Кризис, который построил Трамп

Source: Official White House Photo by Shealah Craighead
14.04.2017
Выводы из сирийского ракетно-химического кризиса

Ультиматум Тиллерсона

Ощущения экспертов перед поездкой Тиллесона в Москву можно описать одним словом - фрустрация. Никаких надежд, никаких больших ожиданий. Ранее перед злосчастными американским ракетными ударами существовали определенные надежды на то, что Тиллерсон может улучшить отношения между США и Россией, может восстановить взаимное сотрудничество. Сегодня мы видим, что он не может. Новая администрация США пытается говорить с позиции силы. Это не лучший способ общаться с Россией. Так называемый ультиматум Тиллерсона, который он ожидал представить во время своего пребывания в Москве, не мог быть принят и выполнен. Он ничего не давал кроме реальных репутационных и стратегических потерь. Таким образом, позиция России была четко объяснена министром Лавровым: Россия не будет выбирать между США и Сирией.

Россия не могла и не может отказаться от поддержки Ирана и Сирии. Это будет воспринято как капитуляция как внутри страны, так и за ее пределами, а затем Москва будет вынуждена уступить по более насущным вопросам, например, Украине. Другая проблема заключается в том, что бы ни предложил Трамп, он не может ничего гарантировать. Нет гарантии, что неоконсервативное лобби, Иванка Трамп, Джаред Кушер или кто-то другой не смогут изменить отношение к России за один день, и Москва ничего не получит. Итак, в глазах Москвы именно администрация США должна сначала доказать, что является надежным сторонником, чтобы получить что-то от России.

Расколотый Белый Дом

Американские ракетные удары и поведение администрации США до и после них лишь показали, что в Вашингтоне нет целостной концепции внешней политики. Нет последовательной стратегии. Их решения отражают внутренний раскол внутри администрации с явным ростом значения неоконсерваторов, движимых ненавистью к России. Мы не знаем, кто завтра одержит верх: реалисты или неоконсервативные интервенционисты, или прокитайские глобалисты или администрация Трампа так и не сможет выработать последовательную политики и все эти векторы будут гасить друг друга. Пока мы видим, что реалисты проигрывают. Непредсказуемая политика США подталкивает обе ядерные державы на грань конфликта. И это действительно опасно.

Разрядка

Российский президент постарался разрядить ситуацию. Хотя это незадолго до встречи с Тиллерсоном Путин и Трамп обменялись взаимными обвинениями Президент России высказался за возобновление диалога и обмен информацией между действующими в Сирии коалициями. В свою очередь президент Трамп отказался от критики Путина в рамках состоявшегося в этот же день заседания пресс-конференции с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом.

Риторически Трамп снова вернулся к заявлениям о необходимости поладить с Россией, отметив, правда, что пока это не очень-то умеется. Тем не менее по его словам, он воодушевлен итогами визита Тиллерсона. Позже он даже написал в твиттер следующее:

Между США и Россией все будет хорошо. В нужное время все придут в себя и будет прочный мир!

Российская сторона также восприняла исход главных переговоров недели положительно, но сдержанно. Такой исход был бы возможен только в двух случаях: либо, если бы обе страны договорились о взаимовыгодной сделке, то если бы каждая из них получила желаемое, то если бы каждая из них не получила того, что бы не хотела услышать. В первом случае, мы увидим серьезные изменения на Украине и в Новороссию в самое ближайшее время.

Блеф?

Если все же верен второй вариант и даже намеков на закулисный обмен по принципу quid-pro-quo не было, значит вся история с ответом на «химическую» атаку Асада была в его отношении к продиктованной внутриполитическим интересам США, стремление избавиться от навязанного Трампу оппонентами имиджа « Пророссийского »президента. Трамп создал кризис, эффективно довел отношения с Россией до точки кипения, продемонстрировал силу, а затем не менее эффектно «спустил пар». Но это не значит, что в угоду этим интересам Трамп не поддастся в очередной раз на провокации ястребов. Возникший кризис в отношениях с Россией - это то, что Трамп воспринимает нашу страну в качестве серьезного субъекта мировой политики, и понимает ее значение как инструмент для ее военной силы, в борьбе с ИГИЛ, так и символический капитал, Пускай и негативный.

Правда образ обязывает, и вот уже американский президент бомбит Афганистан мощнейшей из неатомных бомб. Можно было бы отшутиться, что американский президент просто играл мускулами и все его действия блеф, но контекст, в котором развивались события вокруг Сирии показывает, что ряд базовых для Трампа позиций по внешней политике изменился.

Эксплицитный атлантизм

В первую очередь Трамп отказался от антикитайской риторики. Практически одновременно американцы запустили две конфликтных модели: антисирийскую и антисеверокорейскую. Риторика в отношении КНР была мягче, чем в отношении России. Трамп распинался в любезностях после встречи с Си Цзиньпином и даже заявил, что в отношениях между ними «возникла химия».

Трамп больше не считает Китай «валютным манипулятором» и готов на серьезные уступки в обмен на давление на Северную Корею. При этом по итогам переговоров с Си Цзиньпином Трамп так и не получил желаемого Китая не собирается менять свою экономическую политику в отношении США. И уж конечно речь не идет об инвестициях в США и создание там рабочих мест. Вместо этого Китай, как сообщается, проявил заинтересованность в новых америкнаских инвестициях в свои проекты. Но именно против такой экономической политики, по сути поощрявшей уход капитала из США и выступал ранее Трамп.

Кроме того на экономическом поле Трамп потерпел еще одно поражение. Столь критикуемая им в прошлом глава ФРС Йеллен теперь не вызывает у президента никаких негативных эмоций. Более того, Трамп признает, что и в этом случае он был не прав.

Наконец Трамп признался, что ошибался и в отношении НАТО. На встрече со Столтенбергом он заявил, что больше не считает Альянс ненужным или устаревшим.

Согласитесь, слишком серьезно, чтобы считать это блефом.

Две реализма Трампа

Если бы Трамп или те, кто формируют его политику не мыслили бы в категориях классической геополитики, такое поведение было бы труднообъяснимым. С точки зрения реалисткого анализа не учитывающего геополитику – наиболее серьезный противник в будущем и сейчас для США – это Китай, поэтому Тихоокеанский регион имеет первоочередное значение. Россия по экономическому, технологическому и демографическому потенциалу не столь значима. Кроме того, Китай эффективно проецирует силу в глобальном масштабе, не только в Евразии, но и в Африке и Латинской Америке. Китай осуществляет амбициозную программу военного и особенно военно-морского строительства. Втягивание в очередной конфликт на Ближнем Востоке в этой логике было бы самоубийственно, так как было бы эффективно использовано главным противником – Китаем, а война на два фронта была бы чистой авантюрой.

Разыгрывание сирийской карты и намеренное обострение отношений с Россией и одновременное заигрывание с Китаем при этом (хотя и с позиции силы) явно вписываются в другую логику – традиционного геополитического противостояния с Россией по линии «атлантизм- континентализм». Это напоминает чем-то политику администрации Никсона, президента пришедшего к власти также на популистской волне. Разрядка в отношениях с СССР вовсе не помешала ему и его госсекретарю Генри Киссинджеру наладить отношения с Китаем, тем самым, включив эту страну Римланда в атлантистскую стратегию Анаконды. Известно, что Трамп испытывает особые чувства к этому президенту США. Правда сам Никсон, отличавшийся как и Трамп непредсказуемостью и жестким стилем управления кончил плохо. Но похожую судьбу Трампу предсказывают уже давно. Проблема в другом. Киссинджер базируясь на реалисткой теории баланса сил предсказывал Никсону, что его преемники уже через 20 лет должны будут начать работать с Россией против возвысившегося Китая. Готов ли Трамп отказаться от этой идеи, покажет дальнейшее развитие событий