Интеграция и дезинтеграция: Ливан и Беларусь

10.01.2021

Согласно распространённой точке зрения, изложенной в начале этого тысячелетия профессором Франсуа Туалем[1], в международной политике существуют две основные тенденции: дробление межгосударственных союзов и континентальная интеграция. Объяснение данным тенденциям можно найти в сложившихся на настоящий момент условиях: только государства, занимающие на карте «континентальные» размеры могут представлять собой серьёзного игрока на мировой арене, к примеру, США, Китай, Россия, Индия, Бразилия и т.д. Государствам же средних и маленьких размеров достаётся лишь роль второй скрипки. Именно поэтому последние в той или иной степени находятся в сфере влияния более крупной силы. Попытка сыграть роль Арлекина сразудля двух господ вытекает из необходимости выиграть наилучшие условия подданства, или, как альтернатива, объединиться с другими государствами, чтобы улучшить свои позиции.

Опираясь на предложенные Туалем данные, Тиберио Грациани продолжил исследование вопроса и добавил, что тенденция к дроблению характерна для США, в то время как интеграция – для евроазиатских территориальных гигантов, в первую очередь для России и Китая[2]. Так как США обладали большей сравнительной силой в мире в конце Холодной войны, то, разумеется, стремились воспользоваться лаврами талассократии, и раз и навсегда пересмотреть «стасус-кво» мирового порядка в своих интересах.[3] Для заокеанского гиганта было особенно важно предотвратить появление опасного конкурента и способствовать большей раздробленности. В то же время Россия и Китай стремились предотвратить дальнейший распад межгосударственных союзов, которое играло бы на руку Вашингтону, и продолжить процессы объединения государств меньшего размера в сфере своего влияния, чтобы, таким образом, получить возможность претендовать на роль регионального гегемона.

Действительно, долгий и кропотливый труд российско-китайских «строителей» даёт постепенно свои плоды: ситуация в некоторых регионах Ближнего Востока и Центральной Азии стабилизируется. Таким образом, США всё сложнее оказывать своё деструктивноевлияние.[4] Интерес кподобного рода стабилизации проявляютмножество ближневосточных и центрально-азиатских государств, желающих застраховаться и минимизировать возможную «угрозу для своего правительства со стороны исламистской или цветной революции. После скрупулёзного изучения попыток Западной стороны проникнутьв их общество, […] они прибегают к помощи России и Китая.»[5] Подобная тактика «в высшей степени раздражает европейское и заокеанское лобби, которое всегда высказывалопожелание […] объединить планету под эгидой Вашингтона»[6] Однако, единение фундаментально отличается от евроазиатских интеграционных проектов, так как подразумевают под собой «федеративное дробление»[7] государств большой и средней площади, чтобы США смогли и дальше оставаться Левиафаном планетарного уровня.[8]

Принимая во внимание всё выше сказанное, посредством двух ярких примеров, можно вкратце подтвердить, что наблюдения Туаля и Грациани до сих пор актуальны и остаются надёжным ориентиром при анализе международных событий.

После спасения Россией сирийского правительства Асада, маленькое государство Ливан, было названо «важным пунктом инициативы «Шёлкового пути».[9] В самом деле, согласно замыслу китайкой стороны, железная дорога должна была соединить сирийские города и ливанские порты. Замысел китайцев разделяли, в том числе, и власти Ирана, которые искали способы построить железную дорогу, соединияющую их территории с землями восточного Средиземноморья. Однако американский посол в Ливане, объявила о том, что обращение ливанского правительства «к Востоку […] может обойтись ценойстабильности, процветания и финансовой устойчивости Ливана»[10]. На данный момент полное разрушение порта в Бейруте, заметно замедляет инфраструктурные проекты России, Ирана и Китая. Одновременно с этим, если сам взрыв в порту мог быть случайностью, то агрессивные нападки со стороны СМИ Алантического блока в сторону предполагаемых виновников – это результат выбора, имеющий под собой конкретный интерес:возложить вину наопределённые структуры, задействованные в упомянутых интеграционных процессах. «Огонь на поражение» был открыт в сторону лиц, опознанных, как имеющие отношение к Хезболле (союзник Ирана на важной территории «Шиитского полумесяца»), а также против ливанского правительства (которое было открыто для участия в геоэкономическом проекте Китая и сейчас вынуждено выйти из него).

Сходная ситуация возникает и в случае с Беларусью, которая играет первостепенную роль в европейской политике, как для России, так и для Китая. Возможный захват власти со стороны членов Атлантического блока повлёк бы за собой немедленное прекращение всех китайско-российских интеграционных процессов, а впоследствии и возникновение «потенциальной причины банкротства для всех участников»[11] Исключение Беларуси из евроазиатских «строительных» проектов и включение её в «Инициативу трёх морей» и польско-литовскую ось вбило быклин в связях между Брюсселем, Москвой и Пекином. Подобные процессы потенциально ослабят позицию Европы, как в противостоянии двум азиатским гигантам, так и в конфронтации с заокеанским гегемоном. В частности, такая переориентация может привести к последующему дроблению Европейского Союза и образованию одиночных европейских государств средних и маленьких размеров, которые, в итоге, станут зависимыми от воли Вашингтона[12]. Другими словами, теперешняя поддержка членами Атлантического блока тех, кого СМИ определили, как «демократическая оппозиция Беларуси»,находится в сферетенденции дробления, не интегрирования.

В заключение, можно утверждать, что две противоположные тенденции «интеграции» и «дезинтеграции», выделенные почти двадцать лет назад Туалеми позднее ещё раз подтверждённые Грациани действуют до сих пор и будут характеризовать геополитические перспективы в будущем. В то время, как китайская и российская стороны стремятся к интегрированию, в интересах США остаётся процессдробления.


[1] François Thual, Il mondo fatto a pezzi, Edizioni all’insegna del Veltro, Parma, 2008

[2] Tiberio Graziani, Il tempo dei continenti e la destabilizzazione del pianeta, eurasia-rivista.com, 2008

[3] Nuno P. Monteiro, Theory of Unipolar Politics, Cambridge, 2014

[4] Paul J. Bolt, Sharyl N. Cross, China, Russia and Twenty-First Century Global Geopolitics, Oxford, 2018

[5] Angela Stent, Putin’s World: Russia Against the West and with the Rest, 2019

[6] Tiberio Graziani, op. cit

[7] Andrew Korybko, E pluribus unum. Ex uno plures, in “Eurasia. Rivista di studi geopolitici”, vol. 2/2016, pp. 31-57.

[8] John G. Ikenberry, Liberal Leviathan. The Origins, Crisis, and Transformations of the American World Order, Princeton, 2011

[9] Il Libano si rivolge alla Cina per risolvere la sua crisi finanziaria, parstoday.com, 17/07/2020,  https://parstoday.com/it/news/middle_east

[10] Ibid

[11] Emanuel Pietrobon, Cosa succede se cade Lukashenko, insideover.com, 14/08/2020

[12] Claudio Mutti, Il cordone sanitario atlantico, eurasia-rivista.com, 2016