Игра на обострение: Чего ждать от России и США после авиаударов по Сирии

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

Фото: Минкомсвязь РФ
Фото: Минкомсвязь РФ
15.04.2018

Несмотря на то, что президент США Дональд Трамп заявил после авиаудара по Сирии, что миссия выполнена, вероятность столкновения между Москвой и Вашингтоном на этом и других фронтах сохраняется. Перспективы обострения конфликта сильны как никогда.

Свели к минимуму

Авиаудар, который нанесли по Сирии США, Франция и Великобритания 14 апреля 2018 года необходимо оценивать в комплексе с событиями, которые развивались вокруг этой арабской страны в последний месяц. Если принять во внимание тот факт, что говорить о возможной акции возмездия против Сирии США начали ещё в начале марта - тогда прозвучали угрозы со стороны представителя Соединённых Штатов в ООН Никки Хейли, - то стоит признать: России удалось свести к минимуму возможный ущерб от давно планировавшейся акции. Напомним, тогда Генштаб ВС РФ заявил о подготовке провокации с химоружием в Восточной Гуте. Российские военные предупредили, что США готовы использовать её как предлог для авиаударов по правительственным кварталам Дамаска, и сообщили, что готовы отразить атаку, если она будет угрожать жизни российских граждан.

Затем состоялась серия переговоров между военными двух стран. В результате, когда дело дошло до реального авиаудара, объекты, имеющие отношение к руководству Сирии, не пострадали. Пентагон открыто признался, что намеренно не ставил под угрозу российские военные базы в Сирии и не бил там, где возможно нахождение наших военных или расположены российские системы ПВО.

С одной стороны, такие результаты демонстрируют, что с Москвой в определенной мере считаются и пока не готовы идти на прямое военное столкновение с ней. С другой - удар по союзнику, если он остаётся без ответа, тем более когда на его территории присутствуют твои военные базы, - мощное репутационное поражение. От Москвы стоит ждать военно-дипломатических шагов, которые могли бы скомпенсировать недавний авиаудар Соединённых Штатов и их союзников.

Фото: kremlin.ru

Ответные действия

Пока единственным ответом стала информационная кампания, смысл которой в том, что ничего страшного в Сирии не произошло, и более того, уничтожение более половины из 103 ракет - это победа. Впрочем, эти данные российского Минобороны после ряда нелепых казусов - таких как, например, использование кадров из видеоигры для подтверждения информации о том, что США прикрывает ИГИЛ(запрещенную в РФ террористическую организацию) - убедительны далеко не для всех. Пентагон, естественно, опровергает российские данные.

В связи с этим стоит ожидать ответных действий, тем более, что Россия обещала их на уровне президента сразу же после атак 14 апреля 2018-го. Их отсутствие будет означать, что американцам дан картбланш не только в Сирии, но и в других районах, где они или их прокси сталкиваются с Россией, в первую очередь, в зоне конфликта на Донбассе.

Возможными ответными ударами в Сирии могут быть: интенсификация зачисток боевиков в Хаме и Хомсе и перенесение внимания на юг Сирии - район Дераа на границе с Израилем, захват нефтяных месторождений на восток от Евфрата (13 апреля 2018 года ливанское издание Al-Masdar News сообщало о сосредоточении проамериканских и просирийских сил близ Евфрата, после того как российские специалисты построили мост напротив газового месторождения Конок и нефтяного Аль-Умар, которые сейчас контролируют проамериканские курды), помощь в ликвидации пункта присутствия американцев в Ат-Танфе. 

Однако любое ответное действие  такого рода чревато определёнными рисками - выдвижение сирийских правительственных войск к границам Израиля создаст риск новых ударов коалиции, особенно ввиду той роли, которую израильское лобби играет в нынешней администрации США. Действия в зонах присутствия американских войск могут обернуться прямым военным столкновением на земле. При этом эффективно действовать против американцев сирийцы и иранцы могут лишь при российской поддержке.

Ответы другого рода - поставки в Сирию комплексов ПВО и ПРО С-300 - обсуждаются в настоящее время. Об этом заявил 14 апреля 2018 года начальник Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил (ВС) РФ генерал-полковник Сергей Рудской.

С-300. Фото: Минобороны РФ

Однако учитывая, что антииранская позиция является консенсусной точкой, где сходятся как неоконы и израильское лобби, так и популисты, изначально поддерживавшие Трампа, Россия могла бы поднять ставки, вернувшись к идее поставки Ирану своих комплексов ПВО и ПРО (и не обязательно С-300, но и С-400), а также других оборонительных систем. Временное размещение российских бомбардировщиков дальнего действия в Иране также могло бы остудить пыл США и их союзников. 

Цели Вашингтона

Несмотря на то, что по итогам бомбёжек Сирии кажется, что победила условная линия министра обороны Джеймса Мэттиса (ограниченный удар, без риска задеть российские цели), а не советника президента Джона Болтона ("старое доброе свержение режима"), ни одной стратегической цели этим авиаударом США не добились. 

Такими целями для Вашингтона могли бы быть: возвращение в качестве ключевого переговорщика в процесс обсуждения будущего Сирии (купирован астанинской тройкой Москвы, Анкары и Тегерана), свержение режима Башара Асада, уменьшение угрозы Израилю с северного направления за счёт вывода проиранских формирований из Сирии. Ни одна из этих задач, за исключением первой, потенциально не решается без крупномасштабной военной интервенции. 

Однако не ясно, кто будет вести боевые действия на земле, когда основные силы исламистов разбиты, а курдские Сирийские демократические силы воспринимаются в населённых арабами районах как оккупанты, да и эффективность курдов в районах, на которые они теоретически не претендуют - сомнительна. 

Для создания как минимум угрозы операции такого рода потребуется перетянуть на свою сторону Турцию.

Роухани, Путин и Эрдоган. Фото: kremlin.ru

Добиться права влиять на формирование правил игры в Сирии для США теоретически возможно, для этого нужно разбить астанинский формат. О том, что союзный авиаудар 14 апреля 2018 года открыл такого рода возможность, говорит поддержка его Турцией. Однако для того, чтобы, выражаясь образно, избежать постановки мата в шахматной партии и опрокинуть доску, также нужна как минимум серия авиаударов, которые бы окончательно показали неспособность России защитить союзников, разрушили бы основные боевые силы правительственных войск и повысили бы таким образом значение всех остальных игроков на сирийской шахматной доске. 

Россия всё это тоже отлично понимает и постарается не допустить такого сценария, даже если "сирийским ПВО" для этого придётся всерьёз работать против американских целей. Кроме того, стоит ожидать дипломатических усилий, нацеленных на то, чтобы удержать Турцию в астанинской тройке.

Не исключён вариант, когда для того, чтобы вывести Россию с приоритетного для неоконов, в сторону которых движется нынешняя американская администрация, ближневосточного направления будут развязаны тлеющие конфликты в Донбассе и Нагорном Карабахе (учитывая особые связи Израиля и Азербайджана). Последний конфликт желателен для атлантистов ещё и тем, что может снова противопоставить друг другу Россию и Турцию.

Прогноз

Все варианты развития событий, в которых ни одна сторона не пойдёт на уступки, чреваты военным столкновением высокой или малой интенсивности между Россией и США. Отсутствие ответных действий со стороны России будет означать, что она признаётся в своём поражении и готова занять подчинённое место в однополярном миропорядке. Но тогда придётся отдать Донбасс, Крым, а потом и ключи от Кремля. Для США остановиться на нынешнем авиаударе, который не нанёс никакого реального ущерба Асаду - лишь расписаться в своей беспомощности и подставить под удар ключевого партнёра в регионе - Израиль.  

В отличие от прошлогоднего удара по Сирии, когда американцы разбомбили авиабазу Шайрат, отвлечься на ИГИЛ Вашингтон уже не может, поскольку основные силы террористов и так разбиты. Нужно либо вступать в прямой конфликт с режимом, либо выводить войска из Сирии.

В том, что касается тайминга, стоит отметить, что наиболее опасным периодом является время до встречи Дональда Трампа с Ким Чен Ыном по северокорейской проблематике. Этот саммит планируется на май-начало июня. Для того, чтобы достичь успеха на северокорейском направлении, США может понадобиться ещё одна демонстрация силы и решимости, что может послужить дополнительным фактором обострения в Сирии. 

Фото: wikimedia commons

 

С другой стороны, поскольку шансы на успех мероприятия равны нулю (совершенно противоположное понимание термина "денуклеаризация" применительно к Корейскому полуострову), после него стоит ждать нового обострения вокруг Северной Кореи, а вести войну сразу на два фронта американцы вряд ли решатся. Для России, впрочем, ввиду непосредственного соседства с КНДР, это будет означать нагнетание напряжённости и риск ядерной войны в непосредственной близости от её границ.