917 года предлагал следующий план: «Необходимо создать мощный неофициальный комитет со штаб-квартирой в Петрограде для действий, так сказать, на заднем плане, влияние которого в вопросах политики должно признаваться и приниматься дипломатическими, консульскими и военными официальными лицами союзников»vi

Когда задача по выводу России из войны была выполнена, следующим этапом в большой геополитической комбинации стало вовлечение страны в хаос гражданской войны. Должность наркома иностранных дел, уже была не нужна Троцкому, и он стал возглавлять армию и флот. И в этой должности в полной мере проявился разрушительный талант этого человека. Будучи народным комиссаром военно-морских сил, Л.Д. Троцкий спровоцировал бунт Чехословацкого корпуса, который передвигался по Транссибирской магистрали к Владивостоку для эвакуации на родину через Панамский канал. Еще 11 мая 1918 года в Англии было принято решение не вывозить этот корпус из России, а использовать, как интервентов. А уже 25 мая Троцкий издал явно провокационный приказ о поголовном разоружении чехословаков. Тех, кого обнаружат вооруженными, предписывалось расстреливать, а эшелон, где обнаружат хоть одного вооруженного солдата – целиком отправлять в концлагерь. Естественно в условиях, когда единственной боеспособной силой на Транссибе были чехи, такое решение было самоубийственно. Восстание чехословацкого корпуса принято считать отправной точкой масштабной гражданской войны в России. Чехи не просто взбунтовались, но и перешли в наступление, развив его по направлению от Самары к Казани. Важно понимать, что в казанском банке хранилось золото Российской империи, по подсчетам разных специалистов от 1/3 до половины всех золотых резервов станы. Любопытно поведение главного военного начальника Троцкого – видя паническое отступление красноармейцев и быстрое наступление на Казань чехославацкого корпуса, Лев Давидович не предпринял никаких мер по эвакуации золотых запасов до той поры пока Казань не была захвачена. Однако золотой запас достался не подчиняющимся Антанте чехам, а русским национальным силам Белого движения под командованием генерала В.О. Капеля. Тонны золота, платины, серебра, драгоценностей на сумму в 1 миллиард 300 миллионов золотых рублей достались белогвардейцам. Сразу же после этого момента отношение западных держав по отношению к белым резко изменилось. Финансовые круги США и Японии сразу приняли решение оказать материальную поддержку армии А.В. Колчака. Естественно в обмен на русское золото и по завышенным ценам. Взяв под контроль ключевые портовые города России, союзники имели уникальную возможность вывозить из России любое сырье в обмен на боеприпасы. Через Мурманск, Новороссийск, Владивосток вывозилось золото, оборудование, зерно и прочие товары. Начиналась финальная фаза сложнейшей комбинации – максимально возможное ограбление России. И это было возможно только в ситуации политической нестабильности в России, чем дольше затягивалась гражданская война, тем выгоднее это было Западу не только в политическом, но и экономическом плане. Используя ситуацию экономической слабости белых правительств, союзники легко могли диктовать свои условия, на которые белые генералы были вынуждены соглашаться. Страны Антанты и Япония вывезли тогда из России средств намного больше, чем поставили вооружений. Например, около 150 тонн золота было направлено А.В. Колчаком в Японию и в США в уплату за заказанное, но так и не полученное снаряжение. И даже в деле поставок амуниции и боеприпасов белым виделась хитрая игра союзников. Сначала белым лидерам обещалась всемерная помощь и поддержка, начинались поставки всего необходимого, а когда Белые армии переходили в активное наступление и могли переломить ход войны, союзники по Антанте находили множество причин задержать стратегически необходимые грузы, срывая тем самым планы белых. В осуществлении такой экономической «помощи» все страны союзники были единодушны. Например П.Б. Струве писал про условия французских поставок, называя их «крайне обременительными». Так в 1920 году Франция обещала барону П.Н. Врангелю поставить только свои излишки и трофеи – в обмен на столь нужные в самом Крыму хлеб, уголь и шерсть (золола у белогвардейцев в Крыму уже не было). Глава врангелевского правительства в Крыму А.В. Кривошеин вспоминал, что «В сущности, французская помощь сводилась, в финансовом плане, к тактическому ходу, позволившему бы Франции получить с Врангеля выплату долгов его предшественника и продать ему в рассрочку чужое, ненужное ей имущество»vii. Оказывая минимальную поддержку Белым армиям западные державы совершенно не были заинтересованы в их победе, так как главный лозунг белого воинства «Сильная, единая и неделимая Россия» в корне противоречил их геополитическим комбинациям. Премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж выступая в парламенте, открыто заявлял, что: «Целесообразность содействия адмиралу Колчаку и генералу Деникину является тем более спорным вопросом, что они борются за единую Россию. Не мне указывать, соответствует ли этот лозунг политике Великобритании»viii. В своих мемуарах А.И. Деникин писал, что в этих фразах мы «увидели окончательный отказ от борьбы и от помощи противобольшевистским силам в самый трудный для нас момент». Советская историография и художественная литература прочно сформировала устойчивый стереотип о том, что большевикам, окруженным кольцом фронтов, приходилось сражаться не только с белогвардейцами, но и войсками целого ряда стран-интервентов. Военная интервенция, бесспорно была, но ни одно военное формирование европейцев и японцев так и не вступило в бои с Красной армией. Как известно большая политика лучше всего делается чужими руками. Они лишь контролировали припортовые районы. При чем вводились эти иностранные войска только после того, как в регионе появлялись белогвардейцы или прямого согласия большевиков. Как уже отмечалось ранее в начале марта 1918 года Л.Д. Троцкий без согласования с СНК, направил приказ Мурманскому совету с требованием разрешить англичанам высаживать свои десанты в Мурманске. 2 марта эта десантная операция была осуществлена. Официально это объяснялось необходимостью защитить базу подводных лодок от вероятной возможности захвата ее немцами. Более того, 3 мая 1918 года в районе Печенги был высажен сводный отряд из красногвардейцев, красных матросов и британских морпехов и вступил в бой против финнов. Финны упорно сопротивлялись, и британцы 6 мая прислали подкрепление, после чего финнам пришлось отступить. Вот такая странная получалась в России антисоветская интервенция... Только после того как белым отрядом Г.Е. Чаплина было совершено восстание, и большевики были выбиты из Архангельска, туда пришли силы интервентов. И опять эта военная миссия позиционировала себя строго антигерманской. Официально заявлялось, что «было чрезвычайно важно спасти огромное количество военных складов и чтобы немцам не досталось военное имущество, приобретенное еще царской Россией в США и Англии».

Для укрепления своего военного присутствия на русском Севере и усиления эскалации гражданского конфликта уже летом 1918 года англичане приступили к созданию Славяно-британского легиона, набираемого из местных добровольцев. В этой воинской команде должны были служить русские солдаты под начальством иностранных офицеров. Как отмечают специалисты, такой формат в точности соответствовал концепции малых войн и позволял иностранцам лучше ознакомиться со спецификой театра военных действий. Формирования этого легиона в полной мере вписывалось в классическую колониальную схему англосаксов, когда за их интересы проливали кровь другие народы. В данном случае предполагалось, что этот легион станет буфером между Красной армией и войсками интервентов. Первоначально англичанам удалось сформировать лишь роту численностью в 256 человек, но к концу осени 1918 года состав легиона удвоился. В него вошли не только пехотные части, но и артиллерийский дивизион, конный отряд, авиационная группа. В связи с международным составом легиона условия службы в нем разнились. Естественно, для британских подданных эти условия были значительно комфортнее, чем для русских и представителей других народов Россииix. Серьезных военных задач этот легион не выполнил, зато стал существенным рычагом влияния на формирующиеся белогвардейские части в регионе. Когда лидеры Белого движения объявили обязательную мобилизацию в свои ряды офицеров и местного населения, это вызвало протест и бунты, отток в английский легион, где платили существенные деньги и выдавали стабильный продовольственный паек.

Франция заявила о своей сфере влияния в Севастополе и Одессе направив свои войска на смену отходившим немцам. Были отправлены две французские и полторы греческих дивизии. Их командование заключило союз о взаимопомощи с правительством самостийной украинской Директории, не способной контролировать положение. Французы также заняли Херсон и Николаев, но дальше не пошли. Однако французское военное командование запретило Добровольческой армии генерала А.И. Деникина наступать на петлюровцев. Любопытен и тот факт, что французское командование обещало А.И. Деникину передать богатые военные склады царской армии, но так этого и не сделало. А при отступлении интервентов в апреле 1919 года все эти запасы в полной сохранности достались большевикам.

Если мы внимательно посмотрим на мотивы и официальное объяснение ввода войск в Россию иностранными державами, то нигде не увидим антибольшевистских целей. Летом 1918 года десанты Антанты появились на Дальнем Востокеx. Их появление вновь объяснялось необходимостью восстановления противогерманского фронта, так как чехословки почему-то официально воспринимались австрийскими пленными, которые могли бы потенциально угрожать интересам Антанты. Предлог был найден, десанты взяли под контроль дальневосточные территории России, но в бой с большевиками так и не вступили, армию А.В. Колчака не поддерживали и никогда не позиционировали себя антисоветскими силами. Зато активно поддерживали местных белых атаманов Семенова и Калмыкова, деятельность которых в Белом движении весьма сомнительна и в 1919 году явно приносила больше дезорганизации в тылы белых, нежели реальной помощи в борьбе с большевиками. Единственной европейской военной силой, которая вступила в крупные сражения с Красной армией стал Чехословацкий корпус, и то лишь до окончания Первой мировой войны. Потом Антанта приказала чехословакам покинуть Россию через Владивосток, что и было сделано. Однако в начале 1919 года при своем отступлении чехославаки подняли еще один мятеж, теперь уже против белых и фактически взяли под свой контроль Транссибирскую магистрали. Чехи в это время проявили себя как откровенные мародеры и оккупанты, грабили местное население, захватывали любые трофеи, останавливали поезда, загоняя на запасные пути санитарные эшелоны с больными и ранеными белогвардейцами, в результате чего многие погибли. Армия А.В. Колчака фактически потеряла возможность отступать по железной дороге и была вынуждена продвигаться по льду сибирских рек, опасаясь подойти к станциям, так как чехи встречали вчерашних союзников мощным огнем из бронепоездов. Итогом стал арест Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака и выдача его большевикам. Чехославацкий корпус в полной мере выполнил поставленную перед ним задачу, он стал спусковым крючком масштабной гражданской войны в России, он же и предрешил судьбу Белого дела на Восточном фронте. Советское руководство в лице Л.Д. Троцкого отблагодарило чехословаков и их эшелоны беспрепятственно дошли до Владивостока. Местному начальнику советской таможни Ковалевскому было приказано пропустить их без досмотра и разрешить им взять всё, что было награблено, без ограничений. У себя на родине чехи сразу организовали свой банк с начальным капиталом в 70 миллионов золотых кронxi.

Внимательно изучение роли Л.Д. Троцкого в гражданской войне позволяет сказать, что он сделал все возможное для уничтожения былой мощи русской армии и флота, выполняя задачи лежащие далеко за пределами России.

Любопытен тот факт, что во время обороны Царицына И.В. Сталин потребовал от руководства отозвать Л.Д. Троцкого, так как заподозрил его в предательстве. Однако в результате из Царицына в Москву был отозван сам Сталин. По приказу Л.Д. Троцкого был практически уничтожен Черноморский флот, гроза и слава Россииxii. То же самое было проделано с Тихоокеанским флотом. Именно Троцкий приказывал уничтожить Балтийский флот путем его затопления. Сыграли в этом деле свою роль и сотрудники британской разведки, которые предоставили новому начальнику морских сил Балтийского моря, морскому офицеру А.М. Щастному документы из которых становилось понятно, что большевики действуют в интересах немецкого командования и являются предателями. О достоверности этих бумаг судить сложно, но расчет англичан абсолютно понятен, не желая сдавать корабли предателям и немцам у балтийских моряков оставался лишь один выход – затопить их. Морской офицер Г.К. Граф в своих мемуарах в последующем напишет: «Морской агент кэптен Кроми несколько раз ездил в Гельсингфорс, чтобы добиться от капитана первого ранга А. М. Щастного потопления флота»xiii. Но несмотря на все ухищрения большевиков и английских агентов русский патриот А.М. Щастный проигнорировал приказ Троцкого и принял решение вывести Балтийский флот в Кронштадт, таким образом, спасая его. Всего из 350 боевых судов Балтийского флота было спасено 236 кораблей. Уже через 12 дней после благополучного прибытия русских кораблей в последний безопасный порт России на Балтике от Л.Д. Троцкого последовал новый приказ, ввести корабли у устье Невы и там затопить путем подрыва кораблейxiv. Любопытно и то, что в той же директиве Троцкий приказывал создать особые денежные счета в банке для исполнителей будущего взрыва. Естественно такой приказ возмутил морских офицеров и А.М. Щастный донес эти секретные документы до общественности, что немедленно взбудоражило флот. Даже у революционно настроенных матросов такое распоряжение Троцкого вызвало справедливое негодование, особенно оскорбил моряков тот факт, что им было предложено заплатить деньги за подрыв собственных кораблейxv. Ситуация обострилась настолько, что моряки потребовали передать всю власть морской диктатуре Балтийского флота. А уже 22 мая на III Съезде делегатов Балтийского флота матросы заявили, что флот будет взорван только после боя. Своими действиями А.М. Щастный второй раз спасал флот, срывая планы Великобритании, и тем самым подписывал себе смертный приговор. Л.Д. Троцкий не прощал своих личных врагов. За свои действия А.М. Щастный был расстрелян по обвинению в контрреволюции, а единственным обвинителем на процессе был сам Лев Давидович, применивший все свои ораторские способности для доказательства вины морского офицера. Сам приговор звучал глупо и нелепо, так как из него следовало, что А.М. Щастный героическим спасением Балтийского флота намерено завоевывал расположение моряков и своих подчиненных для разворачивания контрреволюционной деятельностиxvi. Ценно своей жизни русские патриоты смогли сохранить большинство кораблей Балтийского флота, мощные артиллерийские орудия которых прикрывали в дальнейшем Ленинград в годы Великой Отечественной войны.

Однако вернемся вновь к действиям большевиков в первый год своего властвования. И здесь мы увидим много интересного в действиях их лидеров. Именно Л.Д. Троцкий был инициатором создания комитетов деревенской бедноты – чрезвычайных революционных органов на селе, которые не только раскололи доселе единое крестьянство, но и стали фактором гражданской войны внутри русской деревни. 4 июня 1918 года Л.Д. Троцкий на заседании ВЦИК произнес следующую речь: «Советская власть, есть организованная гражданская война против помещиков, буржуазии и кулаков. Советская власть не боится этого сказать, так как не боится призвать массы к Гражданской войне и для этого их организовать»xvii. Призывая к «истребительной и беспощадной войне» против кулаков Л.Д. Троцкий писал, что Советской власти было «необходимо поднять в крестьянских низах подозрительность и враждебность по отношению к кулацким верхам… Комитеты бедноты стали ударными органами пролетариата против кулачества»xviii. И можно сказать, что большевикам это в значительной мере удалось, в процессе передела земельного фонда крестьянская масса часто бралась за оружие и решала свои споры. Массовое зеленое крестьянское движение стало одной из серьезных игроков вооруженного гражданского конфликта.

Однако когда все задачи перед западными кураторами были выполнены, а Россия была погружена в пучину хаоса гражданской войны, перед большевистским режимом встал вопрос об удержании власти, их политический курс резко изменился. Стала активно создаваться Красная армия по принципу обязательной воинской повинности с жесткой дисциплиной, никаких агитаторов кроме большевистских в её радах быть уже не могло. Возвращалась и смертная казнь, тоже Л.Д. Троцкий в целях установления дисциплины в рядах отступающих красноармейцев введет децимацию – расстрел каждого десятого в отступившем подразделении. Беря деньги на русскую революцию у западных держав и выполняя требования своих кураторов в 1917 году, большевики, получив власть, в отличие от Керенского были готовы драться за неё, не считаясь ни с какими жертвами. И такой сценарий развития событий первоначально также устраивал европейские державы, так как чем дольше русский мир будет вести братоубийственную войну, тем дольше он не будет представлять опасности для Запада.

Создателем Красной армии можно в полной мере считать Л.Д. Троцкого, который в течение достаточно короткого времени, используя жесткие меры наведения порядка и дисциплины и мастерски чередуя их с целым рядом вербальных и невербальных приемов воздействия на сознание масс, добился успеха. Уже к концу 1918 года Красная армия стала одерживать победы. Своеобразны символом создаваемой армии большевиков и пиком славы и могущества председателя реввоенсовета Л.Д. Троцкого стал его знаменитый бронепоезд. О нем следует поговорить отдельно. На первый взгляд у читателя может возникнуть естественный вопрос, какое отношение к геополитике имеет паровоз, пусть и принадлежащий члену советского правительства. Самое прямое и непосредственное. Дело в том, что этот паровоз был точно такой же модели, что и бронепоезда поставляемые США чехословацкому корпусу. Этот бронированный состав был оснащен самой передовой техникой того времени, некоторых элементов которой не было даже у В.И. Ленина. Так, например, Троцкий в своем пользовании располагал телеграфом самой последней модели, и мощнейшей радиостанцией, посредством которой можно было всегда установить связь с западными столицами. Эта модель радиостанции была самой мощной на тот момент мобильной станцией в мире. Сам хозяин поезда в своих мемуарах потом вспоминал, что «Поезд всегда был в курсе того, что происходит во всём мире». Л.Д. Троцкий мог в любое время суток запрашивать необходимые данные от своих западных кураторов и получать от них разведданные о дислокации Белых войск, которые постоянно передавались от англо-американский союзников и консультантов в белых армиях. Таким образом, председатель реввоенсовета обладал если не всей, то практически всей оперативной информацией о своих противниках. Не в этом ли таится постоянный успех Л.Д. Троцкого на фронтах Гражданской войны, куда бы не приезжал его бронепоезд, Красная армия сразу переходила в наступление и одерживала победы. Бронепоезд Троцкого постоянно имел при себе гараж, включающий в себя несколько грузовых и легковых автомобилей и отдельную, на колёсах цистерну с бензином. Вагоны были соединены внутренней телефонной связью и сигнализацией, многие из них имели бронирование. Техническое оснащение было импортное американского производстваxix. Личный состав бронепоезда был укомплектован всем необходимым не только для удобной работы и управления, но и длительной жизни в нем. В поезде была своя электростанция, типография, ресторан, вагон отдыха и баня. Не стоит забывать, что на протяжении практически всей Гражданской войны Л.Д. Троцкий большую часть времени провел именно в этом бронепоезде, а не в кабинетах Москвыxx. А это более двух лет! Это может означать только одно – председатель реввоенсовета и его западные кураторы полагали, что его главное место именно на фронте. Сам Троцкий вспоминал, что «В состав поезда входили: огромный гараж, включавший в себе несколько автомобилей. Это давало возможность отъезжать от железной дороги на сотни вёрст. На грузовиках и легковых машинах размещалась команда отборных стрелков и пулемётчиков, человек двадцать-тридцать. На моём автомобиле также имелась пара ручных пулемётов». В этом бронепоезде постоянно ездило не менее тысячи отборных бойцов, профессионалов своего дела, которых сейчас бы назвали спецназом. Все члены состава, даже гражданские имели личное оружие. Сам по себе состав Троцкого представлял собой отдельную и очень боеспособную единицу, которая обладала повышенной мобильностью и часто использовалась в карательных целях, а также для прорыва фронта белых войск. Сам Лев Давидович в автобиографии писал, что приезд его бронепоезда выполнял роль «той лопатки угля, которая необходима в данный момент, чтобы не дать потухнуть пламени»xxi. Именно разжигание гражданской войны, поддержание её эскалации на высоком уровне и было главной задачей Троцкого и выполнил он ее в полной мере. Один из приближенных Троцкого, Христиан Раковский отмечал, что «...когда Троцкий принял на себя командование армией, то он уже имел все необходимые силы, чтобы захватить власть полностью. Однако ему было нужно большее – Троцкому было нужно максимальное уничтожение русского народа»xxii. Троцкий покинет свой бронепоезд лишь только после того, как основная фаза братоубийственной войны в России будет закончена, а советское руководство перейдет к новой модели управления – НЭПу. Тогда задачи у Л.Д. Троцкого вновь поменяются.

Троцкий делал все от него зависящее, чтобы реализовывать антирусскую политику. Его публичные заявления о засилье евреев в государственных органах власти, так и оставались лишь заявлениями, так как на практике пламенный идеолог перманентной революции ставил на ответственные посты именно евреев. Офицер штаба американского оккупационного корпуса капитан Монтгомери Шюлер в телеграмме, посланной 9 июня 1919 годы в Госдеп США, докладывал о национальном составе этих органов следующее: «Здесь примерно 384 комиссара, включая 2 негров, 13 русских, 15 китайцев, 22 армянина и более 300 евреев, из которых 264 человека прибыли из Соединенных Штатов после падения императорского правления»xxiii.

Одной из главных целей англосаксов в русском гражданском конфликте было не допустить возрождения былого величия России и её территориальной целостности.

А единственной интегрирующей силой в Белом движении, способной собрать осколки русского мира могла быть только идея монархии. Все остальные либеральные и демократические идейные конструкции к 1918 году себя дискредитировали и показали свою жизненную неспособность. Именно поэтому на Западе при обсуждении вариантов помощи белогвардейцам постоянно ставился вопрос о их политической платформе, допускались любые варианты, кроме право-монархического. Лишь образ монарха, пусть и низложенного революцией, мог объединить Россию, более того, император был последним легитимным правителем в России, все остальные политические образования не имели никакого правового статуса выступать от лица всей странв. А основная задача Запада как раз и заключалась в устранении законной власти в России. И именно поэтому судьба Николая II и его семьи была предрешена задолго до трагических событий в Ипатьевском дворце. Для понимания сути Гражданской войны необходимо обратится к вопросу расстрела большевиками царской семьи и других представителей династии Романовых. Анализируя эти исторические события, вновь всплывает английский след.

Можно с уверенностью сказать, что англичане разыграли сложную комбинацию по физическому устранению русского императора и его семьи, формально не имея к этому кровавому делу никакого отношения. Важно понимать, что во время Февральского заговора, Николаю было обещано право беспрепятственно покинуть Россию используя северные порты. И именно Великобритания была намечена точкой эвакуации царской семьи. Первоначально Англия не возражала против этого, пытаясь изобразить максимальную лояльность событиям Февральской революции, восхищаясь ее бескровностью и демократичностью передачи власти. Английский король Георг V дал свое полное согласие принять русского монарха. Не возражал и А.Ф. Керенский, который первоначально заявлял на вопросы прессы следующее: «В самом непродолжительном времени Николай II под моим личным наблюдением будет отвезен в гавань и оттуда на пароходе отправится в Англию»xxiv. Однако тут же по требованию Временного правительства началась работа так называемой «Чрезвычайной следственной комиссии для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданских, так и военных и морских ведомств», что юридически позволило задержать царскую семью и запретить им выезд за границу на период ведения следствия. Следующим этапом стала публикационная истерия в Великобритании. Так в английской прессе начал раздуваться скандал по поводу возможного приезда семьи Николая, что моментально сформировало антирусские настроения в английском обществе. Уже в конце марта 1917 года в телеграмме министру иностранных дел Великобритании лорду Бальфуру от личного секретаря короля указывалось: «... должен умолять вас передать премьер-министру, что все, что Король слышит и читает в прессе, показывает, что присутствие императора и императрицы в этой стране не понравится публике и, конечно, ухудшит позицию Короля и Королевы... Бьюкенен должен сказать Милюкову, что недовольство в Англии против приезда императора и императрицы так сильно, что мы должны отказаться от нашего прошлого согласия на предложение русского правительства...»xxv. Когда информационный фон был создан, английское правительство официально изменило свое мнение по судьбе русского императора. Причем следует обратить внимание, что официальные заявления стали делать лица второго и третьего ранга, когда сам английский король уже заявлений никаких не делал, не желая брать на себя ответственность за смерть своих родственников. Следует напомнить, что Георг V доводился двоюродным братом Николаю II, а императрица Александра Фёдоровна была внучкой британской королевы Виктории.

Следствие в России длилось недолго и полностью оправдало русского императора. Вновь возникала возможность покинуть Россию. В апреле 1917 года представители Временного правительства обратились за содействием к английскому послу Бьюкенену. Требовалось только, чтобы он снесся со своим правительством, и оно выслало бы навстречу русскому крейсеру английский корабль, который принял бы на свой борт государя и августейшую семью. На что английский представитель ответил решительным отказом, сказав: «Есть ли когда об этом думать! Теперь все заняты гораздо более серьезными вещами. Да к тому же я не хочу обременять моего государя и мое правительство лишними осложнениями...»xxvi. Второй лаконичный ответ был получен в июле 1917 года от английского военного атташе генерала Нокса: «Англия нисколько не заинтересована в судьбе русской императорской семьи...»xxvii. В дальнейшем англичане постараются оправдаться перед историей и станут утверждать, что были готовы принять Николая, а во всем виновато русское правительство А.Ф.Керенского, а затем узурпаторы власти большевики, не позволившие русскому монарху покинуть Россию. Однако приведенные цитаты говорят сами за себя.
Однако ответственность за смерть царской семьи с лидеров Февральской и Октябрьской революции тоже снимать нельзя. Каждый из них выполнил свою роль, продиктованную кураторами, как бы перенимая эстафетную палочку. Как только во главе Временного правительства стал А.Ф. Керенский сразу был поднят вопрос об отправке императорской семьи из Царского села в удаленные губернии России, желательно в Сибирь. Первоначально к лету 1917 года планировалась отправка Николая II в Крым в Ливадию. Однако, мотивируя опасностью вести бывшего императора через рабоче-крестьянскую Россию (!), Керенский настоял на Томске, что, скорее всего, было связано с опасениями бегства Романовых за границу. А сбежать они не должны были по замыслу западных кураторов русской революции, вот поэтому их верный исполнитель и постарался направить императорскую семью подальше от столицы, портов и морских путей сообщения. Мотивируя соображениями безопасности, Николай II со своим семейством направлялся в самую глушь России, откуда сбежать было бы крайне проблематично. Причем проводилось это в условиях строжайшей секретности, о подробностях поездки не знал ни сам император, ни его ближайшее окружение. Так, например, в своем дневнике за 28 июля русский монарх напишет следующее: «После завтрака узнали от гр. Бенкендорфа, что нас отправляют не в Крым, а в один из дальних губернских городов в трех или четырех днях пути на восток! Но куда именно, не говорят, даже комендант не знает»xxviii. В реальности проехать придется в четыре раза дольше, чем первоначально сообщали императору. Высылкой в Томск императорской семьи заканчивается второй этап её ликвидации.

В Томске Николай II и его домочадцы проживут до весны следующего года, когда начнется финальная стадия этой трагической истории. В марте 1918 года большевики резко изменят свое отношение к представителям Романовых и начнется их постепенное убийство. Ряд исследователей обращает внимание на тот факт, что ликвидация Романовых происходила строго по плану, основанному на очередности передачи престола в соответствии с законами Российской империи. 2 марта 1917 года Николай II отрекся за себя и своего сына в пользу брата Михаила Александровича. И именно Михаил был убит первым. Так если в течение всего последующего года он мог свободно проживать на территории России, как до прихода большевиков к власти, так и в первые месяцы их управления, то в марте 1918 года его принудительно выслали под надзор ЧК в Пермь. Опять же подальше от государственных границ. В этом же месяце начали собирать и отправлять в Алапаевск других членов рода Романовых: великую княгиню Елизавету Фёдоровну, родную сестру Императрицы Александры Фёдоровны, Великих Князей Игоря Константиновича, Константина Константиновича, Ивана Константиновича, правнуков Николая I, Сергея Михайловича, внука Николая I. Также в марте были ужесточены условия содержания под стражей семьи Николая II. Самого императора с женой и одной из дочерей перевезли в Екатеринбург, остальные дети приехали туда только в мае. В июне 1918 года началась систематическая расправа над Романовыми. В ночь с 12 на 13 июня к Михаилу Романову явились трое вооруженных неизвестных в солдатской форме. Они предъявили ему ордер на арест, после чего вместе с Великим князем и его секретарем уехали в неизвестном направлении. Уже позже при расследовании обстоятельств дела, проводимом белым правительством стало известно, что Михаил Александрович был убит на заводе в Мотовилихе. Затем наступила череда Николая II, его сына царевича Алексея и всей их семьи и ближайших приближенных, расстрелянных с 16 на 17 июля. На следующий день наступила участь алапаевских узников – все они также будут жестоко убиты. Жестокая расправа над главными претендентами на русский престол летом 1918 года была выгодна в первую очередь нашим союзникам по Антанте, так как еще больше маргинализировала большевиков в глазах общественности, подталкивала Россию к гражданской войне и в тоже время отбирала возможность у антибольшевистских сил выставить единого легитимного претендента. Этого можно было достигнуть только после того, как треть Романовых будет уничтожена, а у остальных представителей этого рода будет достаточно много проблем с законностью своих претензий на престол. Забегая вперед, следует сказать, что этот план в полной мере сработал, русская белая эмиграция так и не смогла выставить единого претендента. Первоначально будет две кандидатуры Великий князь Кирилл Владимирович и Великий князь Николай Николаевич. Потом останется одна, но его право на престол и по сей день вызывает сомнения в монархической среде. Более того не стоит забывать главную геополитическую причину русской революции и всей сложнейшей комбинации, разыгранной Западом в 1917 году – выведение России из числа победителей Первой мировой войны. Ведь летом 1918 года в Европе война еще продолжалась и нашим западным партнерам следовало обезопасить свои позиции наверняка, задолго до того, как враждующие стороны сядут за стол переговоров. После убийства Николай II стратегические черноморские проливы уж точно никто в России не сможет потребовать, да и отчет по русскому золоту, размещенному Николаем II на Западе давать также не придется...

К моменту окончательного завершения Первой мировой войны наши бывшие союзники по Антанте не просто праздновали победу в затяжном военном конфликте, но и воспринимали территориальный распад России как данность и великую победу своей геополитики. Задача по выведению русских из числа победителей была достигнута.

Позиция радикалов большевиков с их сепаратным миром «без аннексий и контрибуций» была понятна, да и легитимность советской власти никто в мире не признал. Однако накануне Версальской конференции на повестке дня встал вопрос, как быть с Белым движением в России, которое позиционировало себя продолжателем политических традиций России и воспринимало себя союзником Антанты. И вот при решении этого вопроса обнаружилась очень характерная позиция западных лидеров, которая окончательно позволяет понять на чьей стороне были западные державы в русском гражданском конфликте. Так, представители Великобритании первоначально заявили, что не намерены приглашать на конференцию лидеров Белых армий, так как следует признать исторический факт распада России, а любые военно-политические образования не легитимны. Лидер США занял более уклончивую позицию, уточняя, что «самоопределение наций» в отношении России, означает не её расчленение, а лишь то, что русские сами должны определить свою судьбуxxix. Однако конкретных предложений относительно белогвардейцев высказано так и не было. Следует сказать, что Февральскую революцию США практически сразу восприняли положительно, и наравне с англичанами признали Временное правительство. Октябрьская революция первоначально вызвала у американцев настороженность и неприязнь, однако, она быстро изменилась и чаша американских симпатий быстро качнулась в сторону большевистского руководства. Радикалы Ленин и Троцкий для Вашингтона оказались приемлемыми политическими фигурами и более респектабельными, чем царский или белогвардейский режимы. Поэтому уже в 1918 году ряд эмиссаров США на территории России получили инструкции никак не препятствовать большевикам. Исходя из этого, не стоит удивляться тому, что США по ходу обсуждения русского вопроса сразу высказали свою лояльность и снисходительность к большевикам, заявляя, что ужасы красного террора достаточно быстро прекратятся, а сама идеология большевизма постепенно станет приобретать характер буржуазности, а, следовательно, с новым советским руководством следует устанавливать контакты.

Роль своеобразного посредника между Вашингтоном и советской властью выполнял У.К. Буллит, посланный в Москву, чтобы выяснить, на что согласны большевики ради сохранения своих революционных завоеваний. Еще летом 1918 года американский посланник принят Лениным, и как он сам отмечал, был им очарован, а также навеки полюбил черную икру, поверил в перспективы большевиков и в пользу от их признания. Вместе с американским дипломатом в России У. Баклером, Буллит вел главные, определявшие суть его «посольства» переговоры с М. Литвиновым, который потом телеграфировал предложения большевиков в Парижxxx. Результатом проведенных переговоров стал проект мирного предложения разработанный У.К. Буллитом и правительством РСФСР». В этом документе содержались следующие формулировки: «Все существующие де-факто правительства в России и Финляндии сохраняют власть на принадлежащей им территории». Что в условиях гражданского военного конфликта означало признание территориального распада России. Более того, проект содержал пункт о немедленном прекращении «всякой военной поддержки антисоветских правительств»xxxi. Изучение таких документов, которые вполне открыто публиковались еще в 1950-е годы, позволяет серьезно пересмотреть устоявшееся понимание гражданской войны в России и роли интервентов в ней.

Сам факт существования белых военных формирований мешал англосакской геополитической модели окончательно добить и расчленить Россию. Во время беседы Ллойд Джорджа и В. Вильсона лидер США отметил что «американские войска не готовы войти в Россию и сокрушить большевиков» и объясняется это неуверенностью в том, что «в случае сокрушения большевизма не произойдет восстановления старого порядка». Западным державам первоначально приходилось лавировать и прибегать к политике тройных стандартов, когда на словах белогвардейцам обещалась всемерная поддержка, в дипломатическом плане лидеров Белого движения так и не признала ни одна держава, а на практике большевики получали большую поддержку, нежели белогвардейцы. Если мы внимательно изучим историю отношений Антанты и России за годы гражданского конфликта, то увидим историю попеременного заигрывания и с белыми, и с красными, которая в результате закончилась откровенным предательством Белого движения. Никого из видных белогвардейцев на Версальскую конференцию так и не пригласили, хотя в Париж съехалось в надежде на представительство огромное множество самых разных антибольшевистских силxxxii. Для того чтобы не допустить белых генералов до международной конференции, в Европе началась мощная пропагандистская волна, направленная на их дискредитацию и создание негативного образа. В этих целях был вновь использован «друг человечества» А.Ф. Керенский, который к этому времени уже покинул Россию. Известно, что он и ряд бывших деятелей Временного правительства направили письмо В. Вильсону, чтобы тот не признавал «диктатора» Колчака и не встречался с «царским» министром «реакционером» Сазоновым. Этот призыв был почти мгновенно услышан В. Вильсоном и усилил его сомнения в целесообразности поддержки Белого дела. Уже 16 мая президент США поручил послу в Японии Р. Моррису подробно разузнать о людях из ближайшего окружения адмирала, а также сообщить свое мнение, достаточно ли «либерален» Колчак, чтобы противодействовать давлению правых.

Важно понимать, что сам факт приглашения на международную конференцию какой либо из враждующих сторон придавал ей политического веса, а подписание документов фактически становилось юридическим признанием их легитимности. Западным державам было намного выгоднее не признавать официально ни одну из сторон и извлекать из этого конфликта максимально возможную выгоду. В этом контексте актуально вспомнить про материалы из «Архива полковника Хауза» в которых четко прорисовывалось будущее нашей страны. Так, по мнению советника американского президента «Россия слишком велика и однородна, её надо свести к Среднерусской возвышенности... Перед нами будет чистый лист бумаги, на котором мы начертаем судьбу российских народов». Также предполагалось признать де-факто на территории Российской империи существующие правительства и помощь им. Речь в данном случае шла об Украинской Раде, Эстонии, Латвии, Литве. Территориальный распад России – извечная мечта наших геополитических конкурентов. Далее полковник Хауз обосновывал необходимость вывода из самопровозглашенных образований всех иностранных войск, под которыми имелись в виду и Белая, и Красная армии, стремившиеся в той или иной форме восстановить единство страны. Также рекомендовалось очистить Забайкалье и Дальний Восток от японских войск. Эти идеи в несколько завуалированной форме лидер США преподнес в своей программе 14 пунктов по новому мироустройству после Первой мировой войны. Если бы этот документ был одобрен ведущими державами, это означало бы международное признание и закрепление расчленения исторической России.

Вопрос иностранной интервенции на территории России в советской историографии нам всегда объяснялся через призму классового антагонизма и империалистических амбиций. Однако в реальности мы имели дело с классическими формами геополитического противостояния стран моря и суши. Державы моря отрезали от России выход в открытое море, стремились взять под свой контроль крупные портовые города и стимулировать сепаратизм именно тех окраин, которые имели стратегическое значение. Как и в прошлом веке это были Польша, Прибалтика и Закавказье. И в этом стремлении волевые усилия англосаксов в полной мере совпадали. Министр иностранных дел Великобритании Дж. Н. Керзон был в восторге, что Россия потеряла контроль над Кавказом в 1919 году. Также он предупреждал, чтобы Британия бдительно следила за тем, чтобы генерал А.И. Деникин со свей армией не сумел бы заполучить эту территорию обратно. И американцы и англичане были заинтересованы в том, что бы отрезать Россию (как белую, так и красную) от ключевых морских рубежей. А.И. Деникин уже в эмиграции вспоминал, что союзники и, прежде всего Британия, охотно и торопливо признавали все новые государства, возникавшие на окраинах России при фактическом отсутствии реальной поддержки Белого Движения. Говоря о коварной политике западных держав Г.Н. Михайловский вспоминал: «Осложнения с англичанами происходили на почве несомненной двуличности их политики. Если одной рукой они поддерживали на юге России Деникина, а в Сибири – Колчака, то другой – явных врагов Деникина и вообще России. Подобно тому, как на берегах Балтийского моря наши прибалтийские окраины находили у Великобритании могущественную поддержку… на берегу Черного и Каспийского морей такую же поддержку встречали и кавказские народы, желавшие отделения. Этот общий тон английской политики expressis verbis был определен самим Ллойд Джорджем в английском парламенте, когда он прямо сказал, что сомневается в выгодности для Англии восстановления прежней могущественной России»xxxiii.

Не успели немецкие войска покинуть Прибалтику, как там моментально появились английские войска. Уже с декабря 1918 года стал активно реализовываться план по формированию так называемого «санитарного кордона» против русского влияния от Балтики до Черного моря. Именно для этого Западу и нужны были марионеточным «независимые» прибалтийские правительства. Почувствовав тенденцию правительства новообразовавшихся республик, быстро переориентировались на Англию. Когда в августе 1919 года на территории Эстонии сформировалась белогвардейское Северо-Западное правительство генерала Н.Н. Юденича, именно английский эмиссар потребовал от всех его членов подписать «признание эстонской независимости, иначе Антанта прекратила бы помощь». Как покажет дальнейшая история, помощь от западных «партнеров» белогвардейцам-северозападникам так и не придет. А в самый решающий момент, когда войска белогвардейцев будут наносить удар по Петрограду, вчерашний союзник Эстония прекратит поддерживать белых, а через пару месяцев сыграет главную роль в геноциде русских белогвардейцевxxxiv. Великобритания фактически признала Латвию и направляла действия её самопровозглашенных властей. Роль латвийского представителя в Лондоне выполнял британец Г. Симсон. Примерно в это же время, в мае 1919 года Ж.Б. Клемансо, В. Вильсон и Л. Джордж потребовали от адмирала А.В. Колчака признать все новообразованные на российской территории государства. Как известно лидер Белого движения отказался это сделать. Возможно, уже тогда мировые элиты вынесли ему смертный приговор, предрешив участь Белой борьбы.

Предпоследний царский министр иностранных дел С.Д. Сазонов, представлявший интересы Белого движения за рубежом, в своих мемуарах открыто писал о существовавшем в 1919 году «грандиозном плане Англии, имевшем целью расчленение России. Балтийские государства должны были окончательно отрезать Россию от Балтийского моря, Кавказ должен быть буфером, совершенно самостоятельным от России, между нею и Турцией и Персией… таким же самостоятельным должен был стать и Туркестан… независимость Кавказа, Туркестана и Балтийских государств ограничивалась бы практическим протекторатом Англии над этими областями». Напомним, что англичане появились на территории Кавказа и в Закавказье в ноябре 1919 года, заняв Баку и железную дорогу до Батуми. Видный государственный деятель Англии того времени лорд А.Д. Бальфур открыто заявил: «Единственно, что меня волнует на Кавказе, это кто контролирует железную дорогу до Батуми, по которой идет нефть, а аборигены путь хоть разорвут друг друга на куски»xxxv. Как вспоминал один из белых деятелей: «С легкой руки англичан грузины заняли определенно враждебную позицию к русским вообще и Добровольческой армии в частности. Русские в Тифлисе подвергались настоящему гонению. Особенно потерпела русская Церковь»xxxvi. Небольшие английские части появились в закаспийском регионе, взяв под свой контроль железную дорогу Красноводск-Ашхабад. Все, что когда-то Россия с таким трудом завоевывала и осваивала, обыгрывая своих геополитических конкурентов, было потеряно за считанные годы. Запад вновь брал под свой контроль стратегически важные регионы.

Столкнувшись в Париже с явным нежеланием видеть на конференции сторонников единой России и действенно помогать им, С.Д. Сазонов постоянно передавал в ставку, что западные державы не будут помогать России. И он оказался прав. Однако в конце 1918 – начале 1919 года лидеры Белого движения, воспитанные в духе чести и верности данному слову, продолжали демонстрировать потрясающую политическую слепоту и непонимание ситуации. «Весь генералитет не только Деникина, но и Врангеля считал, что союзники в ответ на лояльность к ним, переходившую действительно за грань житейской логики, не только должны, но и в самом деле помогут Добровольческой армии, верить противоположному они не хотели, считая, что Сазонов… не желает дать себе труда представить союзникам аргументы достаточно веские»xxxvii – вспоминает еще один делегат от Белого движения в Париже Г.Н. Михайловский.

Единственной страной, которая все же официально признала правительство барона П.Н. Врангеля, была Франция. Однако сделано это было незадолго до полного краха Белой борьбы в Крыму и только для того, что бы тем самым способствовать своему союзнику – Польше в борьбе с большевиками. Более того, официальное признание Белого правительства позволяло П.Н. Врангелю воспользоваться дореволюционными русскими средствами за границей и оплатить закупки вооружения у Антанты. Как только советско-польская война закончилась, западные союзники сразу бросили П.Н. Врангеля, не оказав ему никакой помощи. А польский лидер Ю. Пилсудский цинично заявил следующее: «Пусть Россия еще погниет лет 50 под большевиками, а мы встанем на ноги и окрепнем»xxxviii.

После длительных переговоров в Париже все же было образовано Русское политическое совещание, которое состояло из представителей главных белых лидеров: А.В. Колчака, А.И. Деникина, Н.В. Чайковского и Н.Н. Юденича. В начале 1919 года было предложено пригласить к переговорам на Принцевых островах в Мраморном море представителей России, в количестве не более трех от каждой из противоборствующих сторон. Зная непримиримую позицию противоборствующих сторон данное предложение выглядит откровенной провокацией и попыткой завуалировать истинные намерения западных держав. Естественно, что лидеры Белого движения не согласились договариваться в таком формате. А вот большевистское руководство 4 февраля 1919 года неожиданно заявило о готовности сесть за стол переговоров под эгидой западных держав. На что в ответ незамедлительно последовал меморандум У. Буллита полковнику Хаузу содержавший настоятельную рекомендацию срочно и недвусмысленно «информировать правительство Архангельска, что мы перестанем далее снабжать его оружием, раз оно не принимает предложение союзников». А Вильсон открыто высказал намерение установить отношения с большевиками, раз «другие русские правительства не хотят встретиться с союзниками на Принцевых островах»xxxix.

Важно отметить, что на протяжении всей гражданской войны одним из важнейших пунктов для западных союзников были идейные и политические убеждения лидеров Белого движения. Как уже говорилось, вопрос их либеральности стоял очень остро, так как Антанта была готова поддержать любую идеологию кроме монархической. О роли монархии, как потенциально интегративной силы мы говорили ранее. Любые правые идеи, направленные на достижение национальных интересов воспринимались на Западе крайне болезненно, а со временем и даже враждебно. Видя, что белогвардейские патриоты не желают признавать факта территориального распада своей родины и упорно сражаются с большевиками, западные державы не только прекратили снабжение белых армий, но и иногда открыто поддерживали их противников. Так, например, американцы поддерживали красных партизан, воюющих на Восточном фронте против войск адмирала А.В. Колчака. Противостояние между Верховным правителем России и американцами дошло до той степени, что Колчак даже просил Антанту удалить всех американских эмиссаров, чтобы они окончательно не испортили его отношения с Вашингтоном.

К 1919 году все лидеры Белого движения в России уже поняли истинные цели своих «союзников», однако изменить ситуации уже не могли. А.В. Колчак требовал устранения всех американских представителей из Сибири, А.И. Деникин открыто ставил перед англичанами вопрос о том, что они для Белой армии союзники или враги. Контрразведка барона П.Н. Врангеля неоднократно докладывала об английских шпионах, действующих в Крыму в пользу советской власти. «Под флагом «Красного креста» и оказания помощи... [англичане] снарядили специфическую разведочную организацию, действия которой могут быть чреваты последствиями: не исключается возможность передачи большевикам сведений военного характера, добываемых этой миссией для сообщения в Лондон. Так, по крайней мере, утверждает агентура, в отношении которой не может быть никаких сомнений»xl - отмечал представитель барона Врангеля.

Ряд фактов и цитат, приведенных ранее, позволяют сформировать устойчивое представление о роли Антанты в гражданской войне в России. Отвечая на вопрос с кем же были западные державы в этом конфликете, хочется привести фразу английского премьера Ллойда Джорджа: «Мы сделали все возможное, чтобы поддерживать дружеские дипломатические отношения с большевиками и мы признали, что они де-факто являются правителями территории крепкой великой России... Мы не собирались свергнуть большевицкое правительство в Москве»xli.

Итогом сложнейшей работы Запада по уничтожению России за время двух революций и гражданской войны стали огромные людские потери, отток трудовых и интеллектуальных ресурсов в виде эмиграции. За годы гражданского конфликта Россию покинуло около 2,5 миллионов человекxlii. Промышленность и сельское хозяйство в России были полностью уничтожены, а привычные товарные и логистические связи разорваны. В 1920 году объем промышленного производства составил всего 13,8 % от довоенного уровня, а сельскохозяйственная продукция около третиxliii. Голод и разруха стали результатом «военного коммунизма» и прочих социальных экспериментов большевиков. Сам В.И. Ленин откровенно признавал, что, выиграв в военном и политическом плане, большевики проиграли в плане экономическом и если не предпринимать решительных мер, то голодное крестьянство сметет их достаточно быстро. Начиналась относительная свобода НЭПа, чем в полной мере и воспользовались западные державы и, в особенности, США, которые за годы войны стали чуть ли не главными экономическими партнерами большевиков, существенно потеснив англичан и французов на рынке советской России. Изображая неприятие советского режима на политическом поприще, прагматичный Запад был готов с удовольствием вступать в экономические отношения с большевиками, если они выстраивались по его правилам и приносили сверхприбыли. Слабая Россия, выполняющая роль сырьевого придатка, устраивает Запад всегда, какая бы политическая сила её не возглавляла. В свое время британский премьер очень точно подметил суть такой политики: «Торговать можно и с людоедами». По мнению профессора Э. Саттона, цель западного капитала была достаточно проста: «С учетом неэффективности централизованного планирования при социализме, социалистическое государство является прекрасным рынком для его захвата капиталистическими монополиями, если им удастся заключить союз с представителями социалистической власти»xliv.

Для восстановления разрушенного большевистскому правительству было необходимо делать огромные закупки технологий, станков и оборудования, что по завышенным ценам и предложили заокеанские друзья. А ленинское правительство даже и не думало торговаться, предложив взамен золото, произведения искусства, музейные коллекции. Для этого уже в апреле 1920 года большевики издали декрет о конфискации золота и драгоценностей у всего российского населения, проводилась тотальная национализация всего достояния России, которое достаточно быстро перекочевывало в западные банки. Например, газета «Нью-Йорк Таймс» сообщала, что за первые восемь месяцев 1921 года в США было импортировано из России золота на 460 миллионов долларов, из них 102,9 миллионов пришлось на фирму, основанную Шиффом «Кун, Леб и Ко.»xlv. Бесспорно русское золото шло в Америку не на прямую, а через другие страны посредники. Так, одним из таких каналов поставки были скандинавские страны, где драгоценный металл переплавлялся и на него ставились новые клейма. Таким образом, все процедуры были соблюдены, а американское правительство могло легко изображать для общественности свое незнание факта русского происхождения этого золота. Директор шведского Монетного двора заявил, что в 1921 году они переплавили 70 тонн золота стоимостью около 42 миллиона долларов, и большая часть этого золота ушла в США. Далее этот же человек отмечал, что количество большевицкого золота, находящегося в настоящее время в стокгольмских банках, оценивается в сумму более 120 миллионов долларов США. Использовалась для этих целей и Эстония, так быстро признавшая советскую Россию и уничтожившая Белую Северо-Западную армию генерала Н.Н. Юденича. Устроенный геноцид русского воинства и гражданских лиц в 1920 году позволил эстонскому правительству иметь небольшую долю от поставок ценностей из советской России на Запад. Большевики передали эстонцам из золотого запаса России 11,6 тонны золота и право на концессию на 1 миллион десятин лесаxlvi. В ХХ веке Эстония выполнила дважды роль своеобразной форточки в Европу, через которую активно шли награбленные ценности из России – в начале 1920-х и в начале 1990-х годовxlvii. История, связанная с распадом двух держав, повторилась с потрясающей одинаковостью и по одному и тому же сценарию. Однако не были и обижены и другие европейские державы. Так, газеты 1921 года сообщали, что в Париж прибыло русское золото стоимостью 10 миллионов долларов, в этой же статье отмечалось, что это лишь первая «из нескольких партий согласно контракту, подписанному в Москве французской делегацией». А коммунистическая газета «Интернасьональ» еще до этого писала о поставке во Францию 200 ящиков золота стоимостью более 50 миллионов долларов и высказала мнение, что Франция стала перевалочной базой для поставок советского золота в Швейцарию и Англиюxlviii. Все кто в свое время профинансировал русских революционеров и способствовал уничтожению нашей империи, получили щедрые дивиденды.

С началом новой экономической политики золото хлынуло в США небывалым потоком. Газета Нью-Йорк Таймс в 1921 году свою главную статью номера озаглавило так: «Золотой потоп в Пробирной палате», в которой сообщалось, что «В результате непрерывного потока золота со всех краев земли, сейфы правительственной Пробирной палаты оказались до отказа набиты золотом в брусках, полосах и монетах, в результате чего она была вынуждена приостановить прием и спасовать перед тем количеством, которое банкиры собирались вывалить перед ней для переплавки и сертификации...». Американцы умели делать бизнес на войне и хаосе в других регионах мира, и многие страны за годы Первой мировой задолжали американцам и были вынуждены расплачиваться своими золотыми запасами, однако главный поток драгоценного метала в 1920-е годы шел именно из советской России. О финансовых выгодах от русской смуты говорят следующие цифры: если в 1913 году золотой запас США составлял 1,9 миллиарда долларов, то к 1927 году этот показатель увеличился до 4 миллиардовxlix.

Помимо выкачивания ресурсов из России Западный мир имел обширные планы по захвату стратегически важных производств и установлению монопольного контроля над ним. И предоставляемые советской властью в начале 1920-х годов концессии как раз соответствовали задачам западных финансистов.

Необъятный российский рынок планировалось превратить в своеобразную экономическую колонию, подконтрольную крупным корпорациям. Не сложно догадаться, кто первоначально возглавил комитет по выдаче этих концессий – это был верный слуга Запада и проводник его идей Л.Д. Троцкий. Любопытен и тот факт, что в годы НЭПа на ключевые посты в сфере экономики и внешней торговли ставились именно те большевики, которые приехали в Россию из-за границы и имели с ней тесные и давние контакты. Не спроста в дальнейшем И.В. Сталин будет неоднократно отмечать, что он в отличие от его товарищей по партии в эмиграции не был, а честно сидел в царской тюрьме. Однако смерть В.И. Ленина и постепенное усиление во власти И.В. Сталина изменили планы и самое главное, возможности западных финансовых кругов. В основе всех идеологических споров между Сталиным и Троцким, которые проходили в середине 1920-х годов стоял только один вопрос, по какому сценарию будет развиваться советская Россия: в качестве экономической полуколонии Запада или как самостоятельная великая держава. Естественно об этом никто открыто не говорил, так как в противном случае Сталину пришлось бы скомпрометировать всю верхушку советского руководства, так или иначе связанную с Западом, получающим от него деньги на революцию и продолжающих работать в интересах врагов России. Непременно пришлось бы коснуться и личности В.И. Ленина, который к тому времени уже стал чуть ли не иконой для большевиков. Поэтому И.В. Сталин решил тонко промолчать по этому вопросу. НЭП был отменен, а иностранные кампании быстро вытеснены из СССР, началась форсированная индустриализация и политика мощного протекционизма, направленного на достижение полной экономической самодостаточности.

Комплексно анализируя события русской революции можно с полной уверенностью сказать, что в 1917 году Россия столкнулась с многоуровневым проектом политической дестабилизации, который был спланирован, хорошо профинансирован и поддержан дипломатически рядом западных держав. Россия не смогла своевременно перехватить ни угрозу революции, ни осознать всю сложность и многогранность большой геополитической игры, проводимой против неё. В результате, наша страна была вычеркнута из числа победителей и погружена в хаос гражданской войны, которой активно и грамотно воспользовались наши геополитические конкуренты. Россия была не только ослаблена и разорена, но и на многие годы потеряла возможность серьезного представительства на международной арене.

 

i Васильев М.В. Революция 1905 года – репетиция смуты // Архонт. 2019. № 5. С. 16 – 36; Васильев М.В. Геополитический подтекст русской революции 1917 года. Часть 1. Февральский переворот // Современные исследования в сфере социальных и гуманитарных наук: сборник результатов научных исследований – Киров, 2018. С. 969 – 981: Васильев М.В. Геополитический подтекст русской революции 1917 года. Часть 2. Двоевластие // Современные научные исследования и разработки. 2018. № 3. С. 160– 172.

ii Троцкий Л.Д. Сочинения. Том 3. Историческое подготовление Октября. Часть 2. Москва-Ленинград, 1925.

iii Следует отметить, что эта же организация, которую возглавил директор федерального резервного банка Нью-Йорка У. Томпсон, а остальные должности в миссии занимали представители 14 крупнейших американских корпораций, раздавала деньги и другим русским революционным силам. Например, фонд «Заем русской свободы», принадлежащий эсерам получил от своих американских кураторов 2,1 миллиона долларов.

iv История Citi в России [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.citibank.ru/russia/citigroup/rus/history.htm (дата обращения 27.06.2019 г.).

v Как и зачем Америка поддерживала большевиков? [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://hellishamerica.ru/1917rossija.html (дата обращения 27.06.2019 г.).

vi Назаров М.В. Тайна России. Историософия XX века. М., 1999.

vii Кривошеин К. А.В. Кривошеин Париж, 1973. С 331-332.

viii Деникин А.И. Очерки русской смуты. Париж, 1921.

ix Иванов А.А. Теория малых войн и деятельность британских спецслужб на Русском Севере в 1918 году // Новейшая история России. 2018. Т. 8. № 2. С. 308 – 321.

x Около 7,5 тысяч американцев, 4000 канадцев, 2000 итальянцев, 1500 англичан и 1000 французов.

xi Самсонов А. Как державы Антанты «помогали» белогвардейцам // Военное обозрение. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://topwar.ru/4865-kak-derzhavy-antanty-pomogali-belogvardeycam.html (дата обращения 28.06.2019 г.).

xii Подробно о всех тонкостях уничтожения Черноморского флота с цитированием советских телеграмм изложено в публикациях Н.В. Старикова. Смотри: Почему Ленин и Троцкий утопили русский флот // Военное обозрение [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://topwar.ru/829-pochemu-lenin-i-trockij-utopili-russkij-flot-chast-1.html (дата обращения 04.07.2019 г.).

xiii Балтийский флот в Первую мировую. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://redstory.ru/war/graf/30.html (дата обращения 04.07.2019 г.).

xiv Следует обратить внимание, что на всех флотах России по приказу Л.Д. Троцкого русские корабли топились именно путем подрыва и торпедирования другими кораблями. Так как простое открытие кингстонов позволяет в дальнейшем поднять корабль, откачать воду и вернуть его в строй. В случае с большевиками в 1918 году ситуация обстояла иначе – нужно было полностью уничтожить флот, что бы восстановлению он уже не подлежал.

xv Сам Троцкий откровенно указывал, что в уничтожении русских кораблей были заинтересованы англичане. Так советский лидер писал: «по всему Балтийскому флоту пошли слухи о предложении советской власти расплатиться немецким золотом за уничтожение русских кораблей, хотя в действительности дело обстояло наоборот, то есть золото предлагали англичане, ибо дело шло о том, чтобы не сдавать флота немцам».

xvi Гордеева Е. Адмирала расстреляли за спасение флота? // Военное обозрение. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://topwar.ru/11388-admirala-rasstrelyali-za-spasenie-flota.html (дата обращения 04.07.2019 г.).

xvii Троцкий Л.Д. Как вооружалась революция. Т. 17. М., 1923. С. 69.

xviii Васильев М.В. Крестьянский фронт. Очерки о Гражданской войне. Saarbruckhen: Lap Lambert Academic Publishing, 2012. С. 108

xix Тархова Н.С. Поезд Троцкого – летучий аппарат управления наркомвоена // Государственный аппарат России в годы революции и Гражданской войны: Материалы всерос. конф., 22 декабря 1997. М., 1998.

xx Троцкий начал свой путь в поезд с 8 августа 1918 года, а закончил в начале 1921 года.

xxi Троцкий Л.Д. Моя жизнь: Опыт автобиографии. Берлин, 1930.

xxii Как и зачем Америка поддерживала большевиков? [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://hellishamerica.ru/1917rossija.html (дата обращения 27.06.2019 г.).

xxiii Попов О. Великая еврейская октябрьская революция [Электронный ресурс]. URL: http://maxpark.com/community/5325/content/2459730 (дата обращения 26.11.2017 г.).

xxiv Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. М., 1996.

xxv Микушина Т.Н. и др. Император Николай II. Крестный Путь. Омск, 2016.

xxvi Стариков Н.В. Русская смута XX века. СПб., 2017.

xxvii Граф Г.К. На «Новике». Балтийский флот в войну и революцию. СПб., 1997.

xxviii Путь на Голгофу: Царское Село. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://s-t-o-l.com/istoriya/put-na-golgofu-tsarskoe-selo/ (дата обращения 21.06.2019 г.).

xxix Нарочницкая Н.А. Русская революция и мир в ХХ столетии: через призму «русского вопроса» на Парижской мирной конференции // Перспективы. 2017. № 4. С. 7 – 37.

xxx Русский вопрос после Первой Мировой Войны. URL: http://so-l.ru/news/y/2018_02_13_russkiy_vopros_posle_pervoy_mirovoy_voyn (дата обращения 03.07.2019 г.).

xxxi Документы внешней политики СССР. М. 1958.

xxxii Листиков С.В. Мир без России: представительство белого движения на Парижской конференции // Вестник МГИМО Университета. 2009. № 1. С. 15 – 30.

xxxiii Кирмель Н.С. Спецслужбы Белого движения. 1918–1922. Разведка. М., 2013.

xxxiv О трагической судьбе белогвардейцев-северозападников можно прочитать в книге Зирина С.Г. Голгофа Северо-Западной армии. 1919 – 1920 гг.: венок памяти соотечественникам. СПб., 2011.

xxxv Стариков Н.В. Кавказские войны — средство геополитики. URL: https://nstarikov.ru/blog/36129 (дата обращения 03.07.2019 г.).

xxxvi Трубецкой Г. Годы смут и надежд 1917-1919. Монреаль, 1981. С. 164-161.

xxxvii Михайловский Г.Н. Записки. Из истории российского внешнеполитического ведомства. 1914-1920. Книга 2. Октябрь 1917 – ноябрь 1920. М. 1993.

xxxviii Нарочницкая Н.А. Русская революция и мир в ХХ столетии: через призму «русского вопроса» на Парижской мирной конференции // Перспективы. 2017. № 4. С. 7 – 37.

xxxix Плешко А.О. Роль У. Черчилля в решении «Русского вопроса» на Парижской мирной конференции // Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 6. С. 92 – 99.

xl Росс Н. Врангель в Крыму. Франкфурт-на-Майне. 1982. С. 234.

xli Елисеев А. Британское вмешательство // Столетие. 17.03.2008. URL: http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/britanskoe_vmeshatelstvo.htm (дата обращения 28.06.2019 г.).

xlii Васильев М.В. Русская эмиграция после 1917 года. Саратов, 2019.

xliii Советская военная энциклопедия. М., 1979. Т. 7. С. 474.

xliv Саттон Э. Уолл-стрит и большевицкая революция. URL: http://hellishamerica.ru/1917rossija.html (дата обращения 28.06.2019 г.).

xlv Назаров М.В. Тайна России. Историософия XX века. М., 1999.

xlvi Эстонии пора принести официальные извинения России за Тартуский мир // Военное обозрение. URL: https://topwar.ru/10746-estonii-pora-prinesti-oficialnye-izvineniya-rossii-za-tartuskiy-mir.html (дата обращения 28.06.2019 г.).

xlvii Васильев М.В. Псковское приграничное пространство и геополитика 1990-х годов // Псков. 2018. № 48. С. 199 – 211.

xlviii Назаров М.В. За кулисами «нэпа» и «сталинизма». URL: https://rusidea.org/430104 (дата обращения 28.06.2019 г.).

xlix Саттон Э. Уолл-стрит и большевицкая революция. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://hellishamerica.ru/1917rossija.html (дата обращения 28.06.2019 г.).