Крестительница Европы

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

01.06.2017
К дню памяти св. Хродехильды (3 июня по нов. ст.).

Первым православным государем (хотя и не императором), происходившим из «варваров» северной Европы, стал Хлодвиг I Меровинг. Примерно через десять лет после своего крещения в 508 г. он получил титул Августа от византийского императора Анастаса I. Государство этой франкской династии, включающее их исконные территории — земли эпических Вольсунгов (на юге современных Нидерландов) с 511 г. носило название Австразия (Austrasia), от франкского Austre Asie («Другая Азия»). 

Для того чтобы объяснить происхождение названия Австразии, следует вспомнить, во-первых, то, что в древних франкских летописях (см. «Хроника Фредегара». II, 4–6) происхождение их правителей связывается с последним царем Трои — Приамом (греческое Priamos, от праиндоевропейского «первый», «лучший»); а во-вторых, то, что на месте древней троянской цивилизации с I в. до Р.Х. располагалась римская провинция Азия (греч. Αsia, лат. Asia). Ее название истолковывалось средневековыми германскими хронистами как «страна Асов» (от древнеисландского Aesir, «боги»). За этой, на первый взгляд, совершенно искусственной ассоциацией, основанной только на внешнем созвучии между названием исторической области и северогерманским определением языческих божеств, скрывается глубокая христианская мысль о возвращении народам Севера Божественного достоинства, некогда утраченного ими, и вернувшегося через Благодать православного крещения. Древняя «Страна богов», люди которой, потомки Йафета, исповедовали изначальный северный монотеизм, возвращается снова как христианское царство православных франкских правителей. И под этими «богами» понимаются уже не божества языческого пантеона, а те, о ком говорит св. царь Давид в своем 81 псалме: «Азъ рехъ: бози есть...»; те, — по словам св. Григория Богослова, — «сотворенные боги», которых мы почитаем под именами святых человеков.

Хлодвига была Клотильда (на французском Clotilde, Clothilde). Время ее рождения приходится примерно на 475, точное время кончины остается неизвестным и датируется между 544 и 548 гг.

Памятуя о том, что святая была дочерью короля бургундов, выходцев с острова Борнхольм в Северном море (подобно ругиям — выходцам с острова Рюген, и готам — выходцам с острова Готланд), и причисляя последних к носителям мертвых на сегодняшний день восточногерманских языков, мы можем реконструировать значение ее имени, опираясь на родственный готский язык. Будучи представлено на восточногерманском диалекте, звучание ее имени можно представить, как Хродехильде, которое несет в себе две основы: в готском *hroþ, «хвала, слава» и *hildi(e), «битва» (от прагерманских*hrothaz и *hildjo соответственно). Почему мы обращаем на это особо пристальное внимание, будет показано ниже.

Об истории ее земной жизни мы узнаем из сочинения св. Григория Турского — «Historia Francorum» (см. Григорий Турский. История франков. пер. В. Д. Савуковой М. Наука. 1987). От рук братоубийцы Гундобада пал ее отец Хильдерик, мать Агриппина была утоплена в реке. Вместе со своей младшей сестрой — монахиней Хроной, Хродехильда была обречена на изгнание. Далее св. Григорий пишет следующее: «...послы [Хлодвига] однажды увидели девушку Хродехильду. Найдя ее красивой и умной и узнав, что она королевского рода, они сообщили об этом королю Хлодвигу. Тот немедленно направил послов к Гундобаду с просьбой отдать ее ему в жены. Так как Гундобад побоялся отказать Хлодвигу, он передал ее послам. [...] Увидев ее, король очень обрадовался и женился на ней. Но у него уже был сын, по имени Теодорих, от наложницы» (II, 28).

Первый ее сын, названный Ингомером, умер в первую неделю после рождения, почти сразу после того, как был крещен. Хлодвиг гневно обличал жену, говоря, что если бы мальчик был освящен именем языческих божеств, а не христианским таинством, то непременно бы выжил. Вторым сыном Хродехильды и Хлодвига был Хлодомер. Он также был крещен. Позже у Хродехильды и Хлодвига родились еще два сына Хильдеберт, Хлотарь, а также две дочери Хлодехильда (Младшая) и Тихильда.

Св. Григорий в своей «Истории...» отмечает, что королева постоянно пыталась склонить мужа к принятию веры Христовой, но он оставался глух к ее увещеваниям. Так продолжалось до 496 г. по Р.Х., пока не случилась война между франками и алеманнами — германским союзом племен (верхненемецкое alle manner, «все люди»), предков населения Швабии, а также части населения Швейцарии и Эльзаса. После того, как оба войска сошлись в битве, перевес оказался на стороне алеманов, и франкам угрожало полное поражение. В этот момент Хлодвиг со слезами на глазах произнес: «О Исусе Христе, к тебе, кого Хродехильда исповедует сыном Бога живого, к тебе, который, как говорят, помогает страждущим и дарует победу уповающим на тебя, со смирением взываю проявить славу могущества твоего. Если ты даруешь мне победу над моими врагами, и я испытаю силу твою, которую испытал, как он утверждает, освященный твоим именем народ, уверую в тебя и крещусь во имя твое. Ибо я призывал своих богов на помощь, но убедился, что они не помогли мне. Вот почему я думаю, что не наделены никакой силой боги, которые не приходят на помощь тем, кто им поклоняется. Тебя теперь призываю, в тебя хочу веровать, только спаси меня от противников моих» (II, 30). И тотчас после этих слов, король алеманнов пал в бою, а его воины обратились в бегство.

Мы не случайно в начале статьи привели этимологию имени Хродехильды, ведь из самого имени святой звучит Промысел Божий о народах Северной Европы. Хлодвиг, призывая имя Бога, которому поклоняется «Прославившая битву», сам добивается победы.

Так за 183 года до этого события, именем Христа победил своих врагов святой равноапостольный Константин I (Великий). Согласно сообщению Лактанция, незадолго до сражения с Максенцием, которое произошло в 313 г. по Р.Х., Константин имел видение Христа. Господь повелел ему поместить на щитах солдат своей армии знак в виде перевернутого «Х», с одним из стеблей изогнутым по кругу («transversa X littera summocapite circumflex»). Так появилась христианская монограмма («Хризма») в виде креста с полукругом наверху, обычно повернутым вправо. В своей «Краткой биографии Константина» Евсевий также утверждает, что в полдень перед сражением Константин и его армия, видели крест на солнце с надписью ἐν τούτῳ νίκα. Той же ночью Христос явился к нему и повелел начертать кресты на щитах его солдат. Буквально на следующий день Константином был разработан военный штандарт, названный «лабарумом» (labarum), который заменил римский штандарт конницы «вексилиум» (vexillium). Новый штандарт представлял собой длинное позолоченное копье с расположенным на нем поперечным бруском, формирующим т.о. форму креста. Сверху его венчал венок, украшенный золотом и драгоценными камнями, в котором была изображена монограмма имени Христа с уже упомянутой нами надписью ἐν τούτῳ νίκα («Сим победишь»). И не лишним будет напомнить, что также 3 июня (21 мая по юлианскому календарю) православная церковь чтит память Равноапостольного царя Константина и матерь его — царицу Елену.

Поэтому и св. Григорий Турский в своем сочинении называет Хлодвига «новым Константином», после того как тот принимает святое крещение через святого Ремигия, епископа города Реймса, которого тайно пригласила королева Хродхильда. Однако опасения оказались напрасными и вместе с Хлодвигом крестились более трех тысяч его воинов, а также и его сестра — Альбофледа, другая же сестра — арианка Лантехильда, была миропомазана (II, 31). После своего крещения Хлодвиг захватил практически всю Галлию, и почил в 511 г. на 45-м году жизни.

После его смерти государство Хлодвига было поделено между его четырьмя сыновьями. Теодорих получил Австразию с местопребыванием в Реймсе и Восточную Аквитанию; Хлодомер — остальную Аквитанию, Тур и Пуатье (со столицей в Орлеане); Хильдеберт — земли между Соной. Луарой и морем (северо-западная часть Галлии со столицей в Париже); Хлотарь — земли между Соммой, Маасом и морем (на северо-востоке Галлии со столицей в Суассоне).

«Королева же Хродехильда, — завершает свою вторую книгу „Истории франков“ св. Григорий Турский, — после смерти своего мужа приехала в Тур, и там она прислуживала при базилике святого Мартина, проводя все дни своей жизни в высшей степени скромно и добродетельно и редко посещая Париж». Далее он также отмечает, что «она вела такую жизнь, что снискала у всех почет и уважение. Она постоянно раздавала милостыню, ночи проводила в молитвах, поведение ее всегда было безупречным и во всем благопристойным. Она заботилась об имуществе для церквей и о необходимых вещах для монастырей и для всяких других святых мест и все это раздавала щедро и охотно, так что в то время думали, что она усердно служит Богу не как королева, а как преданная ему слуга, которую ни королевская власть, ни мирская суетность, ни богатство не привели к падению, но смирение возвысило к благодати. (III, 18)».

В 523 г. по Р.Х. началась война франков с королями бургундов — сыновьями братоубийцы Гундобада — Сигимундом и Годомаром. Св. Григорий так описывает ее начало: «...Хродехильда обратилась к Хлодомеру и остальным своим сыновьям со словами: «Да не раскаюсь я в том, что я вас, дорогие мои дети, воспитала с любовью. Разделите со мной мою обиду и постарайтесь умело отомстить за смерть моего отца и моей матери» (III, 6). Войско бургундов было разбито, Годомар отступил, а Сигимунд вместе с женой и детьми был взят в плен к Хлодомером. На следующий год Хлодомер вновь собрал войско, для похода на бургундов. При этом он вознамерился убить заложника Сигимунда. Тогда некий блаженный Авит сказал ему: «Если ты, боясь Бога, откажешься от своего намерения и не допустишь убийства этих людей, то Господь будет с тобой, и ты в походе одержишь победу. Если же ты их убьешь, ты сам будешь предан в руки врагов и погибнешь подобным образом; тебя, жену и сыновей твоих постигнет такая же участь, какую ты готовишь Сигимунду, его жене и его детям». Однако франкский король пренебрег этим предостережением и убил Сигимунда, вместе с его женой и сыновьями. После чего исполнились слова Авита и, несмотря на победу франков, сам Хлодомер был убит в сражении.

После смерти своего старшего сына Хродехильда взяла под свою опеку его детей и своих внуков — Теодовальда, Гунтара и Хлодовальда. Видя, как Хродехильда относится к внукам, зависть и жажда власти побудили ее сыновей Хильдеберта и Хлотаря пойти на коварное преступление. Встретившись в Париже они, как сообщает автор «Истории франков», послали к Хродехильде вестников, которые передали, что Хильдеберт и Хлотарь собираются возвести ее внуков, детей Хлодомера, на трон. Хродехильда обрадовалась и передала их посланникам Хильдеберта и Хлотаря. Вместо этого они были жестоко убиты. Одному было семь, другому десять лет. Остаться в живых удалось лишь Хлодовальду (будущему святому Клу), которого спасли, оставшиеся неизвестными «храбрые люди». Он обрезал себе волосы (признак королевского достоинства меровингов) и стал священником.

Несмотря на все это, когда позднее, Хильдеберт вместе с Теодорихом собрал войско и намеревался идти против Хлотаря, королева Хродехильда провела в молитвенном бдении всю ночь на могиле св. Мартина, прося о том, чтобы между ее сыновьями не вспыхнула междоусобная война. Но когда войска Хильдеберта и Теодориха начали осаду Хлотаря, поднялась буря и на них посыпались молнии и крупный град. На Хлотаря же ни упало ни капли дождя. «Никто не сомневается в том, что это чудо совершил блаженный Мартин, вняв молитве королевы» (III,28) — пишет хронист. Устрашившись Хильдеберт и Теодорих заключили мир с братом.

Для современного сознания, по существу утратившего связь с Традицией очень сложно понять мотивы, которыми руководствовалась Хродехильда, отправляя своего старшего сына в поход на бургундов. В самом лучшем случае, Хродхильду оправдывают тем, что месть ее была вызвана справедливым гневом — ведь именно от руки Гундобада, отца Сигимунда и Годомара, приняли смерть ее родители. Цепляясь только за исторические факты, мы «не способны увидеть за деревьями леса»; и перед нашими глазами предстает лишь череда страшных событий. Промысл же и справедливость милосердного Бога ускользает от нашего взора. Сигимунд, король бургундов понес справедливое возмездие, ведь за несколько лет до этого, по навету своей второй жены он отдал приказ задушить собственного сына от первого брака. Но каждый человек отвечает лишь за свои грехи, и когда Хлодомер не проявил милосердия к Сигимунду и его детям — он пал в битве, а позднее были убиты и его сыновья. Что же касается Хродехильды — то, погребая детей Хлодомера «душераздирающее стенание» вселилось в ее сердце. Нам неизвестна мера покаяния святых — тайны души редко попадают в «Хроники»... Думая о короновании детей, и проявляя заботу о них, кажется, просто по-человечески она пыталась искупить потерю сына, о которой горько сожалела: «Буду считать, что я не потеряла сына, если я увижу вас королями в его королевстве», — так обратилась она к детям, согласно сообщению хрониста (III, 18). Стоит задуматься и о том, какую меру милосердия и веры нужно иметь в душе, чтобы потом молить Бога, о недопущении междоусобной войны между Хильдебертом и Хлотарем.

Это то, что лежит на поверхности. Но, кажется, никто не обращает внимание на очень значимый, хотя и малозаметный факт. Несмотря на гибель Хлодомера, бургунды все же были побеждены, а их земли вошли в состав государства франков. Для того, чтобы понять, что это значит, а вместе с тем оценить истинные мотивы Хродехильды, необходимо сделать небольшое отступление.

Основным свойством сотворенной материи является энтропия, которую можно определить, как постоянное движение к распаду или, другими словами, как постепенное растворение в хаосе небытия. Это свойство существования мира проявляется уже в самой последовательности творения: сначала Бог творит наиболее простые и одухотворенные начала, а затем сложные плотные и инертные объекты мироздания. Сначала Он создал все воинство невидимых и стремительных ангелов (иерархически сводимых к фигурам четырех серафимов и четырех херувимов), а затем множественные видимые телесные формы материальных существ и объектов неживой природы.

Разделение изначально единого народа и языка на множество племен и диалектов, которые с течением времени все более и более удаляются друг от друга, выступает как частный случай этого всеобщего принципа существования, примененного к этнической истории человечества. Одновременно, в среде потомков единого изначального человечества происходит забвение Священной Традиции, повествующей о едином Боге-Творце и Промыслителе мира, и ее замещение многочисленными культами многих «богов», «демонов», «духов» и т.п.

Одной из форм противостояния энтропии мира в человеческом обществе, является институт Священной Империи. Ее можно охарактеризовать как «стояние в истине», под которым подразумевается удержание единства в падшем человечестве, постоянно стремящемся обратиться в прах и хаос отдельных племен и кланов, и далее вплоть до атомарного индивидуализма, проповедуемого в современных либеральных обществах.

Империя, вбирающая в себя разные народы и языки — это упорядоченная часть ойкумены, которая в нормальном случае строится на принципах возвращения к Истоку, зачастую определяемому как Рай, который мыслится одновременно небесным, как состояние общения души с Богом, и вместе с тем земным, чувственно воспринимаемым.

Вспомним историю о том, что портрет римского императора был изображен на монете, которую подали Христу фарисеи, искушая Его. Именно ему, кесарю Августу, следовало платить дань, отдавая «кесарю кесарево, а Богу Божье». Римская, императорская власть без каких-либо существенных трансформаций вошла как органичная составная часть в христианскую традицию. Ведь, как известно, уже упомянутый выше, св. Равноапостольный Константин Великий, созывая Вселенский собор в Никее и ставя свою подпись под его решениями, уже являлся «епископом внешних дел церкви», хотя при этом даже не был крещен. Т.е. легитимность власти императора, делегированной не людьми, а самим Богом не зависит даже от его собственного спасения как личности.

Особое внимание в христианстве уделяется роду троянских царей. Можно думать, что святой равноапостольный Константин Великий перенес столицу империи на земли древних троянцев, отнюдь не случайно. Основание «Нового», «Второго Рима» выглядит как его возвращение на те земли, где он уже некогда существовал: ведь согласно римскому преданию, изложенному Вергилием, именно с восточного побережья Эгейского моря прибыл на Апеннинский полуостров прародитель римских правителей Эней. Так сам «старый», италийский Рим было бы справедливо называть «Новой Троей» или «Второй Троей».

Теперь становится понятным стремление средневековых европейских хронистов связать происхождение правящих германских родов с Троей. В русской исторической традиции троянское происхождение приписывают Рюриковичам.

Значение этой языческой правящей династии в контексте сугубо христианской традиции можно представить на основании косвенных данных «Поучения» митрополита Иллариона, который восхваляет языческих предков Владимира, но не упоминает о первом киевском князе-христианине Аскольде. Его имя в «Повести временных лет» упоминается как сочетание «Аскольд и Дир», что представляет собой искажение скандинавского выражения Hoskuldr tirar, «Хоскульд пасынок». Согласно Иакимовской летописи, Аскольд был послан Рюриком по просьбе киевлян для обороны города от хазар, обложивших полян непомерной данью. Аргументация Олега, осадившего после смерти Рюрика Киев, известная по «Повести временных лет», показывает не легитимность властных полномочий Аскольда с точки зрения языческой традиции: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода, и показал Игоря: «А это сын Рюрика»; и при этом выглядит вполне достаточным основанием для того, чтобы Илларион никак не выделил в позитивном свете даже факт принадлежности Аскольда к христианской традиции, в отличие от язычников — Олега и Игоря.

Согласно данным современной археологии, на месте Трои выделяется девять слоев, охватывающих временной промежуток в три с половиной тысячи лет. Первое поселение возникло как раз в начале третьего тысячелетия до Р. Х. (слой Троя I), а с событиями троянской войны связывают слой VII A, датируемый 1300 — 1200 гг. до Р.Х., когда город был разрушен в результате междоусобной брани. Незадолго до этого, около полутора тысяч лет до Р.Х., наступает эпоха Писания и иудейского Закона, преподанного Богом через Моисея; а спустя еще несколько десятков лет после падения Трои, в Израиле воцаряется ветвь Иессева, и начинается эпоха царей из рода Давида (кон. IX— нач. X вв. до Р.Х.), от которых «не отойдет скипетр», по выражению пророка Исайи, покуда не придет Христос. И именно это время отцами церкви определяется как время начала традиции идолопочитания в среде «эллинов», понимаемых уже не как обозначение представителей особой теологической концепции, но уже в сугубо этническом смысле, как представителей потомков Иафета — индоевропейских племен. Это время, св. Епифаний Кирпский примерно датирует временем царствования XVIII египетской династии, т.е. 1550 — 1292 гг. до Р.Х. И, как сейчас становится ясно, время конца этой египетской династии точно совпадает со временем падения Трои.

До сих пор неясно, явилось ли переселение «народов моря» причиной Троянской войны или, напротив, сама война послужила причиной переселения, но как бы ни обстояло дело связь между этими событиями очевидна. Это переселение завершает историю первой империи, объединяющей в себе индоевропейские народы, уже уклоняющиеся в язычество. Троянская война — это история падения последнего бастиона изначального этнического континуума и религиозного индоевропейского монотеизма.

Как уже говорилось вначале, именно к последнему троянскому царю возводили свой род Меровинги, к которым принадлежал Хлодвиг. Поэтому появления в Северной Европе Православного государства, объединяющего многие народы и значение этого факта, не могли быть скрыты от святой Хродехильды. Возвращаясь к главной теме нашей статьи, мы можем сейчас говорить о том, что присоединение Бургундии к государству Меровингов в оптике Православия, выступает как частный случай противостояния мировой энтропии и шаг, направленный к возвращению изначального единства. Поэтому отправляя своего старшего сына в поход на бургундов, Хродехильда продолжает дело, начатое ее мужем — Хлодвигом I Меровингом.

Святая Хродехильда Бургундская «исполненная днями и благими делами» почила в Туре, а ее тело было доставлено в Париж. Она почитается церковью, как покровительница сирот, вдов и властителей.

Согласно церковному преданию, по Ангельскому откровению, она вооружила Хлодвига для боя экю, украшенное тремя Геральдическими лилиями — эмблемой Святой Троицы, которые стали эмблемой королей Франции (их значение — огромная отдельная тема). Ее святые мощи хранились в храме Петра и Павла, который был возведен ею вместе с мужем в 507 г. по Р.Х. Позже он стал главным храмом аббатства св. Женевьевы. Ныне о нем напоминает лишь башня, поскольку в революционном 1793-м. аббатство подверглось грабежу и осквернению, а спустя небольшое время было вовсе разрушено...

После Хлодвига держава «длинноволосых правителей» (лат. reges criniti) просуществовала около двухсот пятидесяти лет, пока в 752 году в сговоре с папой Захарием I трон не захватил узурпатор Пипин Короткий. Никто не заметил больших изменений, ведь изменник присяги сам был франком и даже укрепил государство и прославился множеством побед; но с него начинается история совсем иной, католической Европы. Пройдет еще пятьдесят семь лет, и его сын Карл, прозванный «великим», на Аахенском соборе 809 г. потребует от папы изменения Символа Веры и введения в него пресловутого filioque. Однако тогда Рим не сделал губительного для себя шага, но псевдо-империя Карла пипинида продолжала крепнуть, пока наконец в 1054 г. на алтарь Софийского храма в Константинополе не была положена знаменитая «Отлучительная грамота». Так с падением династии Меровингов завершилась история Православной Европы и началась другая история, но мы верим, что когда-нибудь, может быть накануне Конца этого мира, Европа вернет себе свою Традицию! Ведь славен Бог во Святых своих, а Он поругаем не бывает. Святая Хродехильда, моли Бога о нас!