Киргизия под угрозой дестабилизации

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

В Кыргызстане проходят президентские выборы. Фото: Википедия
В Кыргызстане проходят президентские выборы. Фото: Википедия
15.10.2017

Сегодня в Киргизии выбирают нового президента – голосование уже завершилось, и ведется точный подсчет голосов. Формально сроки полномочий действующего президента Алмазбека Атамбаева истекают через полтора месяца.

Любые перемены могут грозить дестабилизацией в стране – а в случае Киргизии при текущих обстоятельствах это особенно возможно. Подробнее – в материале "Геополитики.ру".

Как итоги выборов скажутся на России

На пост президента претендуют 11 кандидатов. Впрочем, на самом деле основная борьба ведется между преемником Атамбаева Сооронбаем Жээнбековым и оппозиционно настроенным Омурбеком Бабаевым.

Действующая власть, поддерживающая интеграцию в ЕАЭС и укрепление связей с Россией, ставит на Жээнбекова. Интересно, что накануне выборов сообщили - на территории Киргизии может появиться вторая российская военная база, и соответствующие переговоры уже ведутся между представителями государств. По многим оценкам, это можно трактовать как попытку ныне правящих кланов заручиться поддержкой Кремля.

Впрочем, отмечают многие эксперты, победа Жээнбекова не обязательно станет фактором сохранения нынешних ориентиров во внешней политике. То есть, после Атамбаева у России не будет твердых гарантий, что Киргизия сохранит статус надежного партнера. По сообщению анонимных источников, на недавней встрече с российским руководством Атамбаеву дали понять, что если президентские выборы – это внутреннее дела Киргизии, то курс на дальнейшую евразийскую интеграцию - геополитический приоритет России.

Киргизия – важный член ЕАЭС, и от роли нового сильного лидера будет зависеть сам вектор развития страны.

Возможная дестабилизация

После голосования очень возможна дестабилизация ситуации – не только в Киргизии, но и в ЕАС в целом.

Эти выборы проходят под плеядой ЧП и скандалов. 7 октября вице-премьер Киргизии Темир Джумакадиров погиб в ДТП: его автомобиль столкнулся с КамАЗом неподалеку от Бишкека. С 10 октября на границе Киргизии и Казахстана усложнилась процедура проверок, что стало причиной больших очередей и жестких заявлений первых лиц государства. Затем 14 октября в Бишкеке задержали преступную группировку, которая пыталась нелегально приобрести оружие. Силовые структуры подчеркнули, что преступники планировали дестабилизировать обстановку сразу после выборов в случае поражения одного из кандидатов.

Отдельный фактор дестабилизации – обострение отношений с Казахстаном. У стран много взаимных претензий, в том числе на почве выборов. Как известно, Астана ставит на оппозиционера Бабанова, что не может не раздражать Бишкек. Дошло до того, что Атамбаев открыто обвинил Казахстан во вмешательстве во внутренние дела Киргизии.

Таким образом, любая провокация может вылиться в открытый конфликт - что, в свою очередь, скажется и на внутренней обстановке Киргизии.

Третья составляющая, подпитывающая нестабильную атмосферу, это рост фактора исламского терроризма в Средней Азии. Хорошо известно, что вербовщики ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации) активно действуют в регионе, и любой всплеск нестабильности могут подхватить уже боевики.

Если собрать все факторы воедино, то это – поле игры третьих сил, которые будут использовать внутренние противоречия и внешние конфликты, чтобы активизировать исламистов и накалить обстановку уже внутри ЕАЭС.

При этом, по некоторым замечаниям, эпоха сильных лидеров в Средней Азии (т.н. "центральноазиатских патриархов") уходит. В лучшем случае, преемники сохранят текущие ориентиры, но при активном внешнем вмешательстве ситуация может измениться.

Важно и то, как сложатся отношения будущего президента и  премьер-министра Киргизии. Новый президент в любом случае будет вести переговоры и с Москвой, и с Астаной, и с западными государствами, но важнее всего, чтобы совпадали ориентиры самой киргизской власти. На примере Молдовы мы знаем случаи, когда у президента одна позиция, у правительства – другая.

Остается надеяться, что власти Киргизии в ближайшие недели смогут обеспечить спокойную обстановку, не допустить провокаций и, самое главное, обеспечить внутриполитический консенсус, кто бы ни победил. Тогда и диалог с внешними партнерами будет продуктивным.