Иран вынужден торпедировать турецко-британско-израильскую конструкцию на Южном Кавказе

22.07.2021

Уже сейчас иранцы видят, что вырисовываются конкретные угрозы в отношении их государственных интересов. Стремление Турции прибрать все три страны региона под свой контроль, чревато последствиями для Ирана. Это усиленно маскируется под разные формулы сотрудничества, но иранцы понимают, как в перспективе будет складываться ситуация. Они, в свою очередь, готовятся к разным сценариям. Вместе с тем, Иран заинтересован в выстраивании хороших отношений со всеми странами Закавказья, в том числе и с Азербайджаном, и с Грузией. Но учитывая то, что Азербайджан все эти годы вел в отношении Ирана политику с двойным дном, находясь под неоспоримым влиянием Израиля, Турции и Великобритании, иранцам стратегически важно иметь хорошие и тесные отношения с Арменией. И если уже и Турция вместе с Азербайджаном стремятся ворваться в стратегические сферы жизни армянского государства, то Ирану сам Бог велел не отставать, а опережать. Иран является тем государством, который может изменить расклад в регионе. Армения может сыграть в этом не последнюю роль.

Прошедшие восемь лет правления правительства Хасана Роухани привели к значительным позиционным потерям Ирана на Южном Кавказе. Иранцы при новом президенте Ибрахиме Раиси наверняка будут исправлять ситуацию.

А Республика Армения - это то государство, где нет антииранских настроений, и они там не насаждались, как в том же Азербайджане. Если в Азербайджане это было на уровне несколько прикрытой государственной политики, то в Армении, при всех главах государства, к отношениям с Ираном относились бережно. Как прозападные политические силы, так и пророссийские политические силы в Армении настроены в отношении Ирана более чем положительно. В Армении все понимают стратегическую важность дружеских отношений с Ираном. В Азербайджане все обстоит ровным счетом наоборот. Азербайджану никогда не позволят сблизиться с Ираном настолько, чтобы иранцы могли влиять на внутреннюю политику страны. Сама природа нынешнего Азербайджана именно так и устроена. По сути эта республика создавалась как антииранский проект.

Поэтому, на наш взгляд, именно это, жизненно важное иранское направление Армения должна будет оберегать от какого-либо торпедирования. А это направление обязательно будет подвергаться давлению, как одна из важнейших артерий, поддерживающих государственность и суверенитет Армении. Коллективному Западу просто необходимо создать монолитный антииранский фронт на Южном Кавказе. Вместе с тем, следует понимать, что заинтересованность Ирана в выживании и усилении Армении обусловлена вопросами стратегической безопасности.

В продолжение темы касательно укрепления отношений Армении и Ирана, которую мы уже затронули нужно отметить и заинтересованность Ирана в выходе через Армению на Грузию. Никто еще не отменял интереса Ирана в выходе на Черное море. И естественно, Иран будет строить этот коридор через территорию Армении. И дело тут не только в том, по какому маршруту дешевле это делать, а в том, что Иран естественным образом заинтересован в этом пути именно через Армению, так как это альтернативный путь.

Железная дорога «Север-Юг» через Талышский регион Ирана и Азербайджана будет иметь свою нагрузку. Эту ветку пытались торпедировать некоторые закулисные силы, которые всячески мешают сближению увеличению товарооборота России и Ирана. Кроме того, возникает вопрос, зачем выходить на Иран делая крюк через всю приграничную зону Азербайджана с Ираном, через Армению и нахичеванскую Джульфу если уже протянута железная дорога прямо до иранской Астары? Тем более, каким образом и когда решится вопрос коридора через Армению в Турцию еще неясно.

Что касается выхода через Армению на Грузию, то это уже другой маршрут, который не впадает в зависимость ни от Турции, ни от Азербайджана. Укрепление связей с Ираном Грузии тоже в перспективе нужно для создания баланса турецкому влиянию. Иранская ветка через Армению и Грузию на Черное море и далее в Европу, может также стать альтернативным выходом в Россию, и в частности на Северный Кавказ.

Армения, в свою очередь, крайне заинтересована в таких региональных конструкциях, когда она станет альтернативной ключевой страной для выхода Ирана (и не только) в Европу и в Россию. Путь, соединяющий Черное море с Персидским заливом и Индийским океаном будет иметь большое значение для Ирана, Армении и Грузии.

Тут основная проблема Армении - ее географическое положение. В силу этого, она не имеет доступа к морю, что сильно понижает и ее статус как игрока, и ее торгово-экономические возможности. Выход Ирана к Черному морю через Грузию поможет увеличить Армении товарооборот, диверсифицировав возможную зависимость от турецких товаров. Поэтому Армения должна иметь соответствующую инфраструктуру для транзита товаров.

В силу истории и географии Иран на данный момент окружен странами, в которых силен британский фактор - Турция, Азербайджан, Казахстан, Пакистан. Предыдущая иранская администрация активно заигрывала с британцами, фактически подрывая линию консерваторов и предавая идеалы Исламской революции, меняя суверенитет страны в обмен на личные бонусы.

Вопрос «выжигания» британской линии является приоритетным для иранских консерваторов, для новой власти. В силу того, что Турция всегда выступала тараном британских элит, то соответственно через нее оказывалось давление на иранские интересы в регионе. В данном случае, имеется в виду проект «Великого Турана», благодаря которому не только Иран, но и Россия маргинализируется в качестве регионального игрока.

Необходимо отметить, что ослабление британских региональных сетей произойдет в первую очередь в результате слома конструкции пантюркизма непосредственно на территории Ирана и наказание всех тех людей, кто непосредственно работал на Британию внутри иранской системы. Это приведет к давлению извне, в том числе и по этнической линии, но он будет кратковременным. Иранская система власти, по мнению иранских экспертов, нуждается в тотальной очистке и перезагрузке, что, скорее всего, и произойдет при новой администрации Ибрагима Раиси.

Каспийское море также играет важное значение для Ирана, как с точки зрения безопасности, так и с точки зрения экономики - это прямое морское сообщение, в первую очередь, с Россией. Именно поэтому пятерка прикаспийских государств подписала Конвенцию о статусе Каспия с целью недопущения внешних игроков в акваторию. В условиях, когда Анкара активно продвигает свои интересы на Восток - в Центральную Азию, вопрос безопасности вновь актуализируется.

Не стоит забывать, что Турция является членом НАТО и появление любых военных турецких соединений в прибрежных районах Каспия напрямую угрожает безопасности и России, и Ирана. На данный момент Турция через Азербайджан пытается договориться с Туркменистаном о постройке трубопровода по дну Каспию, который смогут транзитировать через Азербайджан в Турцию, что добавляет Турции статуса, как энергохаба («Турецкий поток», TAP, TANAP).

С тем же успехом при достижении договоренности турецкая сторона может поднять вопрос о защите месторождения или непосредственно охраны во время строительства трубопровода, либо начать проводить совместные учения с азербайджанским МЧС на тему защиты тех же самых нефтеплатформ в случае террористических атак, что подразумевает под собой отработку совместных усилий.

Для Ирана также существует проблема в наличии фактора Израиля в сопредельных странах или странах региона. Более того, ситуация показывает, что израильтяне идут рука об руку с британцами. К примеру, Израиль закупается активно нефтью у казахов - до 25% от общего импорта по данным 2009 года (эта цифра продолжает гулять по израильским материалам и новостям) и является пятым торговым партнёром для Казахстана, товарооборот между странами активно напрашивается. Отношения не осложнил даже оружейный скандал, когда Казахстану продали большую некачественного и бракованного оружия.

Особые отношения Израиля имеет с соседним через Каспий от Казахстана Азербайджаном. Кроме 40% импорта азербайджанской нефти, Израиль также активно продает Баку свое оружие, в частности, те же БПЛА (вокруг которых тоже разразился скандал, но его не афишировали в азербайджанских СМИ). Но Израиль, в первую очередь, делает ставку на Азербайджан, причем открыто об этом говоря, как на антииранскую площадку. Тот же пантюркизм, как антироссийский и антииранский проект, абсолютно созвучен с интересами Израиля в данном регионе. Более того, Израиль укрепляет свои позиции именно в странах Турана - Турции, Азербайджане, Казахстане, который в перспективе может маршрутом для проекта Великого Шелкового пути. В Азербайджане в свое время Израиль имел базу дронов, которые собирали информацию с иранской территории.

Таким образом, Израиль пытается убить двух зайцев - оседлать торговый путь, который в перспективе может стать очень прибыльным, и вторгнуться в подбрюшье Ирана, ослабив его позиции по периметру страны.

США всегда стояли за спиной Израиля, обеспечивая его финансовую и военную безопасность. Однако между еврейскими элитами США и непосредственно Израилем с недавних пор возникли противоречия в силу разности идеологий и видения проектов в регионе Ближнего Востока. Раскол обозначился ещё во времена президента США Барака Обамы, когда в экспертных кругах уже стали проскальзывать тезисы о закрытия проекта «Израиль», так как либеральные еврейские круги США пытались притянуть к себе Иран, разрушая его изнутри. Протесты в Иране в 2009 году совпали с избранием Барака Обамы на пост президента. С этого момента началась активная пропаганда либеральных ценностей в Иране, что в итоге привело к победе реформатора Хасана Роухани в 2013 году.

За две президентские каденции иранская система и общество подверглась существенным изменениям, однако иранское общество сохранило свою веру в идеалы Исламской революции. Какая ирония! После ухода демократов (либералов) с ведущих позиций пришел к власти республиканец Дональд Трамп, который выступал против иранских реформаторов. Теперь ситуация изменилась, в Иране к власти приходят консерваторы, а в США у власти вновь демократы, которые до сих пор нацелены на демонтаж Израиля.

Ситуация складывается такая, что США косвенно развязывает руки Ирану в вопросе Израиля. Более того, Вашингтон откровенно уже заявляет, что не будет помогать Израилю в случае войны. Без внешней подпорки проект (а это именно проект!) Израиля будет закрываться, это вопрос времени.

Демонтаж Израиля не означает физическое уничтожение, а просто распад государства, как системы, со всеми вытекающими последствиями. Однако неизбежен отток населения за рубеж на фоне критической угрозы, когда государство не сможет исполнять ряд своих функций.

Естественно, возникает вопрос: куда переезжать? Еврейские элиты всегда существовали в виду сетевых элит (диаспора), однако люди, которые сегодня не хотят закрытия проекта «Израиль» желают переноса его на другую территорию.

И такая территория есть. С некоторых пор «говорящие головы» - эксперты, аналитики и так далее - стали активно развивать и продвигать идею об этнической близости азербайджанского и еврейского народа посредством кочевых хазар-тюрков, которые приняли иудаизм (что интересно, в свое время Израиль активно также развивал идею этнических связей с чеченцами), мол, братские народы, связанные вековыми традициями, азербайджанцы и мультикультурализм тождественны и так далее на фоне пропаганды позитивного образа Израиля и его интересов в регионе. Необходимо напомнить, что настоящими еврейскими считаются те общины, среди которых есть потомки коэнов и левитов. Их в Азербайджане нет.

Если взглянуть на предполагаемую карту Хазарии, то территория Азербайджана занимает лишь малую часть, большая часть каганата охватывала Северный Кавказ, Поволжье, Крым, часть Украины, часть Казахстана. Почему именно Азербайджан?

Да потому что Азербайджан находится на перекрестье маршрутов, является ключевой точкой проектов Север-Юг и Великий Шелковый путь, имеет выход к Каспийскому морю, граничит с Ираном и Россией, имеет великолепнейшие климатические условия и является самым сильным государством в регионе Южного Кавказа.

Но даже в том случае, если проект «Хазария» сможет заработать, несмотря на противодействие России и Ирана, то для полноценного переселения даже в рамках нескольких волн необходимы предусловия, в том числе и желание большинства азербайджанцев участвовать в подобном проекте. А это без создания нестабильности и слома государственных структурах на территории страны невозможно. Для этого в Азербайджане нужно будет создать ситуацию, близкую к дефрагментации или федерализации, а для этого необходимо привлечь радикальные силы извне.

Такой проект сложен с позиции реализации, но очень эффективен с точки зрения еврейских элит на выходе, который позволит им контролировать финансовые и торговые потоки в приятных климатических условиях.

Учитывая все вышеизложенное и прозондировав настроения иранских политиков и экспертов, можно сделать вывод о том, что Иран при новом правительстве будет перестраивать свою политику в регионе и затраты тут отходят на второй план. Речь идет о стратегической безопасности. И любое попустительство чревато еще большими потерями. На Южном Кавказе необходимо восстанавливать баланс, и неоспоримо то, что он нарушен. Иран просто вынужден взять курс на укрепление своих позиций в Армении и в Грузии, а также восстановление позиций в Азербайджане и, скорее всего, будет выступать как разрушитель турецко-британско-израильской конструкции. А Россия, скорее всего, поддержит эту политику Ирана в целях воссоздания баланса сил в регионе или же просто не будет мешать. При новом президенте Ирана ожидается стремительный подъем двухсторонних отношений. Об этом уже говорят некоторые признаки, в том числе и поддержка Ирана со стороны России на международной арене.