Глобализм НАТО

15.06.2021

Очередной саммит НАТО, прошедший 14 июня в Брюсселе, не изменил кардинальной стратегии НАТО – этот агрессивный военный блок будет продолжать обосновывать свое существование выдуманными угрозами.

Но кроме России, которая заменила СССР эпохи «холодной войны», в потенциальные противники теперь фактически включен и Китай.

Еще ранее, на саммите НАТО в Лондоне в декабре 2019 года, генеральный секретарь Йенс Столтенберг неоднократно призывал североатлантический союз адаптироваться к новому вызову в виде Китая. Он тогда заявил, что «мы должны учитывать тот факт, что Китай приближается к нам» в Африке, в Арктике, в киберпространстве и даже в Европе.

Тогда все единодушно согласились впервые упомянуть Китай в декларации НАТО, подчеркнув, что «растущее влияние Китая и международная политика представляют как возможности, так и проблемы, которые мы должны решать вместе как Альянс».

Накануне последнего саммита 14 июня тему угрозы со стороны Китая активно муссировали в различных структурах НАТО и аналитических центрах стран Альянса, готовя общественное мнение. Китай официально был заранее включен в повестку мероприятия.

Например, по мнению Пьера Моркоса из Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон), стратегия НАТО в отношении Китая должна иметь три составляющих.

Первое. Укрепление ситуационной осведомленности НАТО о деятельности Китая, которая может повлиять на трансатлантическую безопасность. Союзникам необходимо улучшить свое коллективное понимание действий Китая, которые могут повлиять на коллективную оборону и устойчивость НАТО. Это требует расширения обмена разведывательными данными между союзниками, наращивания внутреннего опыта НАТО и улучшения мониторинга китайской военной деятельности в зоне ответственности Верховного главнокомандующего союзниками в Европе (SACEUR).

Второе. Углубление политической координации между союзниками и партнерами по НАТО. НАТО должен служить политической платформой для обсуждения между союзниками действий Китая и реакции союзников на них. Это было бы частью более широких усилий по восстановлению НАТО в качестве важного трансатлантического политического форума. Аналогичным образом, союзникам следует активнее взаимодействовать с четырьмя азиатско-тихоокеанскими партнерами НАТО, а именно с Японией, Южной Кореей, Австралией и Новой Зеландией. Более регулярные обсуждения в формате «НАТО+4» способствовали бы общему пониманию потенциала и деятельности Китая.

Третье. Расширение сотрудничества между НАТО и ЕС, чтобы помочь союзникам повысить свою устойчивость в ответ на растущее влияние Китая. НАТО следует активизировать сотрудничество с Европейским союзом, когда речь заходит о проверке и оценке китайских инвестиций в критически важные инфраструктуры союзников, обеспечении безопасности телекоммуникационных сетей 5G, противодействии китайским кампаниям дезинформации и стимулировании совместных инноваций для поддержания технологического превосходства НАТО в гонке против Китая.

Данные предложения явно указывают не только на сложившееся новое конвенциональное соглашение у атлантистов в отношении КНР, но и на глобальные аппетиты НАТО. Хотя зона интересов Альянса уже давно вышла за пределы Северной Атлантики, курс на ангажирование партнеров ставит задачей именно широкое присутствие НАТО в различных частях света, а через НАТО – доминирование США.

Джо Байден перед саммитом НАТО посетил Великобританию, где с Борисом Джонсоном они синхронизировали свое видение атлантизма. Данный визит также является показательным, поскольку именно две державы морского могущества заложили тенденцию для нового подхода и дали импульс для развития внутри НАТО и ЕС (что после выхода Британии из Европейского Союза также имеет значение).

Кроме того, налицо попытка подмять под НАТО и США европейские структуры безопасности в лице зарождающихся объединенных вооруженных сил ЕС. Это может поставить крест на стратегической автономии Европы, которой добиваются ведущие игроки – Франция и Германия, а также значительно ослабить и так довольно хрупкий суверенитет членов ЕС. Впрочем, НАТО и создавался с этой целью – служить интересам США. Просто теперь задач и ответственности у всех по отдельности и взятых вместе будет больше.

Эти изменения однозначно коснутся спектра безопасности в России и, возможно, в Китае. Адаптироваться к расширяющемуся и более активному НАТО придется рано или поздно (лучше – раньше).

Хотя в Европе еще остались партнеры, с которыми можно продолжать сотрудничество, а также ряд стран (например, Сербия) нуждаются в определенной поддержке со стороны Москвы, продолжение Поворота к Востоку для России будет являться закономерным и логичным.