К вопросу о денонсации Договора о РСМД. Ч. 2

01.12.2015

Часть 1.

4. Анализ мотивов для возможной денонсации Договора о РСМД

В пользу денонсации Россией Договора о РСМД в экспертной среде приводятся следующие соображения.

1. Группировка ракет средней и меньшей дальности может стать важным инструментом регионального сдерживания в современных геостратегических условиях.

2. Группировка ракет средней и меньшей дальности может быть использована для противодействия региональным американским средствам системы глобальной ПРО.

3. Ситуация, когда участниками Договора о РСМД являются лишь некоторые государства мира, а остальные имеют право создавать ракеты средней и меньшей дальности для нужд своей обороны, является дискриминационной по отношению к участникам договора.

4. Соединенные Штаты в последние годы регулярно нарушают Договор о РСМД.

5. Договор о РСМД потерял своей прежний военно-политический смысл, необходим пересмотр системы международных договоров по безопасности в Европе.

По мнению некоторых экспертов, в обоснование выхода России из Договора по РСМД выдвигаются совершенно не связанные между собой резоны. Из чего делается вывод, что это – не причины, а предлоги, призванные оправдать денонсацию Договора о РСМД.

По мнению же других экспертов, наоборот, эти резоны тесно связаны и взаимно дополняют друг друга.

Проанализируем подробнее возможные причины для денонсации Договора о РСМД со стороны России.

4.1. Группировка ракет средней и меньшей дальности может стать важным инструментом регионального сдерживания в современных геостратегических условиях

По сути, это главный аргумент для выхода России из Договора о РСМД. Ведь выход из этого соглашения не имеет смысла, если Россия не планирует создания запрещенных им ракетных систем.

Более двух десятилетий наша страна обходится без ракет средней и меньшей дальности наземного базирования. Однако за прошедшее время обстановка существенно изменилась.

Несмотря на снижение вероятности глобальной войны, вблизи российских границ возникли новые вызовы, которые могут представлять реальные угрозы национальной безопасности России.

Среди них - продвижение НАТО на Восток, существенное изменение не в пользу России соотношения обычных вооруженных сил[1], укрепление мощи Китая, создание ядерного оружия и ракетных средств его доставки некоторыми соседними государствами, обострение обстановки в ряде приграничных с Россией регионов, активизация международного терроризма.

При этом следует обратить особое внимание на то, что эти новые угрозы являются угрозами регионального уровня. И если на межконтинентальном уровне глобальное сдерживание продолжает обеспечиваться российскими СЯС, то на региональном уровне образовалась ниша безопасности, которую могут заполнить системы оружия, запрещенные Договором о РСМД.

Обратим также внимание на то, что для другой стороны Договора по РСМД – Соединенных Штатов, подобных региональных угроз безопасности не существует.

В изменившихся геостратегических условиях наша страна могла бы рассматривать группировку ракет средней (в первую очередь) и меньшей дальности как важный дополнительный инструмент регионального сдерживания и как противовес превосходству в численности войск и в количестве обычных вооружениях стран НАТО и ряда других государств.

И если большинство специалистов солидарны в вопросе о наличии региональных угроз для безопасности РФ, то в вопросе о способе парирования этих угроз экспертное сообщество разделилось.

Сторонники сохранения Договора о РСМД полагают, что для парирования возрастающих угроз на средних дальностях достаточно имеющихся российских межконтинентальных средств, которые должны обеспечивать ядерное сдерживание на всех операционных направлениях и дальностях без ракет средней дальности.

Дополнительно для блокирования вероятных региональных угроз кроме СЯС может использоваться нестратегическая (фронтовая или тактическая) авиация, а против приморских стран также ракетное оружие морского базирования на кораблях и подводных лодках. Кроме того, для своей защиты Россия развивает воздушно-космическую оборону.

В случае, если этих сил будет недостаточно для парирования региональных угроз, предлагается развернуть дополнительные МБР. По мнению сторонников данного подхода, все это будет укладываться в потолки нового Договора СНВ (700 носителей и 1550 боезарядов) с большим запасом, равно как не будет противоречить и Договору РСМД.

В обоснование такой позиции приводится довод о том, что межконтинентальные средства доставки ввиду широкого диапазона дальностей их применения являются более универсальным оружием сдерживания по сравнению с ракетами средней дальности. Те же МБР могут наносить удары по укороченным траекториям на среднюю дальность.

Преимуществом этого подхода является также сокращение номенклатуры находящихся в производстве и на вооружении ракет.

Отмечаются и существенные затраты, необходимые для разработки новых ракетных средств средней дальности.

Сторонники денонсации Договора о РСМД, наоборот полагают, что именно наземные ракеты средней дальности наиболее целесообразны для сдерживания региональных угроз.

При этом часть задач, возлагавшихся ранее на группировку СЯС и относящихся к Евроазиатскому континенту, может быть перераспределена на перспективную группировку РСД.

Ведь отвлечение части МБР на решение боевых задач на средней дальности снижает потенциал ответного удара СЯС по объектам противника, находящимся на межконтинентальных дальностях. Нельзя исключать, что в условиях действующих международно-правовых ограничений на СНВ, развертывания США глобальной системы ПРО и роста угроз безопасности России на средней дальности потенциал отечественных СЯС окажется недостаточным для ядерного сдерживания по всем направлениям и дальностям.

Кроме того, запрещенные Договором о РСМД средства могут использоваться не только для решения задач регионального сдерживания (ракеты средней дальности в ядерном оснащении), но и для решения конкретных боевых задач в конфликтах регионального масштаба на границах России (ракеты средней и меньшей дальности в обычном оснащении). Применение таких средств могло бы решающим образом повлиять на исход боевых действий.

Что же касаемо вопроса о затратах на воссоздание ракет средней и меньшей дальности, то он требует тщательного экономического анализа. Но предварительно можно предположить, что такие затраты не будут очень высокими для отечественной экономики. Ведь очевидно, что разработка новых ракетных систем средней и меньшей дальности может вестись на базе уже созданных и отработанных вооружений (МБР семейства ”Тополь” и ОТРК “Искандер”). Имеется и соответствующая научная и производственная база.

Формирование конкретных боевых задач и вариантов количественного и качественного состава группировки ракет средней и меньшей дальности должно проводиться на основе детального анализа потенциальных региональных угроз Российской Федерации, которые можно парировать с их помощью.

Ниже проведем лишь краткий предварительный анализ таких угроз.

На западном направлении потенциальная угроза безопасности России определяется существенным превосходством в количественном и качественном отношении вооруженных сил НАТО перед вооруженными силами России. Напомним, что при подписании Договора о РСМД ситуация была противоположная - СССР и возглавляемый им Варшавский Договор превосходил НАТО по обычным вооруженным силам.

Дальнейшее расширение НАТО на Восток лишь усиливает дисбаланс альянса и России по обычным вооруженным силам. При этом существуют опасения, что крупные контингенты вооруженных сил НАТО могут быть размещены на территории ее новых членов в непосредственной близости от границ России. Другим серьезным опасением в связи с расширением НАТО является существенное увеличение территории России, в пределах которой дальнобойные вооружения НАТО могут уничтожать важнейшие российские объекты.

Несмотря на документальное провозглашение партнерских отношений России и НАТО, не разрешены противоречия в вопросах обеспечения взаимной безопасности. Ключевым аспектом военной стратегии НАТО остается проведение политики в области безопасности с позиции силы, стратегические установки НАТО официально допускают возможность применения вооруженных сил блока за пределами его географической зоны.

Развязывание военных действий в Европе как результат прямой конфронтации России с Североатлантическим союзом в настоящее время можно считать маловероятным. Однако НАТО может попытаться использовать военную силу в случае обострения на территории России какого-либо этноконфессионального конфликта.

Другой вариант вовлечения России в военный конфликт с НАТО может быть связан с возникновением кризисной ситуации в районе “между Россией и НАТО” (Украина, Приднестровье, Закавказье). Такая ситуация может стать предпосылкой для возможного вмешательства соседних стран НАТО и вовлечения в конфликт России. При этом наличие в регионе мощных группировок войск провоцируют опасность перерастания локальных вооруженных действий в крупномасштабные.

Военно-политическая обстановка на дальневосточном направлении формируется под воздействием укрепления международных позиций Китая и усиливающегося соперничества за передел сфер влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Несмотря на малую вероятность проведения в настоящее время против России в этом регионе крупномасштабных силовых акций, не исключается возможность возникновения локальных вооруженных конфликтов различной интенсивности, которые могут затронуть интересы России, а в будущем - и крупномасштабных конфликтов. В качестве условий, дестабилизирующих обстановку, можно отметить тайваньскую и корейскую проблемы, а так же проблему обеспечения энергоносителями и ресурсами быстро развивающихся государств региона.

Несмотря на значительное улучшением отношений России с Китаем в последние годы, было бы неправомерным не учитывать возрастание политического веса Китая, его экономической мощи и военного потенциала. Возможное изменение политики Китая в результате осуществления реформ и изменения соотношения военных сил, сложная демографическая ситуация в Китае, увеличение дисбаланса в заселенности приграничных территорий Китая и России может создать в будущем потенциальную угрозу интересам России в регионе и ее территориальной целостности.

При возникновении кризисной ситуации в двусторонних отношениях Китай может пойти на ввод своих вооруженных сил на территорию России под предлогом защиты безопасности и интересов проживающих на Дальнем Востоке китайцев. А в долгосрочной перспективе существует и вероятность того, что при достижении значительных преимуществ перед РФ в экономической и военной областях Китай сможет вернуться к претензиям на российские территории Дальнего Востока и Сибири, которые он считает исторически своими. Одновременно, учитывая заинтересованность Китая в сырьевых ресурсах и пространствах Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Таджикистан) и относительную слабость республик СНГ, нельзя исключить возможность вовлечения России в конфликты с Китаем на стороне этих государств содружества.

Следует отметить, что большинство стратегических и критически важных административно-политических и военных объектов восточной части РФ находятся в пределах досягаемости китайских межконтинентальных баллистических ракет и БРСД. Уместно напомнить, что азиатская группировка РСД «Пионер», направленная на сдерживание Китая, была также уничтожена согласно Договору о РСМД.

Важное влияние на формирование ситуации в регионе оказывает также Япония, которая продолжает активно наращивать свой военный потенциал. И хотя Япония в настоящее время в военном плане не рассматривается как угроза России, ее значительный военный потенциал, отсутствие мирного договора с Россией, территориальные споры не способствуют стабилизации стратегической обстановки. Нельзя исключать, что в случае втягивания России в крупномасштабные военные конфликты на Западе или на Юге японское руководство может пойти на вооруженный захват спорных территорий.

На юго-западном и южном направлениях следует отметить обширный пояс нестабильности и конфликтов в азиатском регионе (Закавказье, Ближний и Средний Восток, Центральная и Южная Азия).

Нельзя исключать ситуации, что этот регион может стать источником угроз для безопасности России. При этом наиболее вероятным сценарием вовлечения России в конфликт представляется вмешательство иностранных государств в дела государств СНГ, с которыми Россия связана Договором о коллективной безопасности.

Так, в Закавказье причиной вооруженного конфликта могут стать обострившиеся отношения между Грузией и Абхазией, Грузией и Южной Осетией, Арменией и Азербайджаном, Азербайджаном и Нагорным Карабахом. Для их локализации и прекращения и выполнения миротворческих функций Россия может использовать свои войска и, таким образом, стать участницей этого конфликта. В случае перерастания конфликта в локальную войну появится реальная предпосылка для возможного вмешательства Турции, а при определенных обстоятельствах и других стран НАТО. Другим потенциально опасным районом региона является Центральная Азия. Нельзя, исключать возможность того, что вооруженные формирования исламских фундаменталистов могут вмешаться в разрешение внутренних противоречий и развязать пограничный конфликт с государствами СНГ региона.

Характерно также, что именно в азиатском регионе в последние годы усилились тенденции распространения ядерного оружия и ракетных технологий. При этом территория России расположена в пределах досягаемости существующих и перспективных ракетных средств доставки ряда этих азиатских государств.

Таким образом, в обозримой перспективе в Евроазиатском регионе может существовать широкий спектр региональных военных угроз безопасности России, не исключающих в определенных условиях крупномасштабной военной агрессии против нее.

Эффективным средством сдерживания этих угроз могут стать ракеты наземного базирования средней и меньшей дальности.

На группировку перспективных отечественных ракетных комплексов с БРСМД могут быть возложены следующие основные задачи:

- региональное ядерное сдерживание широкомасштабной агрессии против России на Евразийском континенте за счет возможности нанесения существенного ущерба военно-экономическому потенциалу противника;

- обеспечение деэскалации регионального конфликта на Евразийском континенте путем нанесения демонстрационных и предупредительных ударов, позволяющих поразить отдельные объекты группировки войск и военно-экономического потенциала противника, в том числе за счет применения высокоточных неядерных, маломощных ядерных и проникающих средств поражения, позволяющих исключить или максимально снизить негативные последствия применения ядерного оружия;

- пресечение широкомасштабной агрессии против России путем поражения войсковых группировок противника и нанесения требуемого ущерба военно-экономическому потенциалу противника;

- сдерживание дальнейшего расширения инфраструктуры НАТО на Восток (прежде всего развертывания в новых странах НАТО, прилегающих к границам России, носителей ядерного оружия) и сдерживание возможного усиления войсковых группировок Китая, развернутых в направлении России, за счет демонстрации потенциальных боевых возможностей создаваемых БРСД во время летных испытаний и постепенного развертывания соответствующей группировки РК с БРСД.

4.2. Группировка ракет средней и меньшей дальности может быть использована для противодействия региональным американским средствам системы глобальной ПРО

Этот мотив для выхода России из Договора о РСМД близок к предыдущему. Ведь оба они связаны с развертыванием группировки РСМД в интересах обеспечения национальной безопасности РФ. Первый лишь касался противодействия ударным системам эвентуальных противников, а второй – противодействию оборонительной (по сути) системе ПРО США.

Создаваемая система ПРО США в перспективе способна угрожать российскому потенциалу ядерного сдерживания, что подтверждается результатами исследований в научно-исследовательских организациях Минобороны РФ.

Наибольшую озабоченность России вызывает при этом европейский сегмент ПРО США, средства перехвата которого будут наиболее приближены к районам старта российских баллистических ракет.

Еще в 2007 году администрация США Дж.Буша-мл. озвучила планы развертывания так называемого третьего позиционного района стратегической ПРО США в Европе - 10 шахтных противоракет дальнего перехвата ГБИ в Польше и стационарной РЛС сопровождения целей и наведения противоракет в Чехии.

В 2009 году новая администрации США Б.Обамы заявила об отказе от развертывания третьего позиционного района ПРО США в Европе. А в качестве альтернативы этому проекту был предложен новый «поэтапный адаптивный подход» к размещению противоракетных средств США в Европе. В соответствии с этим подходом на территории Польши и Румынии, а также на кораблях в акваториях европейских морей планируется развертывание нестратегических противоракет морского и наземного базирования семейства «Стандарт-3».

В соответствии с новым подходом развитие архитектуры ПРО США в Европе планировалось осуществить в четыре этапа, предполагающих постепенное наращивание количества средств ПРО, а также наращивание возможностей по перехвату ракет – от оперативно-тактических на первом этапе до межконтинентальных на четвертом этапе.

В 2013 году США объявили об очередной корректировке программы ПРО. Применительно к европейской ПРО было объявлено об изменениях четвертого этапа «поэтапного адаптивного подхода», вызывавшего наибольшие российские возражения.

Однако эта корректировка американских планов по ПРО не сняла принципиальных российских озабоченностей относительно европейского сегмента ПРО США.

Стремление США создать вблизи наших западных границ передовой район глобальной ПРО необходимо рассматривать в совокупности с наращиванием усилий в области технологий перехвата ракет на участке их разгона (активном участке).

Военные специалисты США не скрывают своего убеждения в том, что главным ключевым звеном любого варианта перспективной стратегической ПРО является перехват и уничтожение над территорией потенциального противника стартующих ракет на участке их разгона. В этом случае не требуется решения одной из сложнейших задач в области ПРО – селекции боеголовок на фоне помех и маскирующих объектов. Кроме того, при перехвате ракеты на активном участке фрагменты уничтоженных ядерных боеголовок и средства преодоления ПРО падают на территории противника либо соседних государств.

Представители военно-политического руководства США публично заверяют, что создаваемая система ПРО имеет ограниченный характер и не представляет никакой угрозы российскому ядерному потенциалу сдерживания. А официальной причиной создания системы ПРО Вашингтоном называется активность КНДР и Ирана в ракетно-ядерной сфере.

Примечательно однако, что международные договоренности, достигнутые в отношении иранской ядерной программы в ноябре 2013 года в Женеве, никак не отразились на планах по созданию европейского сегмента ПРО США. Хотя президент США Барак Обама ранее и заявлял, что если иранская угроза будет устранена, то отпадут стимулы для создания ПРО в Европе. Однако 16 декабря 2013 года глава Пентагона Ч.Хейгел в ходе видеоконференции с министром обороны РФ сообщил, что, несмотря на женевские договоренности по Ирану, строительство элементов ПРО в Европе приостановлено не будет.

Примечательны и новые информационные посылы по противоракетной тематике в связи с событиями вокруг Украины. Так, более откровенными стали высказывания в отношении ПРО, которую некоторые западные политики теперь открыто рассматривают, забыв прежние успокаивающие увещевания, в качестве военного противовеса России. А некоторые украинские политики заявили даже о возможности размещения элементов американской ПРО на Украине.

По мнению экспертов независимого американского фонда «Наследие» (Heritage Foundation), разрабатывающего рекомендации по вопросам военного строительства, сложившаяся в связи с украинскими событиями ситуация требует основательного пересмотра подходов военно-политического руководства США к строительству системы европейской ПРО. Мнения специалистов американского фонда придерживаются также и некоторые ведущие американские парламентарии, отставные высокопоставленные военные и политические деятели.

Все эти сигналы лишь подтверждают российские опасения - ПРО в Европе в рамках ее нынешних планов направлена на подрыв потенциала ядерного сдерживания России.

В этих условиях противодействие ПРО США является актуальной задачей национальной безопасности России.

При этом наряду с политическими, дипломатическими и информационными мерами рассматриваются и военно-технические меры противодействия ПРО США. Среди них, в том числе и поражение объектов ПРО США в Европе.

Такие заявления делались в России на самом высоком уровне.

Так, проведенные в 2007 году успешные испытания новой крылатой ракеты Р-500 для оперативно-тактического ракетного комплекса типа «Искандер» стали, по словам президента России В.В.Путина, ответом на развертывание США элементов ПРО в Европе.

5 ноября 2008 года Президент России Д.А.Медведев в обращении к Федеральному Собранию обозначил ряд возможных ответных мер на развертывание третьего позиционного района ПРО. Среди таких мер отмечалось и размещение в Калининградской области России оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер».

23 ноября 2011 года Президент России Д.А.Медведева выступил с Заявлением в связи с ситуацией, которая сложилась вокруг системы ПРО стран НАТО в Европе. В нем отмечалась возможность размещения на Западе и Юге страны современных ударных систем вооружений, обеспечивающих огневое поражение европейского компонента ПРО. В частности упоминалось развертывание ракетного комплекса «Искандер» в Калининградском особом районе.

При размещении на территории Калининградской области комплексы «Искандер» с дальностью стрельбы до 500 км (что разрешено Договором о РСМД) способны перекрывать практически всю территорию Польши и выполнять задачу по поражению размещенных там объектов американской ПРО.

Командование Ракетных войск и артиллерии Сухопутный войск России заявляло в прессе, что задача руководства страны по размещению ОТРК «Искандер» в Калининградской области "в случае необходимости будет выполнена в установленные сроки".

Что касается заявления о возможности размещения ОТРК «Искандер» на Юге, то в экспертной среде высказывалась точка зрения, что речь могла идти о Краснодарском крае как наиболее близком российском регионе к объекту ПРО США в Румынии (бывшая база ВВС Девеселу). В настоящее время ближайшим к Румынии российским регионом является Крым.

Однако и из Краснодарского края, и из Крыма ОТРК «Искандер» (при разрешенной Договором о РСМД дальности) не достигают территории базы ПРО США в Румынии.

По сообщениям в СМИ ряда военных экспертов дальность комплекса «Искандер» может быть повышена, но в этом случае России необходимо будет выходить за рамки Договора о РСМД.

Таким образом, для поражения объектов американской ПРО в Европе потенциально могут быть использованы ракеты средней и меньшей дальности.

Напомним, что о возможности выхода России из Договора о РСМД как ответной мере на европейский сегмент ПРО США заявлял еще в 2007 году Начальник Генерального Штаба РФ генерал армии Ю.Н.Балуевский.

 

4.3. Ситуация, когда участниками Договора о РСМД являются лишь некоторые государства мира, а остальные имеют право создавать ракеты средней и меньшей дальности для нужд своей обороны, является дискриминационной по отношению к участникам договора

 

Подобный аргумент, в частности, прозвучал в известной речи Президента РФ В.В.Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 года, которую считают поворотной в российской внешней политике.

Действительно, многие государства имеют ракеты средней и меньшей дальности по классификации Договора о РСМД, развивают и используют их в обеспечении своей национальной безопасности.

Напомним, что к моменту подписания Договора о РСМД наземными ракетными вооружениями средней и меньшей дальности, помимо СССР и США, обладали лишь Франция и Китай. Причем Франция впоследствии отказалась от таких систем.

В настоящее время, по крайне мере, уже семь государств мира обладают ракетами наземного базирования средней дальности по классификации Договора о РСМД (то есть дальностью 1000…5500 км). Это - Китай, Индия, Израиль, КНДР, Пакистан, Иран и Саудовская Аравия. Любопытно что, по официальным заявлениям Вашингтона, именно иранские и северокорейские ракеты заставили США создавать глобальную систему ПРО.

Ракеты меньшей дальности по классификации Договора о РСМД (то есть дальностью 500…1000 км), помимо упомянутой выше семерки, имеют Египет, Сирия, Ливия, Йемен, Турция, Южная Корея.

При этом вся семерка государств с ракетами средней дальности географически находится в пределах досягаемости их ракет до российской территории (в том числе, Китай, Индия, Израиль, Пакистан – с ракетами в ядерном оснащении), а некоторые из государств (Китай, КНДР, Турция) способны достичь территории РФ и ракетами меньшей дальности.

Вместе с тем, по мнению А.Арбатова, “огульное сваливание в одну кучу всех стран, имеющих ракеты средней дальности, впечатляет политиков и общественность, но не выдерживает трезвого стратегического анализа”.

Действительно, с этим трудно не согласиться. Большинство обладателей оружия этого класса, по крайней мере, на современном этапе, вряд ли предназначают его против России. Так, Индия ориентирует свои ракеты на сдерживание Китая и Пакистана, Пакистан предназначает свои ракеты против Индии, Израиль – против Ирана и других арабских стран и наоборот, КНДР пытается угрожать ракетами США и их союзникам в лице Южной Кореи и Японии. Хотя политические и военные намерения могут измениться, и в будущем некоторые из этих стран могут угрожать России.

Безусловно, идея вступления России в соревнование со всеми такими странами по ракетам средней и меньшей дальности выглядит совершенно надуманной и крайне затратной.

Однако речь идет не об этом. Речь о том, что все большее число государств овладевает или пытается овладеть технологиями ракет средней и меньшей дальности для нужд своей обороны. Запрет же на них касается лишь крайне узкого круга стран – США и правопреемников СССР по Договору о РСМД. При этом если для США такие системы собственно и не нужны, учитывая ближайших географических соседей США, то Россия могла бы их использовать для обеспечения своей безопасности.

4.4. Соединенные Штаты регулярно нарушают Договор о РСМД

По мнению российской стороны, Соединенные Штаты регулярно нарушают Договор о РСМД.

Среди основных российских претензий к США:

- использование Соединенными Штатами в интересах отработки системы ПРО ракет-мишеней, сходных по характеристикам с ракетами средней и меньшей дальности;

- производство Соединенными Штатами боевых беспилотных летательных аппаратов, подпадающих под действие Договора о РСМД;

- планируемое развертывание Соединенными Штатами в Польше и Румынии в рамках «поэтапного адаптивного подхода» наземных пусковых установок «Мк-41», способных запускать крылатые ракеты средней дальности.

По мнению А.Арбатова, «Россия, как это часто бывает, реагирует на претензии США ответными претензиями».

Однако здесь следует категорически не согласиться с этим экспертом. Российские претензии к Вашингтону в нарушении Договора о РСМД начали высказываться почти полтора десятка лет назад, то есть задолго до информационной кампании Запада по обвинению самой России в нарушениях этого соглашения.

4.4.1. Ракеты-мишени

Еще в январе 2001 года появилось заявление МИД РФ: «В США имеется опыт создания на базе второй и третьей ступеней МБР «Минитмэн‑2» ракеты-мишени - баллистической ракеты наземного базирования средней дальности нового типа НERA в нарушение Договора о РСМД. Вопрос о нарушениях Соединенными Штатами Договора о РСМД на различных уровнях неоднократно ставился российской стороной. Однако удовлетворительного ответа от американской стороны до сих пор не последовало».

Впоследствии официальные претензии по данному поводу повторялись Так, в августе 2010 года было сделано очередное заявление МИД РФ: «Американская сторона систематически нарушает основные положения Договора о РСМД, используя для отработки элементов системы ПРО ракеты-мишени, имитирующие баллистические ракеты средней дальности, типа НERA, LRALT и MRT. Согласно Договору о РСМД, проведение пусков этих ракет квалифицируется как испытания баллистических ракет наземного базирования средней дальности нового типа, что является нарушением Статьи VI[2]».

Но по мнению того же А.Арбатова, в Договоре о РСМД есть пункт, разрешающий использование элементов ракет средней дальности для испытания системы ПРО в качестве мишеней, не предназначая их для поражения объектов на земле.

Представляется, что в данном случае этот эксперт вряд ли прав.

Очевидно, что речь идет о положении п. 3 статьи VII Договора о РСМД. А именно, «баллистическая ракета наземного типа базирования, созданного и испытанного исключительно для перехвата и борьбы с объектами, не находящимися на поверхности Земли, не рассматривается как ракета, на которую распространяются ограничения Договора о РСМД».

В данном положении, со всей очевидностью, речь идет о противоракетах, но не о ракетах-мишенях. А ракета-мишень, имитирующая баллистическую ракету средней дальности, по сути, сама и является ракетой средней дальности, то есть она является средством доставки оружия, на котором и “тренируются” в ходе испытаний противоракеты.

Свидетельством того, что та же HERA является баллистической ракетой средней дальности, служат и ее технические характеристики, а также факт использования в ее составе аппаратуры системы управления ракеты средней дальности «Першинг-2». Напомним, в связи с этим, что ракеты «Першинг-2» ликвидировались методом прожига, но с сохранением приборных отсеков и последующим демонтажом элементов системы управления. В результате американцы сохранили приборы системы управления ракет «Першинг-2», которые сейчас используются при производстве ракет-мишеней.

Сами Соединенные Штаты для юридического оправдания квалифицируют свои ракеты-мишени как ускорительные средства, разрешенные Договором о РСМД. В соответствии с п. 12 статьи VII Договора о РСМД «каждая из сторон имеет право производить и использовать для ускорительных средств, которые в противном случае могли бы рассматриваться как ракеты средней дальности или меньшей дальности, только существующие типы ускорительных ступеней».

США действительно используют для ракет-мишеней средней дальности (НERA, LRALT и MRT) существующие типы ускорительных ступеней (Минитмэн-2», «Трайдент-1», «Кастор»).

Однако в соответствии с п. 12b статьи VII Договора о РСМД пуски таких ускорительных средств не рассматриваются как летные испытания ракет средней дальности и меньшей дальности при условии, что такие ускорительные средства используются только в целях исследований и разработок для испытания объектов, но не самих ускорительных средств.

То есть речь идет об испытаниях какой-то полезной нагрузки ускорительных средств, например, для вывода в космос или в верхние слои атмосферы. Однако в рассматриваемом случае этого не происходит. Та же ракета НERA на начальном этапе, как известно, вообще испытывалась самостоятельно, то есть были проведены испытания самого ускорительного средства. Поэтому пуски ракет-мишеней США и трактуются российской стороной как пуски ракет средней дальности нового типа, что является прямым нарушением Договора о РСМД.

По мнению генерального конструктора МИТ Ю.Соломонова, «американцы в нарушение Договора о РСМД фактически создали ракету средней дальности».

По мнению М.Вильданова, «вызывает недоумение, что нарушения американцами положений Договора о РСМД не стали предметом озабоченности высшего военно-политического руководства РФ, темой встреч руководителей оборонных и внешнеполитических ведомств РФ и США, обсуждений в профильных комитетах Госдумы и Совета Федерации». Он считает, что «нерешительные действия российской стороны создали американцам благоприятные условия для разработки и испытаний глобальной и ЕвроПРО» и что «российская сторона, при наличии политической воли, могла бы грамотно воспользоваться нарушениями американцами положений Договора о РСМД и потребовать приостановления испытаний глобальной и ЕвроПРО до полного разрешения проблемных вопросов и снятия наших озабоченностей».

Такая критика, безусловно, справедлива. До сих пор Россия пользовалась лишь двусторонним дипломатическим форматом для разрешения данной проблемы. Следовало бы более настойчиво и широко использовать многосторонние международные форумы, привлекать внимание парламентов и общественности стран мира, средств массовой информации (как это делают США сейчас, обвиняя Россию в нарушении Договора о РСМД).

4.4.2 Беспилотные летательные аппараты

Другой претензией России к Вашингтону в отношении выполнения Договора о РСМД является испытание и использование Соединенными Штатами ударных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) соответствующей дальности, в частности БПЛА “Предатор” дальностью около 1000 км.

В соответствии с Договором о РСМД ударные беспилотные летательные аппараты наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км могут быть классифицированы как крылатые ракеты наземного базирования средней или меньшей дальности, которые запрещены этим договором.

Справочно: Термин "крылатая ракета" означает беспилотное, оснащенное собственной двигательной установкой средство, полет которого на большей части его траектории обеспечивается за счет использования аэродинамической подъемной силы.

Термин "крылатая ракета наземного базирования" означает крылатую ракету наземного базирования, которая является средством доставки оружия.

В настоящее время США активно проводятся работы по созданию БПЛА, уже зарекомендовавших себя в боевых действиях, и этому направлению придается исключительно важное значение. При этом если ранее БПЛА использовались лишь для разведки, то во время боевых действий в Афганистане в 2001 году БПЛА уже стали успешно использоваться в качестве оружия, то есть для поражения наземных целей.

Беспилотные летательные аппараты имеют ряд явных преимуществ перед пилотируемыми: они меньше по размерам и более маневренны, потребляют меньше топлива, предъявляют существенно более низкие требования к аэродромам, не требуют систем жизнеобеспечения и дорогостоящей подготовки летчиков, при этом человек может одновременно управлять с земли несколькими машинами.

По имеющимся открытым данным, проблему БПЛА в контексте Договора о РСМД американцы рассматривали на специально созданной межведомственной комиссии. Было проведено даже специальное заседание Совета национальной безопасности под руководством президента США, которое утвердило официальную позицию военно-политического руководства США. В соответствии с этой позицией «ударные БЛА не должны рассматриваться в рамках Договора о РСМД, поскольку предназначены для многократного применения, и после выполнения боевых задач они возвращаются в пункт постоянной дислокации, а крылатые ракеты наземного базирования являются средством одноразового действия». В дальнейшем американские эксперты заявляли, что «ударные БЛА не могут рассматриваться как крылатые ракеты наземного базирования, так как не имеют пусковых установок».

Однако такие трактовки не соответствуют Договору о РСМД, где дано однозначное определение термина “крылатая ракеты наземного базирования”, и БПЛА со всей очевидностью подпадают под это определение.

Американские представители, также неоднократно заявляли, что при подписании Договора о РСМД ударных БЛА не существовало даже в проектах. Этим и объясняется возникшая правовая коллизия.

С этим, безусловно, можно согласиться. Однако это не оправдывает нарушения Договора о РСМД, а требует, по крайней мере, уточнения его некоторых терминов в рамках Специальной контрольной комиссии.

Россия, как представляется, также заинтересована в развитии своей собственной программы БПЛА.

4.4.3 Пусковые установки “Мк-41”

В рамках «поэтапного адаптивного подхода» Соединенные Штаты планируют развернуть в Польше и Румынии противоракеты “Стандарт-3” на наземных пусковых установках “Мк-41”.

Однако по имеющимся данным, универсальные пусковые установки “Мк-41” могут использоваться как для запуска противоракет, так и для запуска крылатых ракет средней дальности “Tomahawk”. Поэтому наземный вариант этих пусковых установок может рассматриваться как прямое нарушение Договора о РСМД.

Напомним, что в соответствии с п.7. Статья VII Договора о РСМД “если пусковая установка была испытана для запуска крылатой ракеты наземного базирования, то все пусковые установки этого типа рассматриваются как испытанные для запуска крылатых ракет наземного базирования”.

А в соответствии со статьей VI Договора о РСМД “каждая из сторон не производит никаких пусковых установок наземного базирования ракет средней и меньшей дальности”.

Кроме того, возникают подозрения, что в пусковых установках “Мк‑41” в Румынии и Польше вместо противоракет могут быть развернуты запрещенные Договором о РСМД боевые крылатые ракеты наземного базирования средней дальности. Эти ракеты способны поражать критически важные и стратегические объекты на европейской части территории России.

Таким образом, проведенный анализ показал, что Соединенные Штаты регулярно в последние годы нарушают Договор о РСМД. В этих условиях, как полагает ряд экспертов, Россия вправе поставить вопрос о выходе из Договора о РСМД. Поскольку договоры должны соблюдаться лишь с добросовестным партнером.

Правда существует и другая точка зрения. Сторонники сохранения Договора о РСМД считают, что возникшие проблемы носят технический характер и могут быть разрешены в рамках Специальной контрольной комиссии без денонсации самого Договора о РСМД. Например, стороны могут согласовать новое определение термина “крылатая ракета”, выводящая БПЛА из правого поля Договора о РСМД. Или договориться о размещении противоракет в технически отличаемых пусковых установках с возможностью их инспекций на местах.

Однако напомним читателю, что Специальная контрольная комиссия по Договору о РСМД не созывалась уже более десяти лет. Последняя ее сессия состоялась в октябрь 2003 года.

4.5. Договор о РСМД потерял своей прежний военно-политический смысл, необходим пересмотр системы международных договоров по безопасности в Европе

Договор о РСМД хотя и заключался между ведущими державами мира (СССР и США) относился, в первую очередь, к европейскому региону и носил региональный характер.

Вместе с заключенным чуть позже него Договором об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) он составил фундамент системы европейской безопасности в условиях биполярного противостояния в Европе двух ведущих военно-политических блоков - Организации Варшавского Договора и НАТО.

Договор о РСМД был призван снизить ядерное противостояние на европейском континенте, уменьшить вероятность возникновения регионального ядерного конфликта и его перерастания в глобальную войну.

ДОВСЕ был призвать снизить противостояние группировок обычных вооруженных сил ОВД и НАТО, уменьшить дисбалансы в сфере обычных вооружений и потенциал для осуществления внезапного нападения и наступательных действий в Европе.

Однако за время прошедшее после заключения этих соглашений геополитическая ситуация радикально изменилась.

Распался СССР - одна из двух сторон Договора о РСМД и одна из ведущих сторон ДОВСЕ, возглавлявшая Варшавский Договор. Самораспустилась и сама Организация Варшавского Договора, что, однако, не привело к роспуску НАТО. Более того, некоторые бывшие союзные республики СССР и страны Варшавского Договора, на территории которых для сдерживания НАТО ранее размещались ракеты средней и меньшей дальности и значительные контингенты обычных вооруженных сил, уже сами являются членами НАТО либо стремятся к вступлению в альянс.

Не был решен ряд смежных вопросов безопасности в Европе, которые ставились еще во время переговоров по Договору о РСМД.

Напомним, что в ходе переговоров по РСМД Советский Союз настаивал на учете в балансе сил в Европе ядерных средств европейских стран НАТО – Великобритании и Франции, а также авиационных ядерных средств США передового базирования средней дальности.

Демонстрируя готовность идти на уступки на поздних стадиях переговоров, советское руководство, очевидно, надеялось на возможность решение этих вопросов в будущем. Однако этого не произошло.

В настоящее время в Европе сохраняются авиационные нестратегические вооружения США - порядка 200 ядерных авиабомб B-61 на складах в Бельгии, Италии, Нидерландах, Турции и ФРГ. Эти бомбы предназначены для доставки истребителями-бомбардировщиками ВВС США типа F-16, а также самолетами стран НАТО.

Ситуация с безопасностью РФ в настоящее время также усугубляется планами развертывания европейского сегмента глобальной ПРО США.

Таким образом, в современных условиях действующая система соглашений по безопасности в Европе не выполняет своего предназначения, потеряла свой прежний военно-политический смысл и требует пересмотра.

Сложившаяся ситуация уже сделала необходимым принятие мер по приостановлению Российской Федерацией действия ДОВСЕ. Соответствующее решение было принято Россией в 2007 году. Приостановление Россией действия ДОВСЕ – это средство борьбы России за обновление режима контроля над вооружениями в Европе.

Справедливой с точки зрения интересов национальной безопасности РФ должен стать и режим контроля над вооружениями, учитывающий целый ряд смежных вопросов безопасности в Европе – ракеты средней и меньшей дальности, нестратегическое ядерное оружие США в Европе, обычные вооруженные силы, ЕвроПРО.

5. Возможные негативные для России последствия денонсации Договора о РСМД

Как было показано выше, у России существуют мотивы для принятия решения о выходе из Договора о РСМД, обусловленные необходимостью реализации дополнительных мер по обеспечению собственной безопасности в изменившихся после подписания этого договора условиях.

Между тем такой шаг может привести к ряду серьезных негативных последствий. Поэтому тщательно должны быть просчитаны все плюсы и минусы такого решения.

Среди негативных последствий денонсации Россией Договора о РСМД, обсуждаемых в экспертной среде, следует отметить следующие:

- развертывание в Европе новых американских ракет средней дальности;

- развертывание в Европе дополнительных (к планируемым по “Поэтапному адаптивному подходу”) средств ПРО США;

- дальнейшее усиление военного потенциала США и НАТО, увеличение их военных расходов;

- пересмотр ядерной политики Великобритании и Франции по частичному сокращению своего ядерного потенциала;

- возможность для США беспрепятственно развивать высокоточные БПЛА средней дальности;

- дальнейшая консолидация стран НАТО на антироссийской платформе, укрепление позиций США в НАТО;

- негативная политическая и военная реакция других (неевропейских соседей России) – Китая, Ирана, Турции и др., обострение противоречий России с ними;

- негативное влияние на международно-правовую систему в области контроля над вооружениями и режима нераспространения;

- имиджевые потери России в мировом сообществе как поборника идей разоружения.

Ряд этих последствий имеет военно-технический характер, ряд - политико-дипломатический характер, некоторые лежат в психологической плоскости.

Главная опасность денонсации Договора о РСМД для России состоит в том, что это может явиться поводом для развертывания в Европе американских ракет средней дальности. Эта опасность реальна и существенна. В итоге мы можем вернуться к ситуации, от которой ценой больших уступок ушли путем заключения Договора о РСМД.

Ракеты средней дальности у США фактически уже есть в виде мишеней для испытания систем ПРО, и превратить их в боевые средства не потребует большого труда и времени.

Как представляется, новые члены НАТО без особых проблем согласятся предоставить свою территорию для американских ракет. Об этом можно судить по тому, как это происходит с развертыванием американской ПРО в Европе.

При этом если в 1980-х годах американские ракеты средней дальности "Першинг-2" (развернутые в Бельгии, Великобритании, Италии, Нидерландах и ФРГ) едва достигали центра европейской части СССР, то теперь в случае размещения аналогичных систем на территории новых членов НАТО (Болгария, Польша, Румыния, страны Балтии) будет перекрываться вся европейская территория России.

Это действительно поставило бы под угрозу объекты государственного и военного управления РФ и российского потенциала стратегического ядерного сдерживания.

С учетом технологического развития можно ожидать развертывания в Европе не только баллистических и крылатых ракет средней дальности, но и ударных беспилотных летательных аппаратов (которые, с точки зрения терминов Договора о РСМД также относятся к крылатым ракетам). Так, по мнению В.Дворкина, «при полной прозрачности ТВД за счет космической и другой разведки и при использовании ударных беспилотных летательных аппаратов можно обеспечить относительно высокую уязвимость широкого спектра стратегических объектов».

Другие упомянутые выше потенциальные негативные последствия возможного выхода России из Договора о РСМД, как представляется, воздействуют больше на эмоции.

Например, страны НАТО и так как никогда после окончания холодной войны “сплотилась на антироссийском фронте” в связи с событиями на Украине. Об этом свидетельствуют атмосфера и решения последнего саммита НАТО, прошедшего в начале сентября 2014 года в Ньюпорте.

Вряд ли стоит ожидать пересмотра ядерной политики Великобритании и Франции. Эти страны частично сократили свой ядерный потенциал, но эти действия были обусловлены в значительной мере экономическими мотивами, которые и в настоящее время актуальны. Эти же соображения будут влиять на политику военных расходов США и НАТО.

Реакция других соседей России на прекращение действия Договора о РСМД во многом будет зависеть не столько от самого факта денонсации этого соглашения, сколько от реальных возможностей, планов и последующих мероприятий по созданию и развертыванию ракетных систем наземного базирования средней и меньшей дальности (количество, районы размещения, ядерное или неядерное боевое оснащение и др.).

Сохранит Россия режим Договора РСМД или не сохранит, но те страны, которые сочтут это для себя необходимым, разрабатывать свои ракеты все равно будут, не имея в виду фактор угроз РФ как значащий. Вряд ли они воспримут такой шаг России как угрозу собственной безопасности и направят часть своих ракетно-ядерных средств на РФ.

По мнению С.Брезкуна, «надуманны опасения относительно того, что появление у нас РСД будет якобы провоцировать Китай. Все как раз наоборот – если бы мы имели в районе Урала и Байкала РСД … то уважение Китая, Японии и других стран к России лишь возросло бы. Уж где-где, а на исполненном поведенческой вежливости Востоке реально ценят лишь силу».

Что касается развития беспилотных летательных аппаратов, то как представляется, России сама заинтересована в развитии соответствующих систем и преодоления запрета на них в Договоре о РСМД.

Теперь, что касается воздействия денонсации Договора о РСМД на международно-правовую систему контроля над вооружением и нераспространением.

По мнению сторонников сохранения Договора о РСМД денонсация этого соглашения Россией «переведет на Москву стрелки, как на главного противника популярной в мире идеи ядерного разоружения», «еще больше расшатает Договор о нераспространении ядерного оружия», «однозначно будет понята как возврат к конфронтации и гонке вооружений между великими державами». По их мнению, международная общественность воспринимает Договор о РСМД как знаковое явление – символ завершающего этапа холодной войны и перехода к реальному ядерному разоружению.

Следует, однако, признать, что международно-правовая система контроля над вооружениями и так находиться в определенном кризисе. Прекратил существование Договор ПРО после выхода из него в 2002 году Соединенных Штатов. Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний так и не вступил в силу, поскольку не был ратифицирован рядом стран (включая те же Соединенные Штаты). Длительное время находится в тупике ситуация на Конференции по разоружению в Женеве, в результате чего заблокированы переговоры по Договору о запрещении производства расщепляющихся материалов для ядерного оружия и Договору о предотвращении размещения оружия в космосе. Договор о нераспространении ядерного оружия так и не получил универсальный характер, вне этого режима остаются ряд ядерных стран – Индия, Пакистан, Израиль, КНДР.

Конечно проблемы международно-правовой системы контроля над вооружением и нераспространением – не повод ее “добивать”. Такая система, безусловно, необходима для более безопасного и стабильного мира. Однако такая система не есть нечто застывшее, она постоянно находится в изменении. Ведь договоры должны служить укреплению безопасности, а если этого не происходит, они должны меняться.

Следует также заметить, что причиной многих проблем контроля над вооружениями является политика ряда стран и военных блоков, и в первую очередь США и НАТО, по применению силы для урегулирования международных проблем, в том числе и планы по использованию в этих целях ядерного оружия или СНВ в неядерном оснащении. Политика, подобная той, которую продемонстрировали страны НАТО в Югославии, Ливии и на Ближнем Востоке, остается серьезным препятствием на пути идей разоружения.

Следует также напомнить, что Соединенные Штаты в 2002 году в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО 1972 года, который признавался “краеугольным камнем” системы договоров по ядерному разоружению.

В своей ставшей широко известной Валдайской речи 24 октября 2014 года Президент России, говоря о разрушении действующей системы договоров об ограничениях и контроле над вооружениями, подчеркнул, что ”начало этому опасному процессу положили именно США, когда в 2002 году в одностороннем порядке вышли из договора по ПРО. Обращаю ваше внимание — не мы это начали!”.

Следует также напомнить, что именно Россия призвала обсудить возможность придания Договору о РСМД глобального характера.

Рассмотрим эту возможность сохранения режима контроля над РСМД подробнее.

                        6. Решение проблемы: глобальный Договор о РСМД

В 2007 году Россия выдвинула инициативу о придании Договору о РСМД глобального характера. Эта идея была поддержана Вашингтоном, что позволило подготовить и распространить на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2007 году Совместное российско-американское заявление по Договору о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности.

В этом заявлении прозвучал призыв “обсудить возможность придания глобального характера этому важному режиму путем отказа от баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностями 500-5500 километров, ведущего к уничтожению любых таких ракет и прекращению связанных с ними программ”.

В 2008 году Россия подготовила «Основные элементы международно-правовой договоренности о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности (наземного базирования), открытой для широкого международного присоединения».

Главные положения этого документа таковы:

- ни одно государство-участник договоренности не производит никаких ракет средней дальности и меньшей дальности, не проводит летные испытания таких ракет и не производит никаких ступеней таких ракет и никаких пусковых установок таких ракет;

- каждое государство-участник договоренности ликвидирует все свои ракеты средней дальности и меньшей дальности, пусковые установки таких ракет, а также связанные с такими ракетами и пусковыми установками все вспомогательные сооружения и все вспомогательное оборудование, которые находятся в его собственности или владении, или которые размещены в любом месте под его юрисдикцией или контролем.

Любопытно, что чуть позже с инициативой глобального Договора о РСМД выступил тогдашний президент Франции Николя Саркози.

Конечно, создание и последующая реализация режима глобального Договора о РСМД принесли бы массу положительных результатов.

Мир избавился бы от ракет в диапазоне дальностей от 500 км до 5500 км, а в результате – дальнейшее оздоровление обстановки в глобальном масштабе и более безопасный мир.

Это стало бы мощным позитивным вкладом в укрепление режима ядерного нераспространения. Общеизвестно, что наиболее эффективным средством для доставки ядерных боеприпасов являются ракеты. Их отсутствие существенным образом снизило бы мотивацию к созданию ядерного оружия. Это было бы исключительно важным вкладом других государств в процесс ядерного разоружения.

Договоренность о полной ликвидации РСМД практически снимала бы с повестки дня вопрос о необходимости ПРО для борьбы с такими ракетами, ведь именно они имеются у стран, «вызывающих озабоченность».

Результатом реализации данной идеи было бы не только укрепление международной и национальной безопасности, но и избавление участников будущего договора от экономического бремени, связанного с созданием, производством и развертыванием рассматриваемых классов оружия.

Однако следует признать, что реализация глобального режима РСМД вряд ли возможна в обозримой перспективе. И страны, обладающие БРСМД, и не думают подключаться к Договору о РСМД.

С одной стороны, для многих стран такие ракетные системы видятся важным (а иногда, главным и единственным) и наиболее эффективным средством обеспечения собственной безопасности, сдерживания региональных конфликтов (пример - индийско-пакистанские отношения), реализации целей по повышению своего политического веса на региональном и глобальном уровне.

С другой стороны, выдвижение инициативы глобального договора о РСМД не оговаривается гарантией обеспечения безопасности государств, не обладающих или отказавшихся от обладания ракетными средствами. Не содержится в ней и указаний на меры поощрения таких стран. Понятно, что государства, имеющие ракетные вооружения, затратили на их создание огромные материальные и финансовые средства, а вопрос о возможной компенсации в случае отказа от ракет даже не обозначен.

Наконец, принципиально важным является вопрос о том, подразумевает ли инициатива вовлечение всех без исключения государств, или же она допускает возможность приглашения в будущий договор лишь некоторых государств.

Сама идея ликвидации двух классов оружия несет в себе позитивное начало. Представляется, что для её продвижения необходимо обсудить условия и принципы, на базе которых должна вырабатываться договоренность о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Здесь важно учесть, как минимум, следующее:

- необходимо признание недопустимости силовых методов разрешения политических вопросов и угрозы применения силы;

- необходимо определиться, должна ли договоренность быть всеобщей или же некоторые государства могут не являться её участниками либо в последующем присоединяться к ней;

- договоренность должна предполагать бессрочный характер;

- договоренность должна предусматривать поэтапность реализации  в сравнительно длительные сроки (всё сразу и быстро здесь не решить);

- важным моментом на пути перевода инициативы в практическую плоскость могло бы стать достижение договоренности о заблаговременном объявлении всеми государствами имеющихся у них запасов РСМД;

- в договоренности обязательно должны быть зафиксированы гарантии обеспечения национальной безопасности для всех её участников (в противном случае, рассчитывать на успех не приходится);

- наряду с гарантиями обеспечения безопасности важно отработать и зафиксировать меры поощрения государств, отказавшихся от обладания ракетными средствами. Например, могла бы идти речь о льготных условиях для них в осуществлении вывода полезных грузов в космос с помощью ракет-носителей других государств или оказание помощи в создании ими собственных ракет-носителей.

 

СПИСОК ИСПОЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1.                Антонов А. Контроль над вооружениями: история, состояние, перспективы // РОССПЭН, ПИР-Центр, 2012.

2.                Арбатов А. Какой смысл разрывать Договор о ракетах средней дальности? // 07.12.2007 на сайте www.rian.ru.

3.                Арбатов А. Семь раз отмерить. Зачем нужен России Договор о ракетах средней и меньшей дальности // Независимое военное обозрение от 2.08.2013.

4.                Блинов А. За кулисами ракетной сделки. Москва и Вашингтон попытались выйти из соглашения, положившего конец ракетному кризису в Европе // Независимая газета от 11.03.2005.

5.                Богданов В. Утечка ниоткуда в никуда. Как одна газетная статья может поставить под сомнение истинные намерения целого государства // Российская газета от 12.03.2005.

6.                Брезкун С. Договоры должны соблюдаться, но – лишь с добросовестным партнером // Независимое военное обозрение, № 29, 2014.

7.                Брезкун С. На смену "Пионерам" могут и должны прийти "Топольки" // Независимое военное обозрение от 22.11.2013.

8.                Вильданов М. Вашингтон не держит слово. В сентябре российские и американские эксперты обсудят, как выполняется бессрочный Договор о РСМД // Независимое военное обозрение, № 31, 2014.

9.                Вильданов М. Договор о РСМД под прицелом ЕвроПРО // Независимое военное обозрение от 16.09.2011.

10.           Вильданов М. Не лучше ль на себя, кума, оборотиться. Военное руководство США избирательно относится к выполнению Договора о РСМД // Независимое военное обозрение от 13.12.2013.

11.           Владыкин О. Наши "Рубежи" все больше беспокоят Америку. Испытания новых стратегических ракет преподносятся как нарушение международного договора // Независимое военное обозрение от 31.01.2014.

12.           Гольц А. Иванов взял Америку на испуг // Ежедневный журнал от 10.03.2005.

13.           Дворкин В. Есть необходимость возразить. Договор о ракетах средней и меньшей дальности – рудимент холодной войны // Независимое военное обозрение от 16.08.2013.

14.           Иванов В. Украина и американская ПРО. Эксперты рекомендуют США пересмотреть планы продвижения РЛС на Восток // Независимое военное обозрение, № 14, 2014.

15.           Кардашев М. Еще раз о ракетах средней дальности. У России есть шанс восстановить утраченный потенциал // Независимое военное обозрение от 13.09.2013.

16.           Коваль В. Чем больше шума, тем меньше логики. Выполнение Договора о РСМД США хотят сделать "игрой в одни ворота" // Независимое военное обозрение от 26.09.2014.

17.           Коломейцев Н. Выполнять нельзя отказаться? К вопросу соблюдения Россией международных соглашений по контролю над вооружениями и военной деятельностью // Военно-промышленный курьер, № 17, 2014.

18.           Литовкин В. Право на выход. Договор о РСМД становится для России обузой // Независимое военное обозрение от 29.08.2014.

19.           Литовкин В. США упрекают Россию в несуществующем нарушении Договора о РСМД, чтобы не оправдываться за свои реальные нарушения этого договора // Независимое военное обозрение от 28.11.2013.

20.           Мухин В. Генералам снится Карибский кризис. Подчиненные Сергея Иванова готовы выйти из Договора о ракетах средней и малой дальности // Независимая газета от 01.03.2006.

21.           Мухин В. Крым не нуждается в ядерных боеприпасах. Нет необходимости в усиленной милитаризации полуострова // Независимое военное обозрение от 22.10.2014.

22.           Мухин В. Москва готовит к бою ракеты средней дальности. Россия, похоже, всерьез рассматривает возможность выхода из бессрочного договора, подписанного с США в 1987 году // Независимое военное обозрение от 30.07.2014.

23.           Мухин В. Нужен ли России Договор о РСМД. Москва озабочена приближением НАТО и ЕвроПРО к своим границам // Независимое военное обозрение от 8.08.2014.

24.           Натан Хьюз (Nathan Hughes) и Питер Зейхан (Peter Zeihan). Последствия выхода России из Договора о РСМД ("Stratfor", США, 22.02.2007) // размещено на сайте ИноСМИ.

25.           Ракетные галлюцинации США. Россию пытаются обвинить в нарушении международных договоров по ограничению вооружений // Независимое военное обозрение от 7.02.2014.

26.           Ромашин П. К вопросу о денонсации Договора о ликвидации РСМД и других изменениях в ядерной политике Российской Федерации // 30.04.1999 на сайте armscontrol.ru.

27.           Сокут С. Вашингтон нашел замену "Першингам". Москва готова обвинить США в воссоздании запрещенных ракет средней дальности // Независимое военное обозрение от 24.11.2010.

28.           Цилюрик Д. Конфронтация Москвы и Вашингтона перешла в ядерную плоскость. Отказ от Договора о РСМД стал бы полным возвратом к холодной войне // Независимое военное обозрение от 10.09.2014.

29.           Широкорад А. Вернуться – не обернуться. Нужны ли России ракеты средней дальности // Независимое военное обозрение от 12.07.2013.




[1] ВС РФ утратили количественный и качественный паритет не только с традиционными противниками, но и постепенно утрачивают превосходство по отношению к вооруженным силам других стран (Иран, Турция, Япония).

[2] В соответствии со статьей VI Договора о РСМД каждая из сторон не производит никаких ракет средней и меньшей дальности, не проводит летные испытания и не осуществляет пуски таких ракет, не производит никаких ступеней таких ракет и никаких пусковых установок таких ракет.