Госдеп США: "Мир изменился"

Фото pixabay
Фото pixabay
17.06.2019
Госдеп США поделился своими новыми опасениями

 

На брифингах Госдепартамента США 28-30 мая, где бывший эксперт FoxNewsМорган Ортагус в начале апреля сменила на посту официального представителя Госдепа Хизер Науэрт, круг обсуждаемых тем соответствовал текущей повестке дня и в большинстве своем включал вопросы, посвященные Ирану, Китаю и Венесуэле.

28 мая наибольшее внимание было уделено, разумеется, Венесуэле – стране, которой Вашингтон последнее время уделяет самое пристальное внимание.  Ортагус традиционно заверила, что Соединенные Штаты «поддерживают стремление венесуэльского народа восстановить свою демократию и положить конец нелегитимному режиму Мадуро» и что единственное, о чем можно договариваться с Мадуро – это условия его ухода. Несмотря на то, что официальный представитель Госдепартамента назвала предыдущие переговоры неудачными, «поскольку режим использовал их, чтобы разделить оппозицию и выиграть время», она выразила надежду, что переговоры в Осло будут сосредоточены на уходе Мадуро в качестве предварительного условия для прогресса в направлении венесуэльской конституционной демократии.  Такая обеспокоенность президентом чужой страны была вновь объяснена заботой о гражданах Венесуэлы - без уточнений, какими мерами, кроме поддержки Гуайдо, они планируют «помочь населению». Кроме того, судя по вопросам из зала, интерес присутствующих был сосредоточен на других предметах.

Также Ортагус выразила надежду на укрепление взаимовыгодных отношений с Малави после того, как президент был переизбран на второй срок. Прошедшие выборы были названы «мирными и заслуживающими доверия». Соединенные Штаты настоятельно призывают все политические партии продолжать поддерживать приверженность своих сторон ненасилию и решать любые проблемы в рамках судебной системы, добавила Ортагус.

Уже традиционно были высказаны опасения насчет авиаударов России и сторонников режима на северо-западе Сирии. «Насилие должно прекратиться. Мы будем и впредь публично и по дипломатическим каналам освещать опасные последствия этих актов.» Будут ли столь же беспристрастно освещаться авиаудары международной коалиции во главе с США по правительственным объектам в Сирии, официальный представитель Госдепартамента не уточнила.

Вопросы из зала были в большой степени посвящены Северной Корее. На те из них, которые были связаны непосредственно с госсекретарем США Майком Помпео, Ортагус давала весьма уклончивые ответы. Так, комментируя расхождение позиции по поводу недавних ракетных запусков со стороны Северной Кореи Помпео и Дональда Трампа, который в своем твиттере написал, что не усматривает в них нарушения резолюций ООН, она ограничилась тем, что назвала подобные испытания «одним из главных вопросов национальной безопасности». Аналогичным образом она ответила на вопрос о нарушениях норм политической агитации во время азиатского турне президента США, заявив лишь: «Я думаю, что государственный секретарь всецело поддерживает президента и его внешнюю политику. Ему была оказана честь стать первым иностранным лидером, встретившимся с японским императором, и секретарь полностью идет в ногу с президентом по всем основным вопросам внешней политики». 

После вопроса о том, действительно ли Россия и Китай заявили, что собираются бойкотировать организуемый совместно с США в конце июня в Манаме экономический форум по Палестине, а также о возможном участии Катара, Ортагус предпочла сослаться на то, что конференцию в Бахрейне проводит Джаред Кушнер и его команда, говорить о приглашениях конкретным странам еще рано, а в том, кто приглашен и кто действительно примет участие, следует ориентироваться на сведения из Белого дома. То же было с вопросом о возможном продлении 90-дневного освобождения Ирака от санкций, которое позволило закупать электроэнергию у Ирана. Ортагус предложила подождать мнения госсекретаря или президента на этот счет.

Все ответы, связанные с Ираном, оказались несколько стандартными. Так, например, комментируя слова министра иностранных дел Ирака, заявившего, что он выступает против односторонних действий, предпринятых Соединенными Штатами, и поддерживает Иран, а также назвавшего санкции против Ирана неэффективными, Ортагус возразила, что санкции работают. Она повторила это еще по меньшей мере дважды в рамках этого брифинга, и еще несколько раз, отвечая по поводу возможности экспорта иранской нефти в Китай и Индию.

Ничего нового не было сказано и относительно тех мер, которые будут приняты, если Иран откажется вести переговоры по поводу ядерного оружия. 

«Экономические санкции и кампания максимального давления останутся в силе. Когда это произойдет, когда наступит время переговоров, когда иранское руководство захочет выступить – президент и секретарь заявили, что это уже произошло – они будут готовы сделать это. Но до тех пор мы остаемся неизменными и непоколебимыми в отношении санкций и нашей кампании максимального давления. Это была наша политика. Это остается нашей политикой. И, как вы знаете, это не просто ядерное оружие. Речь идет о поддержке Ираном терроризма, его злонамеренном поведении во всем регионе», – сообщила Ортагус, и добавила, что на встрече Помпео с европейскими партнерами они продолжат просить наших европейских союзников «помочь нам заставить Иран увидеть этот путь к нормализации, понять процесс из 12 пунктов, которые выдвинул государственный секретарь.»

Говоря об INSTEX– "Инструменте для поддержки торговых обменов" – целевом механизме, предложенном Германией, Францией и Великобританией, Ортагус ответила: «Мы не будем поддерживать кого-либо, кто уклоняется от санкций США, будь то европейцы или кто-либо еще. У нас явно есть разногласия в отношении Совместного всеобъемлющего плана действий с нашими европейскими союзниками, но мы невероятно тесно сотрудничаем с ними по ряду вопросов.»  В отношениях санкций против Венесуэлы, Ирана или Северной Кореи США ожидают, что все страны, будь то союзники, друзья или враги, будут с ними считаться.

Любые обсуждения Ирана на этой конференции и в последующие дни, 29 и 30 мая, постоянно возвращались к 12 требованиям Помпео к Ирану. На вопрос о возможных путях налаживания переговоров между двумя странами, Ортагус сначала заявила: «На самом деле мы стремимся положить конец экономическим санкциям, положить конец кампании максимального давления. Вот чего мы хотим достичь. Мы хотим, чтобы иранский режим увидел эти 12 пунктов, изложенных госсекретарем Помпео, и подошел к столу переговоров, чтобы поговорить с нами, вести себя как нормальная нация.» После того, как журналист уточнил, готова ли она говорить о чем-то, кроме этих 12 требований, например, о мерах по укреплению взаимного доверия, официальный представитель Госдепа снова сослалась на госсекретаря, и то, что по ее мнению Помпео «очень четко изложил свою позицию, что путь вперед заключается в том, что касается этих 12 шагов. Я не думаю, что это слишком много – попросить их прекратить пытаться убить людей на европейской земле.» Таким образом, похоже, никаких дополнительных дискуссий, помимо требований США к Ирану, ожидать не стоит. Когда журналисты попытались задать Ортагус еще один вопрос о том, являются ли эти 12 пунктов ультиматумом или предварительным условием для начала диалога, она предпочла быстро переключиться на другого корреспондента.

Комментируя замечания некоторых критиков о том, что продажи оружия Объединенным Арабским Эмиратам, Иордании и Саудовской Аравии, о которых было объявлено 24 мая, подрывает ценности США и в них нет острой необходимости, Ортагус вновь сделала акцент на ухудшающуюся ситуацию в регионе, «непосредственно связанном с Ираном», а также «повышенной угрозой со стороны иранского режима» и необходимость помочь партнерам лучше защитить себя. 

За несколько минут до этого Ортагус повторила, что Турция, которая намерена закупить у России С-400 столкнется с очень реальными и очень негативными последствиями, если она завершит сделку. Принятые меры будут включать приостановку закупок и участие промышленности в программе F-35, а также вероятные новые санкции. Это заявление мало отличается от тех, что были сделаны официальными лицами США по поводу закупок Турцией С-400 ранее, однако, кажется, такая риторика не оказывает большого действия.

Точно так же выглядели заявления о том, что Соединенные Штаты обеспокоены ситуацией в Сирии. Ортагус полагает, что госсекретарь продолжит постоянные дискуссии со своими российскими коллегами. Ничто из имеющихся проблем не будет решено в одночасье, но мы четко принимаем это к сведению, мы встревожены и собираемся это высказать, добавила она. О реальных мерах, которые позволили бы улучшить гуманитарную ситуацию в Сирии, ничего сказано не было.

На трех майских брифингах Китаю также было уделено много внимания. Это было связано с двумя датами: окончанием священного месяца Рамадана и годовщиной событий на площади Тяньаньмэнь. Журналистов в первую очередь волновали вопросы, связанные с возможной реакцией Соединенных Штатов на ущемление прав религиозных меньшинств в Китае, а также сообщения об активистах, которые намеревались провести акции в годовщину событий 4 июня. В частности, Ортагус спросили, почему не были применены санкции против китайских властей, если США на самом деле не согласны с притеснением мусульман в Китае. В последнее время она сама и Помпео неоднократно выступали с публичными интервью, в которых говорили о недопустимости такого поведения по отношению к этническим и религиозным меньшинствам. Также 14 марта был выпущен Отчет о правах человека, где упоминается и текущая ситуация в Китае. Вводить какие-либо санкции в связи с ней не планируется. Представитель Госдепа отметила, что рассчитывает на вескость слова государственного секретаря. Такой же тактики предполагается придерживаться в отношении годовщины событий на площади Тяньаньмэнь: «Я думаю, что США призвали, и будут продолжать призывать, как и другие в международном сообществе, к полному публичному учету убитых, задержанных и пропавших без вести. Мы хотим, чтобы освободили тех, кто был заключен в тюрьму за стремление сохранить память о площади Тяньаньмэнь и положить конец продолжающимся преследованиям и демонстрациям участников демонстрации и их семей», - сообщила Ортагус.

В рамках мероприятий была выдана Пулитцеровская премия двум журналистам, недавно освобожденным из тюрьмы после более чем 500 дней, Ва Лоне и Кьяу Со У, за их журналистские расследования внесудебных убийств рохинджа солдатами в Бирме. Ортагус назвала получение ими премии «очень позитивным», отказавшись комментировать то обстоятельство, что еще одному журналисту, занимавшемуся освещением конфликта в Йемене и также получившему Пулитцеровскую премию, не удалось присутствовать на вручении, так как ему не дали визу. 

Журналисты также не получили четкого ответа на вопрос о том, действительно ли Россия нарушает Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Ортагус предложила перенаправить этот вопрос должностным лицам в Министерстве обороны США и других ведомствах. «Мы говорили, и я думаю, что мы говорим это постоянно, что Россия регулярно игнорирует свои международные обязательства в области безопасности и вооружений. Мы говорили об этом достаточно широко, поскольку это касается Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности <…> мы, безусловно, встревожены тем, что они продолжают игнорировать свои международные обязательства, связанные с контролем над вооружениями.» – мнение Ортагус по данной теме практически дублирует заявление, сделанное ранее директором Разведывательного управления Министерства обороны США, Робертом Эшли. Он сообщил, что США подозревают Россию в проведении испытаний ядерных боезарядов малой мощности, потому что, по его словам, учитывая устройство соответствующих объектов на территории России, существует потенциал к проведению таких испытаний. 

Самый развернутый комментарий на всех трех брифингах пришелся на вопрос, связанный с компанией Huawei, которой США вменяют в вину кражу интеллектуальной собственности и шпионаж. Официальный представитель Госдепа не ответила, есть ли какие-либо конкретные доказательства в поддержку обвинения, упомянув лишь то, что в устройствах компании были найдены определенные уязвимости, а также тот факт, что китайские компании «подчинены авторитарному режиму». Затем Ортагус с большим воодушевлением переключилась на технологии 5Gи важность критической инфраструктуры, используемой в городах, добавив, что «когда вы думаете о том, какие технологии вы внедряете – в том, что касается 5G, в том, что касается управления критически важной инфраструктурой в вашем городе, в вашем штате, в вашей провинции, где бы вы ни находились, вы должны помнить, что эти технологии подчиняются авторитарным режимам.» Жесткую позицию США по отношению к Huawei она объяснила, тем, что компания похитила интеллектуальную собственность США, нарушила законы США и предприняла действия, которые весьма негативно отражаются на нашей национальной безопасности.

Гораздо меньше энтузиазма Ортагус проявила, отвечая на вопрос о критике по поводу того, что практически все гигантские технологические компании в Соединенных Штатах имеют связи с правительством США, а в Соединенных Штатах ведется массовый надзор, который ей задали на брифинге 30 мая.

«Слушайте, мы слишком вдаемся в детали. Я думаю, что, вероятно, дала слишком длинный ответ вчера, говоря о принудительной передаче данных среди других нарушений, связанных с Huawei», – ответила она. Когда журналист упомянул отчет Белого дома за 2012 год, в которых фактически говорится, что после 18-месячного расследования, не обнаружено никаких доказательств того, что Huawei шпионит в Соединенных Штатах. «Это 2019 год. Очевидно, мир изменился», – парировала Ортагус. Журналист напомнил, что аналогичные результаты приводятся в отчете за 2015 год, подготовленном Великобританией. Ортагус повторила: «Мир изменился. Давайте двигаться дальше». Впрочем, ответы на два последующих вопроса, касавшихся статуса Голанских высот и доклада об уровне инфляции в стране, опубликованного Центральным банком Венесуэлы впервые за три года, оказались перенесены на следующий брифинг, поскольку в этот же день Ортагус отправлялась в Европу вместе с госсекретарем США.