Идеологии Нового времени и их восприятие современной молодёжью

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

11.07.2017

Идеологии Нового времени и их восприятие современной молодёжью. 4ПТ как альтернатива политическим теориям Модерна

Вступление

         XXI век стал началом переломного периода, суть которого заключается в завершении эпохи Модерна, а, следовательно,  и в коренном изменении всех фундаментальных основ общества. Прежняя парадигма со свойственной ей структурой мышления, идеалами, социальным и политическим устройством безвозвратно уходит в прошлое,  в то же время понять, что придёт им на смену, дано лишь немногим интеллектуалам. Общество, как и следовало ожидать, к таким кардинальной ломке привычного ему мира не готово, поэтому ожидать, что она пройдет мягко и безболезненно не приходится. Люди, которым суждено будет пройти через жернова пост-модерна будут принципиально иными, от их прежних идентичностей и мировоззрений не останется ничего, потому что та обработка, которой неизбежно подвергнется их сознание, почти не оставит шансов для пути назад.

         Начавшаяся на заре Ренессанса эпоха Модерна поставила перед собой задачу перемолоть традиционное общество, дабы построить на его костях новый мир, основанный на культе разума, рациональности и объективной реальности. Прогремевшие над Россией и Европой буржуазные и социалистические революции придали этому процессу ускорение, их устроители наивно полагали, что железной поступью современной позитивистской науки можно построить суровую утопию Ф. Бэкона через слом традиционного уклада всех народов.

         Но как только торжество Модерна приняло всемирный характер, неожиданно что-то пошло не так, утопия Разума не реализовалась. Её место занимает новая парадигма, не апеллирующая ни к разуму, ни к ratio, а наоборот, скорее отрицающая их. Человечество, освобождённое от «груза» в виде идентичности и народности, начинает уже освобождаться и от … самого себя.  Теперь лишней становится сама по себе человеческая идентичность, индивидуальность, которая вопреки идущему со времён Демокрита мнению оказывается очень даже делимой и разложимой. Однажды вступивший в свои права нигилизм не может остановиться на достигнутом результате, под его поражающее воздействие будет попадать всё стремящееся к утверждению какой-либо истины. Если Модерн стремился сформировать такую картину мира, которая, опираясь на объективные данные реального мира, могла быть дать его развернутое универсальное описание, где любое явление получало разумное объяснение, то в Постмодерне любое целостное мировоззрение лишается права на существование, на смену ему приходит «упростительное смешение», размывание систем и превращение иерархии в сеть, где отношения господства/подчинения заменяются на непрерывное коммуницирование.

         Россия была застигнута Постмодерном врасплох. Только что ей пришлось пережить радикальную смену идеологического вектора, сопровождавшуюся очередной попыткой уничтожить «тысячелетнюю парадигму русской истории». Однако трагедия 1991г. есть только начало беды: России теперь предлагается принять не только и даже не столько либеральную идеологию, а новую парадигму. Наша страна в той или иной мере перерабатывала под себя все попытки модернизации, лишая их яда вестернизации или предельно ослабляя его, но сможет ли она таким же образом блокировать постмодернистское разложение? Этот и иные вопросы будут рассмотрены в данной работе в качестве попытки поиска выхода из парадигмального тупика, перед которым сейчас оказалась Россия и иные цивилизации, не желающие в добровольном порядке отказываться от своей самобытности в угоду нового мирового порядка. Учитывая, что наш круглый стол сфокусировал свое внимание на теме духовно-нравственном и патриотическом развитии молодёжи, я постараюсь обозначить риски, которые постмодерн несёт молодому поколению.

Парадигма Модерна, мировоззрение эпох Возрождения и Просвещения как идейная база идеологий

         Современный русский философ А. Г. Дугин даёт следующее определение термину «парадигма»: «... матрица, ускользающая от анализа, предсистема, порождающая широкий спектр систем, между которыми могут существовать различия и противоречия, но при этом сама она  никогда и ни с чем не тождественна». Также для различения парадигмы от созидаемых ею систем он приводит в качестве аналогии такие понятия из структурализма, как язык (совокупность слов, грамматических правил и всех возможных высказываний) и речь. Следовательно, когда мы говорим о Модерне, необходимо понимать, что он сам является парадигмой или языком, а сформировавшиеся в его рамках идеологии (либерализм, коммунизм, фашизм) – это его отдельные проявления, которые, не смотря на это, являлись непримиримыми врагами, боровшимися за то, чей проект будущего станет определяющим в будущем.

         В качестве вершителей судеб идеологии выходят на авансцену истории в XIX – XX вв. (от Французской революции до распада СССР). Однако их формирование началось гораздо раньше, на рубеже т. н. Нового времени, когда началось утверждение модернистской парадигмы в мировоззрении Западной Европы. Её семена прослеживаются уже в таких теоретических построениях католической церкви, как теория о «двух мечах» папы Гелазиуса о жёстком разделении императорской и папской властей, впоследствии она была дополнена Бернардом Клерворским, стремившимся с ее помощью обосновать светскую власть римского понтифика. Следующим этапом десакрализации стали проходившие параллельно друг другу Реформация и Ренессанс. Первая поставила под сомнение авторитет католической церкви и провозгласила индивида главным арбитром в религиозных вопросах, которому не требуются никакие посредники между ним и Богом; вторая провозгласила человека центром мироздания, старая мысль софиста Протагора о человеке как мере всех вещей была взята на вооружение новоявленными «гуманистами». Русский философ А. Ф. Лосев в «Дополнениях к «Диалектике мифа»» утверждал, что суть эпохи Возрождения заключалась в восстании человека против Бога, попытке утвердить собственное существование независимо от Него. Таким образом, в Европе формируется антихристианское, антитрадиционное мировоззрение, стремившееся подорвать средневековое миросозерцание. 

         Если прежде государство мыслилось как отражение небесной иерархии, то теперь оно провозглашено продуктом общественного договора свободных людей, стремившихся таким образом обезопасить себя и своё имущество. При этом государство мыслится как порочная машина, отчуждающая своих граждан от прав и свобод, но за счет этого обеспечивающая им безопасность. Модерн утверждает индивидуализм, номинализм, секуляризм, рационализм, эмпиризм, линейное восприятие времени (прогресс). Политика теперь воспринимается либо как механизм удержания власти (Макиавелли, Гоббс), либо как выражение суверенитета граждан (Локк).

         Иными словами, та матрица смыслов, из которой впоследствии вырастут три основные политические теории Модерна, сформировалась уже в рамках эпох Возрождения и Просвещения. Само понятие «идеология» появляется в конце XVIII века и вводится французским мыслителем Дестютом де Трасси и первоначально подразумевало под собой науку об идеях. Уже впоследствии этот термин закрепился за общим обозначением всего спектра политических теорий, которые, не смотря на преследование прямо противоположных целей, были едины в своей парадигмальной основе.

XX в. как борьба трех проектов эпохи Просвещения

         Либерализм, коммунизм и фашизм – друзья или враги? Уже в предыдущей главе было указано, что, имея единый источник, эти три политические теории по-разному представляли себе конечный результат Модерна. При этом следует отметить, что во время Французской революции все эти идеологии единственный раз в истории выступили в относительном единстве. В борьбе с монархией Бурбонов и сословной иерархией проявил себя либерализм, в акценте на революцию как национальную борьбу с «тиранией» и формировании термина État-nation – национализм, а в якобинской диктатуре – коммунизм. Современный исследователь М. А. Емельянов-Лукьянчиков отмечал, что сам лозунг «Свобода. Равенство. Братство» провозглашает те принципы, который будут положены в основании идеологий Модерна.

         Однако после окончания Французской революции они редко выступают в единой связке. В XIX в. постепенно все три политические теории выкристаллизовывают свои политические проекты и вступают между собой в борьбу за их реализацию.

         Либерализм положил в своё основание идеал автономного и самодостаточного индивида, мыслящего и действующего рационально и, следовательно, своими поступками он действует в первую очередь в собственных интересах; он может вступать во взаимодействие с иными индивидами, но только так, чтобы это соответствовало его интересам. Свобода, за которую ратует либерализм, имеет негативную природу, попытки придать ей положительное содержание, как правило, встречает отпор со стороны представителей данной идеологии. Государство, как было указано выше, является искусственным образованием, призванным охранять права и свободы граждан, вмешиваясь в их жизнь только в том случае, когда кто-то из них нарушает чужие права. Тем не менее, в той или иной мере негативное отношение к государству как институту свойственно всем либералам, не случайно в последнее время среди них всё большую популярность набирает идея отмирания государства и его полная замена рынком.

           Вторая политическая теория (коммунизм) сформировалась во многом как идейный оппонент либерализму, обвинявший последнего в «непоследовательности». Своим появлением он обязан Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу, которые, суммируя прежний опыт утопистов, политэкономистов и гегельянство в материалистическом его прочтении, сформировали теорию марксизма, стремившуюся объяснить историю через связь базиса в виде сферы производства и надстройки, представленной государством, правом, культурой, общественной моралью. Человеческая история есть постоянный конфликт между угнетателями и угнетенными, который должен будет окончательно разрешится при торжестве коммунистических идеалов в момент мировой революции. Марксистская идеология во многом опирается на веру в прогресс и поступательное движение мировой истории, которая воплощает себя в постоянном развитии производственных отношений. Так же, как и либерализм, марксизм признает государство, сословность и народность за искусственные образования, которые сформировались в рамках определенной общественно-экономической формации в качестве настроек, в новом коммунистическом обществе они подлежат постепенному отмиранию. Коммунистическая идеология, вопреки всем прогнозам ее отцов-основателей, одержала победу в не развившей до конца капитализм России, но проиграла в развитых европейских странах, с которых, как считали классики марксизма, мировая революция должна была начать своё победоносное шествие.

         И первая, и вторая политические теории придерживаются отрицательной трактовки роли государства в истории. Либерализм ненавидит его за таможенные барьеры, налоговые сборы и за ограничение прав личности, поэтому мечтает о полной замене государственных институтов рынком; коммунизм рассматривает государство как инструмент в руках правящих классов, призванный держать эксплуатируемые массы в повиновении, а, следовательно, в новом, бессклассовм обществе ему нет места, так как в нём никто никого не будет подавлять и контролировать.

         Третья политическая теория появилась позже всех и просуществовала менее остальных, будучи выбитой противниками в середине XX в. Национализм стремился стать альтернативой как либерализму (права и свободы только для граждан одной конкретной нации), так   и коммунизму (отрицание пролетарского интернационализма). Очень часто встречается точка зрения, которая стремится увязать его с консерватизмом, однако подобная позиция в крайней степени ошибочна. Третья политическая теория провозглашает своей основной ценностью нацию, т. е. Искусственный концепт, возникший в результате буржуазных революций как новая форма идентичностей взамен традиционных (сословность, этничность). Нация есть насквозь буржуазное понятие, преследующее своей целью полностью стереть существовавшее до него культурное, языковое своеобразие, заменяя его изобретенными в столицах стандартами, которые, как показывает история, так никогда до конца в народе и не приживались. Как и либерализм, национализм признаёт принцип народного суверенитета и даже возводит его в абсолют, иными словами, государство для него также, как и для других идеологий, есть искусственное вторичное образование, не несущее за собой никакого сакрального значения. Не лишним будет отметить, что национализм есть явление исключительно западное, все попытки внедрить его в других цивилизациях заканчивались неизбежным провалом. Наиболее полно данная идеология проявила себя в фашистском режиме Б. Муссолини и национал-социализме А. Гитлера, эксцессы последнего привели к ее полному запрету и тотальному остракизму третьей политической теории, которая даже в самых умеренных своих проявлениях подпадает под подозрение в гитлеризме и нацизме.

         Рассмотрев основные характеристики всех идеологий эпохи Модерна, перейдём к описанию их влияния на молодое поколение.

Молодёжь и Модерн

         В традиционном обществе наибольшим почитанием пользуются люди старшего поколения, как наиболее опытные и умудрённые жизнью. Совершенно иначе обстоят дела при модернистской парадигме: там на первые роли выходят юноши как ударная сила идеологии (либерализма, коммунизма или фашизма). Все политические теории ориентированы именно на молодых, которые смогут вдохновиться ими на борьбу и пойдут проливать свою кровь за их торжество во всём мире. Также этому способствовал еще и тот факт, что все идеологии эпохи Модерна являлись по преимуществу революционными, что тоже делало их по большей части уделом молодого поколения, более расположенного к вере в необходимость радикального переустройства общества.

         Символом эпохи Модерна становится молодой человек, который максимально открыт новым веяниям, активен и не особо обременен памятью о прошлых веках (последнее не во всём характерно для третьей политической теории, однако культ прогресса в ней бесспорно присутствует). Чтобы убедится в этом, достаточно обратить внимание на агитацию и пропаганду столетней данности, везде мы увидим этот образ юноши, смело прорубающего путь в светлое будущее. И либерализм, и коммунизм, и фашизм в одинаковой степени спекулировали на нём и тем создавали себе видимость авангардности. Также именно в этот период получил своё развитие и культ спорта, каждый режим в своей пропаганде не обходил тему физической подготовки и готовности обратить её в военную силу.

         Не стал исключением СССР, который никогда не забывал подчёркивать свою опору на юное поколение, свободное от «пережитков» старого режима, а потому готовое в едином порыве ринуться к построению светлого коммунистического будущего. От этого принципа советская власть не отходила никогда даже в поздние годы своего существования, когда во главе КПСС стояли преимущественно пожилые люди, старавшиеся затормозить приход молодой смены. За весь период своего существования в России коммунизм был неразрывно связан с молодёжью.

         После распада СССР, когда в общественном сознании марксистская идеология стала восприниматься общественным сознанием как удел старшего поколения, молодежь обратилась к двум другим политическим теориям, из которых третья уже была политическим трупом, «существовавшим» лишь в качестве симуляции и подражания фашистской или нацистской стилистике, а первая стремилась к уничтожению цивилизационной идентичности России. И та, и другая были деструктивными для молодёжи, поскольку либо противопоставляли её собственной стране, либо привязывало её к нежизнеспособным фантомам, лишённым каких бы то ни было корней на русской почве.

         В наше время ситуация несколько изменилась. Поскольку России активно навязывается постмодернистский проект, то теперь типичным представителем нового «общества» становится подросток, вооружённый айфоном и селфи-палкой и ведущий ряд аккаунтов в социальных сетях, подробно отмечая в них каждый свой шаг вплоть до указания географического положения публикации каждого поста. Нельзя сказать, что идеология совсем перестала играть важную роль, однако она постепенно вытесняется интернетными образами и мемами, задающими тренды, отпасть от которых очень опасно. Современная российская молодёжь – это завсегдатаи социальных сетей, которые создают у подрастающего поколения клипово-матричное мышление, жаждущее постоянного хаотического движения постов во френдлинии, приковывающих рассеянное внимание юных пользователей к экранам гаджетов.

         Цифровой Постмодерн не менее опасен для молодёжи, чем мёртвые идеологии Модерна, поскольку радикальным образом деформирует мышление, отучая его от рассмотрения целостных взаимосвязанных построений. Даже вставая на патриотические позиции молодой человек воспринимает свою страну как приложение в App store или Google play, лишённое чёткой формы и реального содержания. Это патриот, ведущий борьбу на просторах комментирования постов, делающий репосты в своём аккаунте и ставящий лайки. Конечно, в современном мире это подчас значит немало, но такой патриот в реальной жизни может оказаться беспомощным. Не стоит и забывать о том, что сетевые и цифровые технологии на данный момент являются в основном прерогативой западной цивилизации, поэтому, включаясь в них, люди невольно подпадают под её влияние, при ведении борьбы на информационном поле интернета они не понимают, что находятся на чужой, не подконтрольной им территории. Таким образом, подпадая под обаяние социальных сетей мы заранее обрекаем себя на поражение, потому что приобщаемся к чужому мышлению, без которого невозможно пользование интернетом.

         При этом попытка возрождения идеологий Модерна для замены формирующейся постполитики не является панацеей, тем более для России, которая никогда не принимала сам Модерн и в итоге блокировала любую попытку его навязывания. Все три идеологии чужды русской цивилизации также, как и всякой другой, поскольку их цель – уничтожение традиционных идентичностей и замена их искусственными образованиями (индивидуум, класс, нация). Модерн уничтожает цивилизационное и этническое своеобразие как «иррациональные» пережитки прежних эпох, мешающих разумному постижению реальности. Кроме того не следует забывать, что поражающая сила нигилизма породила новую парадигму – Постмодерн, в которой прежние идеологии (включая и либерализм в классическом виде) стали принципиально невозможны.

Четвертая политическая теория как необходимая альтернатива постмодернизму

         Единственным выходом из формирующегося нового мирового порядка может быть лишь обращение к собственным цивилизационным основаниям, выраженные в особом понимании каждой цивилизацией своей религии, культуры и государственности, которые в период Модерна были подвергнуты искажению. При этом следует раз и навсегда отказаться от апелляции к какой бы то ни было идеологии, поскольку они, во-первых, дефрагментированы и деконструированы Постмодерном, а, во-вторых, как уже неоднократно говорилось выше, сами были направлены на растворение и ликвидацию самобытности и оригинальности каждой культуры. Четвёртая политическая теория не является попыткой реанимировать либерализм, коммунизм или фашизм, в любой подобной попытке она будет видеть лишь бессильную злобу адептов культа разума против итогов своей нигилистической деятельности. Поэтому она констатирует наступление конца века идеологий.

          Четвёртая политическая теория обращается к мировосприятию каждого народа и стремится очистить его от наносных модернистских шлаков. Для этого необходимо радикально пересмотреть всю гуманитарную и естественно-научную сферу, очистив её от позитивизма и постпозитивизма, субъективизма, материализма. Необходимо вернуться к процессу созидания русской философии, который был прерван в результате смуты 1917 г. Создание русской философской школы поможет понять особенности русского мировоззрения, его принципиального отличия от западно-европейского, что позволит уже окончательно опровергнуть все претензии т. н. западников, которые не раз трагически сказывались на истории нашего Отечества. Вновь следует обратиться к тематике всеединства, соборности и симфонической личности, они могут стать ключом, способным открыть путь к постижению специфического русского мировоззрения. Модерн возводит культ индивида, единой и неделимой человеческой особи, представляющей собой tabula rasa [табула раса], она одинока и эгоистична, с другой такой же особью её связывает лишь расчет, выраженный в общественном договоре. Традиционный русский идеал – соборность, где отдельная личность воспринимается как часть единого общинного организма. Она не подавляется и не растворяется в коллективе, но, жертвуя собою ради братьев, государства, обретает духовную свободу. Славянофил К. С. Аксаков так определил русский идеал: «Народ есть та великая сила, та живая связь людей, без которой и вне которой отдельный человек был бы безполезным эгоистом, а все человечество - безплодною отвлеченностью. Резъединяющий эгоистический элемент личности умеряется высшим началом живого союза народного, другими словами - великодушием общинного элемента. В общинном союзе не уничтожаются личности, но отрекаются лишь от своей исключительности, дабы составить согласное целое, дабы явить желанное сочетание всех. Они звучат в общине не как отдельные голоса, но как хор.»

         Как видим, для нашей молодёжи выстраивается достаточно объёмный фронт работы. Ей есть куда направить свою энергию ,молодые люди могут и должны взять в свои руки инициативу воссоздания Русской цивилизации путём обращения к ее первоосновам – Православие, Самодержавие, Народность, эта триада С. С. Уварова достаточно чётко отражает её традиционные ценности. При этом от пагубного возведения молодёжи в качестве культа придётся отказаться, эта модель показала, что молодое поколение, оторванное от опыта своих предков, не может уверенно ориентироваться в мире. Это не означает вытеснение молодых людей из всех сфер общества, но подразумевает под собой отказ от непомерного возвеличивания молодёжи. В юном возрасте человек должен готовить себя к той ответственной роли, которую он будет занимать в пожилом возрасте и как старший и опытный наставник, способный передать следующему поколению общий цивилизационный опыт. 

         И в завершении следует сказать несколько слов о Постмодерне. Постмодерн, как уже говорилось выше, есть продукт заката западной цивилизации, вступившей в период «вторичного смешения», «упрощения». Следствием этого является стремление Европы включить в себя всё человечество и  навязать ему собственное состояние, воспринимаемое ею как нечто естественное. Поэтому Постмодерн есть в первую очередь западное явление, сумевшее приобрести глобальный характер. Можно ли считать его необратимым? Для Запада Постмодерн скорее всего является судьбой, вероятность того, что Европа откажется от него, крайне незначительна. В то же время остальные цивилизации пока ещё могут отстоять себя, но только обратившись к самым основам своей культуры, способным остановить разрушительную поступь нигилизма.

 

 

Список литературы.

1.    Аксаков К.С. статьи в газете «Молва»  19 апреля 1857 г. (по изданию: Учение славянофилов // Русский архив. 1890. №11.- С.371-407). Публикация подготовлена профессором А.Д. Каплиным. http://ruskline.ru/analitika/2017/04/10/narod_narodnost_prostoj_narod/

2.    Дугин А.Г. Постфилософия. - М.:Евразийское движение, 2009. - 704 с.

3.    Дугин А.Г. Философия политики. М.: Арктогея. - 2004. - 616 с.

4.    Емельянов-Лукьянчиков М.А. Иерархия радуги: русская цивилизация в наследии К.Н. Леонтьева, Н.Я. Данилевского, О.А. Шпенглера, Ф.Дж. Тойнби. - М.: Русскiй Мiръ, 2008. - 704 с.

5.    Емельянов-Лукьянчиков М.А. Распятая радуга. Россия и Европа на пути к Апокалипсису. - М.: Русскiй Мiръ, 2015. - 544 с.

6.    Леонтьев К.Н. Византизм и славянство. В кн.: Славянофильство и грядущие судьбы России. - М.: Институт русской цивилизации, - 2010. - С. 34-173.

7.     Лосев А.Ф. Диалектика мифа. М.: Мысль, 2001. - 558 с.