Конфликтная точка: Чем опасно для России и Турции обострение в Идлибе

11.02.2020

Сирийская провинция Идлиб в последние две недели стала территорией, где испытываются на прочность российско-турецкие отношения. Напомним, что с прошлого года в провинции сирийские войска проводят операцию «Идлибский рассвет». Её цель – взять под контроль официального Дамаска как можно большую территорию, вытеснив группировки террористов, прежде всего Хайат Тахрир аш-Шам (ХТШ)*

Впрочем, и другие мозаичные организации боевиков, по радикализму не так далеко ушли от этого сирийского филиала «Аль-Каиды**». Чтобы представить, с чем сирийские войска имеют дело в Идлибе, и что за человеческий контингент там окопался, следует вспомнить, что одним из главных противников ХТШ в прошлом году была Харакат Нуреддин аз-Зинки, «прославившаяся» в 2016 году обезглавливанием на видеокамеру палестинского мальчика. Сейчас остатки этой группы входят в состав Сирийской национальной армии.

Сирийская арабская армия также стремится к контролю над трассами М4/М5, важных для связи Алеппо с Латакией и Дамаском. Ликвидация последнего крупного оплота исламистских боевиков важна и символической точки зрения, означая фактическое завершение гражданской войны, длящейся 9 лет. Для России важно обеспечить безопасность своей базы в Хмеймиме, которая периодически подвергается атакам дронов со стороны Идлиба.

С другой стороны, в Идлибе, в соответствии с российско-турецкими договорённостями 2018 года находится демилитаризованная зона, ответственность за поддержание порядка на территории которой несла Турция. На территории зоны расположены турецкие наблюдательные пункты, де-факто, это турецкие военные базы. Некоторые из них после наступления сирйиских войск попали в окружение, к другим Сирийская арабская армия приблизилась вплотную.

Риск эскалации

3 февраля в результате обстрела сирийских войск погибли 8 турецких военных. 10 февраля– погибли ещё 5 военнослужащих армии Турции. Турецкие военные также регулярно наносят удары по позициям сирийцев. Прибавим к этому информацию о погибших в Идлибе российских военных. Как итог – риск дальнейшей эскалации конфликта, гибели российских граждан и повторения ситуации 2015 года. 

Несмотря на то, что Россия и Турция связаны множеством интересов, ситуация в Идлибе ставит Анкару перед необходимостью жёсткого ответа на смерти своих военных. Однако жёсткие ответные действия будут лишь осложнять ситуацию, вплоть до постановки аналогичной дилеммы перед Россией. Никто также не может позволить себе отступить (в том числе отступить в буквальном смысле – с занятых позиций), что означает существенные имиджевые потери). 

Именно поэтому в субботу 8 февраля в Анкару прибыла российская делегация для обсуждения вопросов, касающихся Идлиба.

Разрыв между Россией и Турцией будет выгоден лишь США, которые получат возможность более эффективно давить на две державы и укрепят свои позиции в Сирии. Ранее именно российско-турецкое сближение и подключение к ним Ирана позволили трём державам вытеснить остальных внешнеполитических акторов на обочину политического процесса в Сирии. Разрушив Астанинский процесс и треугольник «Москва-Анкара-Тегеран», Вашингтон надеется изолировать все три державы и играя на противоречиях максимизировать свои интересы. 

Не случайно ещё 4 февраля госсекретарь США Майк Помпео поддержал атаки Турции на позиции сирийских, поспешив обвинить в гибели турецких солдат Россию, Иран и Хезболлу. Судебные власти США в это же время поставили на паузу процесс против турецкого Halkbank, где сам банк и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвиняются в нарушении антииранских санкций.

12 февраля в Турцию прилетит спецпредставитель США по Сирии – Джеймс Джеффри, один из авторов плана по захвату нефтяных месторождений страны, неокон, ярый противник Ирана и России. При этом Джеффри – бывший посол США в Турции и хорошо знаком с турецкой политической повесткой.

Подготовиться к провокациям

Не исключено, что причиной эскалации конфликта в Сирии стали провокации, причём провокаторы могли находиться с каждой из сторон конфликта: сирийской и турецкой. Вспомним, что по мнению Анкары, за предыдущую эскалацию российско-турецких отношений ответственна организация Фетуллы Гюлена, живущего в США религиозно-политического лидера, по некоторым данным, связанного с ЦРУ. Гюлена обвиняют и в организации убийства российского посла Андрея Карлова в 2016 году. 

Если версия о провокации верна, то стоит ожидать новых действий, нацеленных на разжигании конфликта. При этом жертвами могут стать граждане России. Даже если потери будут случайными агенты влияния США или просто «полезные идиоты», распалённые антитурецкими выпадами в СМИ сумеют подать информацию так, чтобы жёсткая реакция Москвы была неизбежной.

В такой ситуации любое медийное нагнетание антитурецкой повестки может сослужить медвежью услугу Москве, лишая российскую дипломатию простора для манёвра. Появившиеся в ряде СМИ обвинения в адрес Анкары в поддержке террористов, являются фальшстартом, напоминая информационную кампанию конца 2015 начала 2016 года. Однако тогда она велась уже после разрыва между странами, а сейчас такого разрыва ещё нет.

Необходимый компромисс

Необходимо понимать, что Россия и Турция, а также Иран разделены проблемами тактического характера, тогда как расхождения всех трёх стран с США являются стратегическими. И Москва, и Анкара, и Тегеран стремятся к укреплению собственного суверенитета и строительству многополярного мира. В мире однополярной американской гегемонии нет места не только революционному Ирану или геополитическим амбициям Москвы, но и Турции в нынешнем виде и лично президенту Эрдогану.

Стремление Анкары сохранить контроль над Идлибом обусловлено факторами двух видов. Факторы, имеющие прямое отношение к национальным интересам – это стремление недопустить новой волны беженцев. 700 тысяч человек, которые уже ищут пристанища в Турции уже стали серьёзной проблемой. Всего же в Турции по подсчётам ООН —3,6 миллионов сирийских беженцев. Это не только нагрузка на страну и перспектива ухудшение внутриполитической ситуации из-за недовольства миграцией.

 Несмотря на поддержку на словах, Турция стремилась бы держать подальше от своих границ исламистов с опытом боевых действий, которые могут на фоне разочарования в позиции Анкары стать опорой для террористов.

Ещё один фактор – использование Идлиба как рычага воздействия на Россию и Сирию в вопросе курдского сепаратизма. Если Москва обвиняет Анкару в неспособности разоружить исламских экстремистов в Идлибе, то Анкара Москву – в аналогичной неспособности разоружить курдских экстремистов из PYD, что было оговорено на встрече Путина и Эрдогана 22 октября прошлого года. 

В то же время, другим причинами твердолобости Эрдогана в вопросе Идлиба можно считать остаточную приверженность «Партии Справедливости и Согласия» во внешней политике интересам организации «Братья-мусульмане»***. Также часть турецких элит убеждена, что не сдавая Идлиб, Анкара может эффективно балансировать между Москвой и Вашингтоном. Однако такое балансирование – не в интересах страны, так как создаёт возможности для усиления влияния Вашингтона, чьи стратегические цели не сочетаются с турецкими.

Реальные действенные шаги по деэскалации в Идлибе могут быть лишь обоюдными. Необходимо решать причины сложившейся ситуации. Прежде всего —обратить внимание на проблему беженцев и гарантии их безопасности и расселения в Сирии. Для населения Турции, представителей всех политических сил это важный вопрос. Другой момент, требующий внимания Москвы – необходимость самим продемонстрировать неизбирательный подход к террористам. 

К курдским проамериканским и произраильским сепаратистам должно быть такое же отношение как к террористам исламским. Ликвидация угрозы Турции в восточной Сирии лишит Анкару аргументации, что присутствие в Идлибе и контакты с экстремистами нужны так как они играют роль прокси в войне с курдскими сепаратистами. На стороне Москвы будет симпатия большинства турок кроме самых упёртых сторонников сирийских исламистов.

Однако и Анкаре необходимо идти на уступки. В первую очередь расширить контакты с официальным Дамаском, в том числе чтобы избегать инцидентов с взаимными обстрелами. Нравится нынешнему руководству Турции это или нет, Башар Асад победил в гражданской войне в Сирии. Группировки оппозиции продемонстрировали свою недеспособность. Они не могут сформировать эффективные структуры власти. Попытка положиться на них в решении проблемы курдских экстремистов приводят лишь к дальнейшему втягиванию Турции в войну в Сирии. Лучше предоставить разбираться с сепаратистами законной сирийской армии. Для интересов Турции странно становится заложником позиций экстремистов из другой страны, которым мало что светит в будущем политическом процессе в Сирии.

* «Хайат Тахрир аш-Шам»  («Джабхат Фатх аш-Шам», «Фронт ан-Нусра», «Джабхат ан-Нусра») — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

*** «Братья-мусульмане» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.