МАКРОН И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ,АНАЛИЗ...

18.07.2017

 Макрон - «Юпитер»? Его козыри.

Феномен Макрона можно проанализировать при помощи метода Аристотеля: конечная
причина - это философия, которая его вдохновляет, формальная причина - это
олигархические круги, которые уже давно входят в структуру власти, действующая
причина - это Макрон как человек и его восхищение своими заслугами, и наконец,
материальная причина - это полученное им образование финансового инспектора и
банкира.

а) Конечная причина: масонская философия

На официальной фотографии Макрона на его рабочем столе лежат три книги: «Военные
мемуары» Шарля де Голля, сочинения Стендаля - франкмасона и бонапартиста, и земные
труды Андре Жида - буржуа, нонконформиста, сладострастника и гомосексуалиста.
Он причисляет себя к деятелям XVIII-ого века: «Европа и весь мир ждут от нас того, что
мы будем защищать дух эпохи Просвещения», - заявляет он в своей второй президентской
речи, произнесённой перед пирамидой Лувра (масонским символом). Дух Просвещения
кажется придает смысл его жизни, так же как и для Ивана Карамазова, героя романа
Достоевского.

б) Формальная причина: олигархические круги

Не будучи выходцем из народа, этот богатый буржуа является человеком связей и
знакомств: связи с бывшими выпускниками Национальной школы администрации, связи в
главной финансовой инспекции, связи в банковской среде. Этот финансист находит
поддержку в медиа кругах, которые тесно связаны с финансовыми кругами, а также в
масонских кругах. Его министр внутренних дел Жерар Колломб является
высокопоставленным масоном, также как и уполномоченный по выдвижению кандидатов
от партии «Вперёд» на парламентских выборах Жан-Поль Делевуа. Мощь данных
олигархических кругов компенсирует, с точки зрения власти, полное отсутствие какой-
либо связи с народом.
Олигархические институты Франции покровительствуют ему. На парламентских выборах,
последовавших после его победы на президентских, его партия набирает 32,32% голосов в
первом туре и 49% - во втором, получив таким образом 350 депутатских мест из 577, что
больше, чем абсолютное большинство. Этот прекрасный результат по депутатским
креслам получился благодаря закону о выборах, поддерживающем малые партии. Так, по
этому закону Национальный фронт с 13% голосов в первом туре не получает 13% мест, что
составляет 75 депутатов, а получает только 8 депутатских мест. Таким образом, Макрон
имеет солидное большинство в Национальной ассамблее, но его представители были
избраны только 16% зарегистрированных в первом туре избирателей. Он силён на уровне
парламента, но слаб на уровне народа. Именно эта сила, идущая от олигархических
кругов, создает впечатление, что Макрон всемогущ и что он заслуживает имени
«Юпитер».
Медиа круги демонстрируют своё предпочтение олигархии и полное безразличие к
остальной части народа. Одна история отражает эту реальность: во время предвыборной
компании олигарх Натали Косюско Моризе вступила в перепалку с одним обычным
гражданином (мэром крупного поселения в провинции), после чего медиа начали массово
возмущаться по поводу этой «агрессии», несомненно, надеясь помочь ей получить
побольше голосов на выборах в этом округе, где её кандидатура была отвергнута
простыми людьми. Подозреваемый был вызван в суд. В это же время мэр города
Монфермей был сознательно сбит молодым хулиганом на мотороллере - в медиа ни
единого слова по этому поводу. Мэр Пьер Бернар - консервативный католик и не
принадлежит к этой новой глобалистской и масонской аристократии! Двойные стандарты
как в медиа, так и на судебном уровне!

в) Действующая причина: сам человек

Макрон по своей сути нарциссическая личность, какими были Жид и Стендаль. В своей
книге «Революция» он употребляет 250 раз слово «я» на первых 50 страницах и только
один раз слово «Франция». В главе, посвященной своей жене, он в четыре раза чаще
говорит о самом себе, чем о ней. Он словно простак в пьесе Шекспира «Венецианский
купец», который выбирает серебряную шкатулку, на которой написано «кто выберет меня,
получит то, что заслуживает». Шекспир противопоставляет этой формуле формулу
жертвенную - свинцовую шкатулку, на которой написано «кто выберет меня, готов идти на
риск и отдать всё, что у него есть». Возгласы Макрона во время некоторых его речей или
когда ему противоречат связаны именно с этой концентрацией на себе самом.
Тем не менее он хорошо владеет собой, он блестяще окончил Национальную школу
администрации, хотя дважды провалил вступительные экзамены в Высшую Нормальную
школу, несмотря на свой вкус к литературной деятельности. Макрон - амбициозный
человек, что представляет большую силу в политике. У него имеются солидные козыри.
Он релятивист и прагматик. Он принимает по очереди то одну, то другую сторону, то он
«за», то он «против» легализации марихуаны, в 2014 году он называет себя социалистом, а
2015 году в своей речи в историческом парке Пюи дю Фу он уже своя противоположность.
Он колеблется по вопросам 35-часовой рабочей недели или гомосексуального брака. Он
постоянно кочует, в феврале 2017 года в Лионе он заявляет: «Нет французской культуры.
Есть только одна культура во Франции. И она разная», - повторяя кредо глобалистской
элиты. Он циничен и, кажется, презирает «простых людей»: в июле 2017 года он заявляет:
«вокзал - это место, где можно встретить людей, которые преуспели и тех, кто вообще
ничего из себя не представляет». Это отражение современного мира, описанного
философом Хайдеггером, где люди прежде всего рассматриваются как природные
ресурсы для экономики (речь больше не идёт о личности, а о «человеческом ресурсе»).

г) Материальная причина: экономика и финансы

Материальная причина, которая одновременно составляет силу и слабость Макрона - это
экономика и финансы. Он был финансовым инспектором, министром экономики, банкиром
у Ротшильдов. Несомненно, он попытается изменить трудовой кодекс, как это сделал в
своё время немецкий социал-демократ Шрёдер. К Макрону можно применить фразу де
Голля, сказанную о Жискар д’Эстене: его проблема - это народ. Жискар оставался у
власти только один президентский срок, а затем был изгнан народом в пользу Миттерана.

История снова повторится?

Социальная слабость макронизма.

Как уже отмечалось, в частности из-за низкой явки, когда на участки для голосования
пришёл один избиратель из двух, а среди молодёжи явка была ещё ниже, Макрон получил
явную поддержку только 18% зарегистрированных избирателей на парламентских
выборах и 24% избирательских голосов на президентских выборах. 80% французов не
являются макронистами, тем более что его личная позиция по поводу концептуальных
идей находится в противоречии с недавней эволюцией общественного мнения .2
Согласно исследованиям социолога и географа Кристофа Гилюи в настоящее время во
Франции наблюдается раскол страны на две части. Первая часть полностью совпадает с
тем, что представляет Макрон, она состоит из представителей высшей социальной
категории, которые в полной мере пользуются плодами глобализации (высшие
управленческие кадры компаний), или тех, кому эти кадры покровительствуют (чиновники
высшего уровня, преподаватели государственных учреждений). Что составляет тем не
менее почти 40% французов.

Вторая часть населения представляет тех, кто теряет от изменений, они цепляются за
свои традиционные ценности, чтобы воспользоваться коллективным культурным
капиталом, который защищает их от внешних угроз. Вспомним Жана Жореса, который
сказал: «у бедных есть только родина». И категория этих людей только увеличивается, в
частности среди молодых людей, которые страдают от массовой иммиграции и роста
уровня преступности (1,5 миллионов преступлений и правонарушений в 1968 году, 4,5
миллиона - в настоящее время), которая в подавляющем большинстве вызвана
иммиграцией. К этому добавляется недовольство, вызванное безработицей (10%
населения, 25% среди молодых людей младше 25 лет), разорение сельхозпроизводителей,
предприятий малого бизнеса, кустарных производств. Гилюи считает, что эта
«периферийная» Франция составляет 60% населения. Она увеличивается в связи с
уничтожением среднего класса в провинции. Он называет эту Францию «периферийной» в
противоположность к крупным урбанистическим центрам, такими как Париж, где люди
страдают меньше и голосуют за левоцентристов, таких как Макрон.
Эта Франция совершенно не представлена во властных структурах. Официальные медиа
поздравляют друг друга с высоким процентом представительства женщин в новой
ассамблее. Но они скромно умалчивают об отсутствии там рабочих (два человека на 350
депутатов-макронистов!), об отсутствии в общем смысле страдающих категорий
населения. Эти люди, мало представленные в политических инстанциях, замалчиваются
медиа, которые говорят только о правящем классе или же об иммигрантах! Бедный
человек не интересует медиа, тем более если он по происхождению коренной француз! От
всего этого чувство несправедливости постоянно растёт.

Усиление консерватизма в общественном мнении.

Изменения общественного мнения связаны с известной со времен Эсхила формулой
(автора трагедий, жившего в V веке до н. э.) - «παθοσ μαθειν» (по лат. «pathos mathein»),
что в переводе с греческого означает «учимся на страданиях». Так, количество людей,
поддерживающих смертную казнь, выросло и достигает в настоящее время 52%
(увеличение на 7% за 1 год, с 2014 по 2015). 37% - среди руководящих кадров, но уже 67%
- среди рабочих и 53% - среди пенсионеров. Сопротивляются самые слабые! Поэтому их
нужно постоянно унижать, чем и занимаются олигархические медиа!
69% граждан считает, что общество движется в сторону чрезмерного иждивенчества и
отбрасывает левую демагогию.
Ностальгия по прежней Франции охватывает 70% населения и это число становится ещё
более значительным среди молодёжи - 78% (65% - среди людей старше 65 лет). Всё это
указывает на то, что рост консерватизма сильнее в среде молодых людей. 70%
опрошенных заявили, что они всё больше и больше руководствуются прошлыми
ценностями. Только 43% (против 57%) думает, что будущее предоставит им шанс
реализовать себя! Только 21% опрошенных думает, что Франция не находится в упадке,
24% - среди руководящих кадров и 14% - среди рабочих!

Растущая боязнь иммиграции и ислама.

68% французов думает, что половина иммигрантов или их большая часть плохо
вписывается в общество. Для 61% французов иммигранты не прилагают достаточно
усилий, чтобы вписаться в общество. 65% считает, что во Франции слишком много
иностранцев (два последних результата не были опубликованы в брошюре Фонда Жана
Жореса, но они были опубликованы в газете «Фигаро», которая, как оказалось, менее
подвержена политкорректной цензуре). 61% французов больше не чувствует себя у себя
дома, как это было в прежние времена. Это чувство затрагивает только 47%
руководителей и 72% рабочих!
40% опрошенных думает, что ислам совместим с французскими ценностями (против 92%
для католицизма). 74% думает, что ислам хочет навязать свои законы в стране. Число тех,
кто думает, что ислам несёт в себе ростки насилия и нетерпимости увеличилось с 33% в
2015 году до 46% в 2017. Среди молодёжи процент опасающихся ислама гораздо выше
(52%), чем среди людей пожилого возраста (43%). 81% опрошенных думает, что исламский
фундаментализм представляет серьёзную угрозу. И среди молодых людей младше 35 лет
эта цифра увеличилась на треть только за один год!

 Новая классовая борьба во Франции?

Вопросы иммиграции и ислама демонстрируют значительные расхождения между
Францией глобалистской, более богатой, и Францией страдающей. Одна треть рабочих и
треть молодых людей до 35 лет считает, что такая демократия, какая она есть сегодня не
является обязательно лучшей системой.
Мы присутствуем при расколе Франции на две части. Те, кто удовлетворены, не
переживают ни по поводу иммиграции, ни по поводу безопасности, ни по поводу
безработицы. Они практикуют поведение «уклонения» благодаря своим доходам.
Повышение стоимости аренды жилья удалило финансово слабых граждан из центров
городов. Категория высокопоставленных граждан устраивается таким образом, чтобы их
дети посещали школы, в которых очень мало иммигрантов, причём учат тех, у кого нет
таких возможностей, быть открытыми и выступать против расизма. Привилегированные
презирают остальную часть населения, считая их ксенофобами и морально зашоренными
людьми. «Маленький человек», которому опротивело то, что ему никогда не дают
возможности высказаться в медиа и которого постоянно клеймят, не приходит на выборы
или голосует за популистские партии. Большое количество рабочих покинуло левые
партии и профсоюзы и перешло в партии патриотов.

Кризис доверия к институтам и политическому классу.

а) Падение доверия граждан

Медиа, депутаты и политические партии вызывают всеобщее недоверие: 73% французов
не доверяет медиа, считает, что они занимаются пропагандой, лгут и подвергают цензуре
реальные факты. 74% не доверяет депутатам. 89% не доверяет политическим партиям и
считает, что лидеры этих партий являются некомпетентными людьми без всякой морали.
Недоверие по отношению к профсоюзам и Европейскому союзу испытывают две трети
граждан согласно опросу Института Ipsos , на который мы ссылаемся в данной статье. 3
Недоверие к банкам, правосудию и крупным предприятиям высказывает каждый второй
гражданин.
Напротив, французы доверяют армии (84%), полиции (77%) и предприятиям малого и
среднего бизнеса. Среди выборных должностей только мэры имеют положительный
рейтинг доверия - 66%.
Обратной стороной такого недоверия является то, что французы требуют больше власти
(88%), а 85% среди них заявляет о необходимости настоящего руководителя, чтобы
навести порядок в стране.
65% французов думает, что политики в своём большинстве - коррумпированные личности,
84% считает, что политические деятели действуют прежде всего в своих личных
интересах, а не в интересах граждан. Теперь становится понятным невероятно высокое
неучастие в голосовании (51%) на последних парламентских выборах.
78% опрошенных думает, что их идеи не представлены избранными депутатами и что
представительная демократия работает плохо. 70% хотели бы высказывать своё мнение в
ходе референдумов (прямая демократия).
б) Слабое доверие к оппозиции
Участники опроса считают, что партия республиканцев имеет такие же недостатки, что и
социалисты или партия Макрона. Национальный фронт отличается от других партий, но
всё-таки ему не хватает реалистичных решений (66%), он далёк от озабоченностей людей
(68%) и не способен руководить страной (69%).
60% опрошенных считает даже, что это опасная партия. Возможно это вызвано позицией
французов по евро: 75% хотят остаться в зоне евро (увеличение на 8% за год). Даже
рабочие выступают за евро (63%).

 Вывод: слабость Макрона

У нового французского президента имеется несколько козырей, но они остаются
незначительными для общественного мнения. Отдавая отчёт в своей слабости, он
пытается придать себе международную значимость, чтобы повысить свой престиж. Он
знает, что сейчас французы хотели бы видеть настоящего руководителя. Его беседы с
российским и с американским президентами имеют целью повышение внутреннего
престижа президента Макрона. Ему нужно, чтобы его считали кем-то важным.

Общественные реформы, за которые выступает руководящий класс и большая часть

масонства, не являются козырями президента, за исключением нескольких тем,

касающихся нравственности.

Доверие будет привязано к экономическим результатам. Макрон хочет вывести из под
государственного управления французскую экономику, сократить общественные расходы,
но на этом трудном поле он столкнётся с левыми. Напротив, если он покажет себя
слишком слабым по вопросам безопасности, терроризма или массовой иммиграции, то он
потеряет территорию в пользу партий, которые действуют на патриотическом поле.
Так как его сила в связях с олигархическими кругами, а не в народе, он ничего не станет
предпринимать, чтобы установить настоящую прямую демократию. Самое большое на что
он пойдёт - это референдум по какому-нибудь исключительному вопросу.
Настоящая проблема для его успеха в будущем состоит в том, будет ли он способен
преодолеть возрастающую в стране классовую борьбу и удовлетворить запросы классов,
которые в наибольшей мере страдают от массовой иммиграции, отсутствия безопасности
и безработицы. Это предполагает от него большого виража, чтобы освободиться от
социального груза, который делает из него представителя привилегированных элит и
человека, по природе своей презирающего «маленьких людей», которые обречены,
особенно глядя на то, как голосует молодежь, стать большинством населения.