Глобализация как мегатренд мирового развития

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

25.04.2013

 

Введение

Глобализация входит в разряд самых актуальных проблем современной социальной теории. Одним из наиболее заметных ученых, поднявших этот вопрос, был Роланд Робертсон, который утверждал, что социальным теоретикам следует встать на «специфически глобальную точку зрения и трактовать глобальные условия как таковые»[1]. Более конкретный и вы­разительный характер имеет утверждение Робертсона, что «в процессе глобализации, который происходит относительно независимо от строго социетальных и других традиционно изучае­мых социокультурных процессов, присутствует общая автономность и «логика»[2]. Именно это внимание к глобальным и автономным процессам является харак­терной чертой теории глобализации.

В последнее время глобализация в мире охватывает все большее число государств. Трансформацию претерпевают все сферы жизни мирового социума. Первой из них стала экономика: расширяются торгово-экономические и финансовые взаимосвязи. Можно утверждать, что образовалась глобальная экономика: последний финансовый кризис так или иначе отразился практически на всех странах мира. В политической сфере прослеживаются устойчивые межгосударственные и иные институциональные связи. Распространяются трансграничные социальные связи и отношения во всем их многообразии. Формируется глобальное социальное пространство, что позволяет говорить о становлении всемирной общности человечества. Материальной основой интеграции человечества как сообщества стало бурное развитие средств коммуникации[3].

По мнению представителей транснационализма (Роберт О. Коохейн, Джозеф Най), государство как источник и носитель легитимной политической власти начало терять свою роль. В глобализирующемся мире возникли новые формы политической организации, международного права и новые центры экономической и политической власти. Наряду с национальными государствами ведущими акторами международных отношений  стали не менее, а иногда и более влиятельные игроки: международные правительственные (МПО) и неправительственные (МНПО) организации,  транснациональные корпорации (ТНК), другие организации и движения, образующие в совокупности многослойную полицентрическую систему глобального управления. В свою очередь у так называемых «государственников» противоположная точка зрения. Во-первых, государства владеют ТНК. Во-вторых, МПО ничего не могут сделать без согласия правительств. В это время число государств увеличивается. В-третьих, существует малое количество МПО, чьи решения обязательны для государств – членов. Большинство из них носит рекомендательный характер.

МПО относятся к числу наиболее развитых механизмов упорядочения международной жизни. По мере развития международных взаимодействий в различных общественных сферах в форму МНПО все чаще стали институционализироваться возникающие транснациональные связи с целью придания им более устойчивого характера. Число МПО и МНПО выросло в несколько раз за последние двадцать лет. Объективными причинами роста числа МНПО стали процессы, связанные с глобализацией мировой системы с отчетливо выраженными разнообразными трансграничными взаимодействиями.

В таком развитии можно видеть предпосылки для радикальной трансформации системы международных отношений и формирования глобального мирового сообщества, в котором самоорганизация и регулирование общественных процессов будут осуществляться не через взаимодействие между государствами, а непосредственно, с помощью механизмов прямого действия. МНПО в таком случае могут рассматриваться как элементы формирующегося глобального гражданского общества. Появление все большего числа негосударственных акторов, участвующих на международной арене параллельно с государствами и оспаривающих их монопольное положение, становится примечательным феноменом в развитии международных отношений.

Будучи объективным историческим процессом, глобализация имеет как положительные, так и отрицательные последствия для государств и народов мира. Она открывает новые возможности для развития, которые связаны с использованием преимуществ международного разделения труда, производственной кооперации, передачи технологий, управленческого и организационного опыта, более эффективной мобилизации ресурсов, в том числе человеческих. Но глобализация — это и возросшая проницаемость границ для нелегальной иммиграции, организованной преступности, международного терроризма,  наркотрафика, вирусных инфекций, информационной агрессии.

Несмотря на то, что глобализация как объект научного исследования возникла относительно недавно, по этой проблеме существует уже большое количество публикаций. Сегодня эта проблема широко распространена как в научном сообществе, так и в общественной жизни, потому что глобализация затрагивает все современное общество. Она является предметом множества конференций и дискуссий ученых, политиков, религиозных деятелей, деятелей искусства. Порождается масса точек зрения относительно того, что это за процесс, когда и где он начался, на что распространился и какие имеет за собой последствия.

Что касается проблемы увеличивающегося влияния международных организаций на сферы общественной жизни, то следует сказать, что она еще не получила достаточной разработки и освещения в специальной литературе.

Понятие и теории глобализации

В конце XX века для описания фундаменталь­ных процессов современности вы­двинут тезис глобализма. Термин «глобализация» был официально объявлен академическим и начал использоваться в 1980-х годах, когда ее стали считать важным компонентом социальной теории.

Вначале попытаемся ответить на первый возникающий вопрос: что представляет собой глобализация? Для этого предлагаем взять во внимание следующие определения этого термина.

В.И.Добреньков понимает глобализацию как «объективную закономерность (широкое значение), в соответствии с которой все современное общество развивается независимо от воли и сознания составляющих его людей, и как субъективную интерпретацию (узкое значение), сознательно конструируемую политическими акторами в угоду своим целям, которые реализуются в совокупности практических действий»[4]. По его мнению, глобализация – «естественный и объективный процесс интеграции человечества» и сближения народов[5]. Политическими акторами глобалицазационных процессов при этом являются отдельные государства, блоки стран, регионы мира, транснациональные корпорации, международные организации.

Французский политолог Ф.Моро-Дефарж определяет глобализацию как процесс, который «покрывает действия» всех международных акторов – государств, организаций, предприятий, индивидуумов, – «которые принуждены рассуждать на глобальном уровне, то есть на уровне всей планеты»[6].

С точки зрения отечественного ученого А.Б.Вебера, глобализация означает «втягивание всего мира в открытую систему финансово-экономических, общественно-политических и культурных связей на основе новейших коммуникационных и информационных технологий. Это объективный процесс, который подготовлен всем ходом предшествующего развития и теперь вступил в качественно новый этап»[7].

Тезис глобализма существует в двух вариантах: в теориях современности как позднего модер­на, развиваемых «нормальной» (в смысле Т. Куна) социологи­ей, с одной стороны, и в теориях постмодерна - с другой. Для теорий позднего модерна глобализм – это повсеместная реали­зация социальных принципов, заложенных в обществах модер­на, в культуре эпохи Просвещения; это процесс унификации территорий и взаимодействий. Благодаря этому современность предстает как зрелый модерн, не лишенный, однако, фрагмен­тирующих его тенденций. Для постмодернистских теорий со­временность - это конец модерна, конец эпистемологии и соци­ального порядка модерна, это оформление сетевых коммуника­тивных систем, на основе которых оформляются глобальные системы взаимодействия.

Возникает вопрос: что же происходит с обществом? Ведь общества модерна сложились и существовали в форме нацио­нальных государств. Некоторые современные исследователи глобализма – Дж. Урри, И. Валлерстайн и др. – заговорили в связи с этим о «конце общества». Наблюдаемая, якобы, не­адекватность базовых социологических категорий современным социальным реалиям позволяет поставить вопрос и об адекват­ности самой социологии как науки и предложить ей замену в виде дисциплины под именем «историческая социальная наука»[8]. По мнению Джона Урри, современность, харак­теризуемая как «возникающий глобальный порядок – это поря­док постоянного беспорядка и нарушения равновесия»[9].

Нет сомнений и в том, что современные общества утратили классическую классовую структуру, которая репрезентировала себя в политическом действии классов, и являются прежде все­го массовыми обществами. Безусловно, массовость – это глав­ная социологическая характеристика современных обществ, характеризующая как природу социальных институтов и соци­ального порядка, так и особенности систем социальной страти­фикации, тип социального характера и т. д. Более того, очевид­но, что и современные социологические теории информацион­ного общества, и постмодернистская социология в качестве ба­зовой социологической модели соотносятся именно с моделью массового общества или имеют ее в качестве основы. Ж. Бодрийяр, один из главных авторов тезисов «конца социального», «конца порядка», «конца истории» в основу ана­лиза современности и обоснования своих тезисов полагает именно критическую теорию массового общества, концепцию «массы» как «молчаливого большинства». Все остальные ха­рактеристики, такие как «информационное» или «сетевое», ха­рактеризуют это массовое общество с точки зрения уровня его научно-технического развития, фиксируют используемые им технологические ресурсы и средства коммуникации. Они ско­рее являются метафорами, чем аналитическими социологиче­скими характеристиками, что, кстати, и признается авторами этих концепций[10].

Некоторые исследователи говорят о «детерриторизации» или о «конце территорий», чтобы подчеркнуть обесценивание национального государственного правительства. А.Аппадураи выделяет пять видов пространства, каждый из которых включает в себя признаки и проявления глобализации, пять видов «мировых культурных потоков»: медиапространство, формирующее «общность транснациональных и даже постнациональных чувств»; этнопространство, формируемое движениями населения; технопространство – трансферты технологий через границы; финансовое пространство, т.е. финансовые обмены, и идеологическое пространство – идеологии и контридеологии, рождающиеся вследствие встречи западных ценностей эпохи Просвещения и «периферийных» культур. Следствие этих «пространств» - ослабление привязанности граждан к своему государству, потому что признаки территориальной принадлежности подвергаются размыванию.

Виды глобализации

Существуют три основных вида глобализации, выделяемые исследователями данной проблематики.

Во-первых, это экономическая глобализация. Ведущая роль во всеохватывающем процессе глобализации принадлежит становлению мирового экономического пространства. Глобализация экономики – это процесс экономического сближения государств, результатом которого становится формирование в масштабах всего мирового хозяйства интегрированного рынка товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний. Экономическая глобализация, обусловленная активной деятельностью ТНК, приводит к тому, что национальная экономика во все большей степени находится вне сферы национально-государственного контроля. Новые условия взаимодействия, возникшие из эволюции национальных экономик, мультиплицированные бурным развитием информационных технологий, привели к постановке вопроса об ограниченности монополии государства на властные функции. Прежде всего, такая возможность ассоциируется с возросшей экономической мощью ТНК, которые стали превосходить экономические возможности многих государств, и формированием значительного числа наднациональных и международных организаций, которые нередко оказывают весьма жесткое влияние на внутринациональные государственные структуры. В итоге это приводит к постепенному установлению единых норм и правил, регулирующих хозяйственную деятельность экономических агентов, что трансформирует функции государственного управления.

Многие процессы в сфере экономики, прежде всего в валютно-финансовой сфере, приобрели глобальный характер и не поддаются регулированию отдельных государств. Для этого требуются согласованные действия многих стран, а также вмешательство в эти процессы глобальных международных экономических организаций, таких как Международный валютный фонд, Всемирный банк, Всемирная торговая организация и др.

Либерализация межгосударственного перемещения факторов производства приводит к ослаблению контроля над ними со стороны национального государства, подрывая его возможности в полной мере регулировать национальную экономику.   

В этих условиях отдельные функции государственного управления – обеспечение условий честной конкуренции, контроль за ценами монополий, защита прав собственности, регулирование внешнеэкономической деятельности – в определенных масштабах начинают координироваться в рамках международных организаций.

Во-вторых, культурная глобализация. Она получает свое развитие из технологической революции и экономической глобализации, которые вместе создают поток культурных благ. Здесь ключевым является выбор между унификацией, стандартизацией и стремлением к многообразию.

Глобальная общность человеческих связей (непосредственных и опосредованных) – это в первую очередь культурный феномен. Он проявляется в разнообразных формах. Среди них – универсализация научных знаний, интернационализация высшего образования, всемирное распространение западной массовой культуры (со всеми ее издержками), небывалый размах транснациональных форм туризма и спортивных состязаний, международные фестивали, интернациональные общественные движения, контакты ученых, деятелей культуры и искусства, специалистов разных стран[11].

Одним из последствий глобализации является культурная диффузия, то есть стихийное и никем не контролируемое заимствование культурных ценностей, которая имеет как позитивные, так и негативные аспекты. С одной стороны, она позволяет народам больше общаться между собой и узнавать друг о друге, что способствует сближению народов. В мировом сообществе моментально распространяются не только потоки информации, но и любые социальные нововведения. Одни государства заимствуют у других программы социальной защиты, структуру системы образования и т. д. С другой стороны, чрезмерно активное общение и заимствование опасно потерей культурной самобытности. Распространение одинаковых культурных образцов по всему миру, открытость границ для культурного влияния и расширяющееся культурное общение заставили ученых говорить о процессе глобализации современной культуры. Массовая культура становится универсальной, а самобытность, местные традиции размываются[12].

Наконец, в-третьих, существует политическая глобализация, как результат двух первых. Под влиянием глобализации государственные структуры, так же как традиционные социальные институты испытывают значительные потрясения. Новые акторы подрывают традиционные приоритеты государственного суверенитета. Государство претерпевает давление «снизу», «сверху» и «извне».

«Снизу» сложившаяся система национальных государств «размывается» внутригосударственными структурами и становящимся гражданским обществом. Многие исследователи подчеркивают, что глобализация сопровождается процессами противоположной направленности, такими как «дифференциация», «регионализация», «фрагментация» или «локализация».

О первом процессе пишет Э.Гидденс: «Было бы ошибкой рассматривать глобализацию как простой процесс роли мирового единства. Глобализация социальных отношений – это, главным образом, дифференциация временных и пространственных отношений в нашей жизни. Другими словами, на жизнь общества оказывает значительное влияние и события, происходящие далеко от нас»[13]. Дж.Розенау подчеркивает неразрывность разнонаправленных процессов и создает термин «фрагмеграция» (фрагментация и интеграция). Он предлагает характеризовать политические аспекты фрагмеграции как колеблющиеся между централизацией и децентрализацией, а экономические и социальные – между глобализацией и локализацией[14].

«Сверху» государственный суверенитет подрывается наднациональными организациями и институтами, которые чаще вмешиваются в его прерогативы. Это миротворческие операции под эгидой ООН; деятельность МВФ, диктующего государствам свои «правила игры»; ВТО, в рамках которой государства должны вести переговоры не только друг с другом, но и с национальными группами давления, а также партиями и другими институтами национальных гражданских обществ; Международный суд в Гааге, выносящий приговоры политическим деятелям независимых государств. Кроме того, встречается и добровольное ограничение своего суверенитета государствами. Это так называемый трансферт суверенитета, т.е. передача его части в распоряжение общих структур интегрирующихся государств, например, Европейский союз.

«Извне» суверенитет ущемляет активизация неправительственных организаций и объединений, таких, как Международная Амнистия, Human Rights watch, правозащитные, а также экологические движения[15].

Влияние глобализации на Россию

Самостоятельным участником международных отношении постсоветская Россия становится в результате Беловежских соглашений 1991 года. Характеризующие ее сегодня основные черты и особенности отчасти унаследованы ею из исторического прошлого, но в основном являются принципиально новыми, возникшими в результате распада СССР и обретения его бывшими республиками государственного суверенитета.[16]

В Россию глобализация проникла в 1990-х годах, вторглась в общественное сознание и в течение последних двадцати лет увеличила свое проявление в стратегии и тактике политических нововведений. Идея глобализации была перенесена из развитых государств в развивающуюся, неподготовленную страну, что привело к необратимым последствиям.

Либеральные реформы привели к упадку во всех сферах общественной жизни. Был нанесен сокрушительный удар по экономике страны. За десятилетие экономические показатели резко снизились. Одним из наиболее драматических результатов стало изменение ситуации в социальной сфере. Возникла ощутимая поляризация общества. Государство раскололось на две части: миллиардеры и миллионеры с одной стороны и бедствующее большинство – с другой. В результате всех этих последствий резко ухудшилось духовное состояние общества: произошла колоссальная нравственно-психологическая деградация общества[17].

Российское правительство и общество пытаются преодолеть последствия распространения либеральной глобализации 1990-х годов. В последние годы Россия активно прокладывает свой суверенный, национальный курс на международной арене. Новое руководство страны исходит из концепции многополярного мира и придерживается принципа баланса интересов государств.

По внешним показателям Россия вроде бы включена в глобализационные процессы. Нынешняя структура средств массовой информации в стране немногим отличается от существующей в остальном мире. Российские СМИ интегрированы в информационные пространства, в Россию беспрепятственно поступает зарубежная литература и периодика, в ней вещают мощные иностранные радиостанции, ее территория подключена к Интернету и международной системе электронной связи. Информационная глобализация стала одной из причин укоренения в России так называемой массовой культуры, определяющей многие стороны поведения людей – от моды в одежде до форм межличностного общения и ценностных ориентаций. Все заметнее ее влияние на духовные предпочтения населения. Многократно возросла миграция, разрослись эмигрантские и иммигрантские диаспоры. Все это говорит о высокой степени вовлеченности России в глобализацию.

Еще большие проблемы связаны с негативными последствиями глобализации, от которых страдает все мировое сообщество. Доминирующая в глобализационных процессах неолиберальная модель, создавшая благоприятные условия для «первоначального» накопления и концентрации экономических ресурсов в руках немногих, приводит к глубокому социальному расслоению. По уровню поляризации богатства и бедности Россия «обогнала» Западную Европу и «догоняет» Латинскую Америку. По темпам роста числа миллионеров – вошла в число мировых лидеров, обогнав США. Российские миллионеры и миллиардеры в своих потребительских предпочтениях ориентируются на самые высокие западные стандарты. Демонстрационный эффект телевидения способствует, с одной стороны, распространению завышенных потребительских ожиданий у основной массы населения, с другой – усиливает ощущение «относительной лишенности» и обостряют восприятие бедности. Контрасты богатства и бедности стали главным источником латентного напряжения в российском обществе. По своей интенсивности избыточное социальное неравенство, то есть такое, которое входит в противоречие с представлениями большинства людей о социальной справедливости и воспринимается как нетерпимое, влечет за собой серьезные политические последствия. Растет недоверие к власти, демократии, политическая апатия, с одной стороны, и экстремизм – с другой, что побуждает маргинальные слои к нелегальным, в том числе силовым акциям протеста, ослабляет и подрывает внутреннюю целостность общества. Власть отвечает на это обращением к авторитарным методам управления, укреплением силовых структур, расширением их полномочий и сферы действия, ограничением и выхолащиванием общегражданских, трудовых и профсоюзных прав и свобод.

Широкое заимствование зарубежных социокультурных, поведенческих и потребительских образцов, часто далеко не лучших, а то и просто асоциальных, стало одним из факторов роста национализма в различных его проявлениях – от утверждения национальной идентичности до проповеди национальной исключительности. Вспышки национал-шовинизма и агрессивной ксенофобии стимулируются также противоречиями, связанными с массовой миграцией населения из соседних государств, входивших некогда в  состав Советского Союза, и возросшей внутренней миграцией, обусловленной неравенством жизненных условий в разных регионах Федерации.

Резко ухудшается и общий нравственный климат. России пришлось в полной мере испытать на себе и такие негативные аспекты глобализации, как организованная международная преступность, распространение наркомании и терроризм.

Названные выше негативные признаки являются следствием не столько глобализации как таковой, сколько следствием неадекватности политики «догоняющего» развития интересам и потребностям страны.

То, что глобализация – объективный процесс, вовсе не означает обязательности использования единых стандартов рыночной либерализции. У каждой страны – свои возможности и способы включения в глобализационные процессы. Неолиберальная модель глобализации отвечает, прежде всего, интересам ТНК и ведущих держав западного мира. Но она губительна и неприемлема для большинства стран мира, для которых важнейшей целью остается поиск своего пути, соответствующего их национальным интересам и конкретным условиям.

Россия, как и другие страны, нуждается в собственной глобализационной политике со своими целевыми установками, в просчитанной реакции на возникающие проблемы, вызовы и нежелательные последствия. Пока же доминирует фаталистическое представление о глобализации как о чем-то неотвратимом и всепоглощающем.

Россия – один из ключевых участников международного общения. В качестве одного из пяти постоянных членов СБ ООН остаётся одной из традиционных великих держав и несёт особую ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Россия входит также в G8 экономически развитых государств. Является членом значительного числа других международных организаций, включая Cовет Европы и ОБСЕ. Особое место занимают организации, созданные на пространстве бывшего СССР в основном при ведущей роли России: СНГ, ЕврАзЭс, ОДКБ, ШОС. Россия вместе с Белоруссией составляют Союзное государство. 

Неправительственные организации России могут активно участвовать в создании транснационального гражданского общества, способного стать субъектом глобализации, представляющим в мировой политике сообщество народов. Выражая интересы общественности, гражданское общество имеет возможность не допустить абсолютизации роли государства в формировании глобализационной политики.

Выводы

Необходимо отметить следующие важные моменты:

1.             Рассмотрев различные определения, данные процессу глобализации, можно сделать вывод о том, что это объективный исторический процесс, вовлекающий всех международных акторов – от государств до индивидов – в сложную единую систему политических, финансовых, культурных и общественных связей.

2.             Глобализация имеет как позитивные, так и негативные стороны. Положительным моментом является то, что она открывает новые возможности для развития – использование преимуществ международного разделения труда, производственной кооперации, передачи технологий, управленческого и организационного опыта, более эффективной мобилизации ресурсов. Расширяются торгово-экономические, финансовые, межгосударственные и трансграничные социальные взаимоотношения. Отрицательными последствиями можно назвать возросшую проницаемость границ для нелегальной миграции, организованной преступности, международного терроризма,  наркотрафика, вирусных инфекций, информационной агрессии. Глобализация  одновременно и разъединяет мир, обнажая и обостряя различия и противоречия, провоцируя множество конфликтов.

3.             Были выделены три вида глобализации: экономическая, культурная и политическая. 

В настоящее время происходит становление мирового экономического пространства. Происходит интегрирование рынка товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний. Многие процессы в валютно-финансовой сфере уже не подвластны отдельным государствам. Для этого требуется вмешательство международных экономических организаций.

Культурная глобализация происходит в результате усиления коммуникационных и информационных связей, интеграции народов. Средства массовой информации переносят унифицированный культурный опыт на миллионы людей. Таким образом размываются культурные традиции, утрачивается самобытность народов.

Государственные и негосударственные структуры и другие социальные институты претерпевают серьезные изменения. «Снизу» сложившая система национальных государств «размывается» внутригосударственными структурами и становящимся гражданским обществом. «Сверху» государственный суверенитет  подрывается наднациональными организациями и институтами. «Извне» статус государств ущемляет активизация МНПО и других общественных движений.

4.   Россия входит в число государств, охваченных процессом глобализации. Идея глобализации вторглась в общественное сознание около двадцати лет назад. С тех пор произошел ряд необратимых явлений – снижение экономических показателей, увеличение дифференциации общества, деградация нравственно-психологических факторов.

Россия, как и другие страны, нуждается в собственной глобализационной политике со своими целевыми установками, в просчитанной реакции на возникающие проблемы, вызовы и нежелательные последствия. Пока же доминирует фаталистическое представление о глобализации как о чем-то неотвратимом и всепоглощающем.

 


[1] Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture, Sage, London, 1992. P. 338.

[2] Там же. P. 338.

[3] Вебер А.Б., Галкин А.А., Красин Ю.А. О России с тревогой и надеждой. – М.: Алетейя, 2008. С.428

[4]  Добреньков В.И. Глобализация и Россия: Социологический анализ. – М.: «ИНФРА-М», 2006. С.3.

[5] Добреньков В.И. Глобализация и современный мир: Доклад: 36-й Всемирный конгресс Международного института Социологии «Социальные перемены в эпоху глобализации», Пекин (Китай), 7-11 июля 2004г. – М.: МАКС Пресс, 2004. С.2.

[6]  Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. – М.: КОНКОРД, 1996. С.71

[7]  Вебер А.Б. Актуальные вопросы глобализации.// Космополис. 1999. №5.

[8] Wallerstein I. From Society to Historical Social Science: Prospects and Obstacles. // The British Journal of sociology. – 2000, v. 51, №1. P. 25 - 36.

[9] Urry J. Sociology beyond Societies. Mobilities for the XXIst Century. – L., N. Y., 2000. P. 203.

[10] Полякова Н. Л. Современные социологические теории общества. - М., 1996. С. 373.

[11] Вебер А.Б., Галкин А.А., Красин Ю.А. О России с тревогой и надеждой. – М.: Алетейя, 2008. С.435.

[12] Васильев В.П., Деханова Н.Г., Холоденко Ю.А. Государственное управление: учебное пособие. – М.: «Дело и сервис», 2010. С. 289-294.

[13]   Гидденс Э. Социология: Учебник 90-х гг. Челябинск,1991. С.189

[14]  Rosenau J. New Dimentions of Security. The Interaction of Globalizing and Localizing Dynamics// Security Dialogue. 1994. Vol.25 (3).

[15] Международные отношения: социологические подходы: Учебное пособие / Под. ред. П.А.Цыганкова – М.: «Гардарика», 1998. – 352 с.

[16] Цыганков П.А. Теория международных отношений. – М.: Гардарики, 2003. С.507

[17] Добреньков В.И. Глобализация и современный мир: Доклад: 36-й Всемирный конгресс Международного института Социологии «Социальные перемены в эпоху глобализации», Пекин (Китай), 7-11 июля 2004г. – М.: МАКС Пресс, 2004. С. 10-30.