Мартин Хайдеггер, Россия и политическая философия

29.03.2018

Труды Мартина Хайдеггера в последнее время вызывают повышенный интерес в разных странах. При этом интерпретации его текстов отличаются. Но что интересно, так факт постоянной критики его наследия со стороны либералов, независимо от того, где это происходит, каким является объект этой критики (работа Хайдегерра в качестве профессора в университете, его интерес к древнегреческой философии и соответствующие интерпретации, связанные с современностью, или позиция по отношению к политическому режиму Германии до и после 1945 г.). Создается впечатление, что либералы хотят намеренно демонизировать Хайдеггера и его труды — глубина мысли немецкого философа не дает им покоя. И понятно почему — в них содержится послание по созданию контр-либерального проекта, который может быть реализован в самых многообразных формах.

Это идея Dasein применительно к политической перспективе.

Об этом мы детальнее расскажем ниже, а сейчас необходимо сделать краткий экскурс в историю изучения идей Мартина Хайдеггера в России.

В Советском Союзе идеи Мартина Хайдеггера не были известны широкой публике. Во-первых потому, что пик его деятельности пришелся на период, когда у власти в Германии были нацисты. Сам Хайдеггер, как и многие идеологи консервативной революции в Германии, критиковал многие аспекты национал-социализма, но в советскую эпоху вся философия которая не следовала марксистской традиции, была признана буржуазной, ложной и вредной. Единственное исключение, пожалуй, представляет деятельность Владимира Бибихина, однако его переводы книг "Бытие и время" и "Время и бытие" вышли уже в России после распада Советского Союза. Кроме того, эти переводы неоднократно подвергались критике за упрощенный подход, неверную трактовку терминов, лингвистические ошибки и т. п. А лекционные курсы о раннем Хайдеггере в МГУ были прочитаны Бибихиным в 1990-92 гг. - время поздней перестройки, когда в СССР было дозволено многое. Тем не менее, можно отметить, что в Москве в конце 80-х гг. в научной среде сформировался кружок последователей идей Мартина Хайдеггера. Подобная ситуация была и в Санкт-Петербурге, что позже отразилось на переводческой и издательской деятельности.

С конца 90-х гг. переводятся и публикуются другие работы немецкого мыслителя. Качество перевода значительно повысилось (этим занимались другие авторы), наследие Хайдеггера начинают преподавать в различных университетах страны. Для философских факультетов основные концепции Хайдеггера становятся обязательными для знания студентами. Однако, изучение философских идей еще не означает, что студенты станут философами или будут апеллировать к определенным концептам по отношению к политическим процессам. Платон и Аристотель изучаются со школьной скамьи, но кто сейчас всерьез использует различные идеи этих философов Древней Греции при обсуждении социально-политических вопросов?

Интерес к идеям Мартина Хайдеггера в контексте политики в России был спровоцирован статьями и выступлениями русского философа и геополитика Александра Дугина в середине 2000-х гг. А позже они были систематизированы и представлены в объемных текстах.

В 2010 г. в издательстве "Академический проект" вышла книга Александра Дугина - "Мартин Хайдеггер: философия другого начала", а в следующем году логическое продолжение "Мартин Хайдеггер: возможность русской философии". В 2014 г. в этом же издательстве обе книги вышли в объединенном томе под названием "Мартин Хайдеггер. Последний бог".

Интерпретация идей Хайдеггера у Дугина также связана с историей русских идей, Православного Христианства и особого пути государственного развития (включая теорию евразийства).

Безусловно, пересказывать философское учение Хайдеггера в журнальной публикации не имеет смысла. В Германии издано около ста томов, которые включают цельные произведения, лекции и дневники. Остановимся лишь на некоторых положениях, которые, на наш взгляд, применимы к политическому контексту.

Во-первых, у Хайдеггера много неологизмов, которые он ввел для описания развертывания времени и бытия. Ключевым понятием является Dasein, что часто переводят как «Вот-Бытие». Французский философ Анри Корбен перевел этот термин как “человеческая реальность", но для полного понимания многие термины лучше не переводить, а попытаться промыслить в оригинале, найдя в родном языке нечто похожее. Например, das Man выражает неаутентичный Dasein, который впал в повседневность. А в аутентичном экзистировании Dasein имеет свойство бытия к смерти - Sein zum Tode, которое представляет собой сущностный ужас. Ужас противоположен страху, который наполняет мир внешними вещами, а внутренний мир - пустыми переживаниями.

Интересно, что современная западная политика и либерализм как таковой построены на страхе. Эта тенденция уходит вглубь веков и напрямую связана со становлением западной (европейской) философии.

Добавим, что одно из свойств Dasein — это пространственность, так как пространство зависит от Dasein, а с другой стороны он не является функцией от времени. Условно Dasein находится между внешним и внутренним, прошлым и настоящим, он пограничен и мгновенен.

И у Dasein есть экзистенциалы — быть-в-мире (In-der-Welt-Sein), бытие-в (In-sein), бытие-с (Mit-sein), забота (die Sorge), заброшенность (Geworfenheit), находимость (Befindlichkeit), страх (Furcht), понимание (Verstehen), речь (Rede), настрой (Stimmung).

Еще одним важным элементом философии Хайдеггера является тема четверицы (Geviert) - это Небо, Боги, Земля и Люди. Они изображаются таким образом - слева вверху Небо, справа вверху Боги (бессмертные), слева внизу люди (смертные), а справа внизу Земля. Между людьми и богами проходит ось, так же как и между Небом и Землею. Лоно четверицы является наиболее аутентичным модусом существования Dasein.

Также нужно заметить, что Хайдеггер разделяет бывшее от прошедшего, настоящее, от того, что есть сейчас, и будущее - от грядущего. Dasein, по Хайдеггеру, должен сделать фундаментальный выбор - между грядущим и будущим, т.е. выбор об аутентичном экзистировании и вопрошании бытия (Seyn) напрямую. Тогда грядущее станет будущим. Если же он сделает выбор в пользу неаутентичного экзистирования, тогда грядущее будет только грядущим, а значит, его не будет.

Детально описывая все эти элементы философии Хайдеггера Александр Дугин задается вопросом — можно ли говорить о специфически русском Dasein? Каковы его экзистенциалы? В чем он отличается от европейского Dasein? Он приходит к выводу, что особый русский Dasein существует. И не только русский. в основе каждой цивилизации лежит особое «мыслящее присутствие», Dasein, которое предопределяет структуру Логоса данной цивилизации. Следовательно, у каждого народа (цивилизации) есть свой особый набор экзистенциалов.

Показательно, что в 2016 г. в России были изданы дневники Хайдеггера Размышления II-VI, известные как «Черные тетради, 1931 - 1938», при этом их выпуск осуществил Институт Гайдара - либеральная организация, которая в консервативных кругах России считается агентурой западного влияния в стране (Егор Гайдар был автором либеральных экономических реформ в России при президенте Ельцине. Занимал пост министра финансов в 1992 г., а также был исполняющим обязанности председателя Правительства Российской Федерации, исполняющим обязанности министра экономики России в 1993-1994 гг. Из-за его реформ в стране началась инфляция, был запущен процесс приватизации, разрушены многие сектора экономики).

Она считается наиболее политизированой работой Хайдеггера, так как в дневниках он говорит не только о волновавших его философских категориях, но также о роли немцев в истории, воспитании и образовании, политическом проекте национал-социализма.

Вероятно, Институт Гайдара ставил целью попытку очередной дискредитации учения Хайдеггера, но получилось наоборот. Издание дневников было встречено с большим интересом.

Также парадоксально, что именно в этой книге Хайдеггер критиковал либерализм, отмечая, что "либерал" видит "связанность" по-своему. Он видит только "зависимости" - "влияния", но никогда не поймет, что возможно также влияние, которое служит подлинному основному потоку всего течения и прокладывает ему путь и указывает направление". (С. 45).

Приведем еще несколько цитат из этой работы, которые, на наш взгляд интересны в рамках рассматриваемой темы.

Метафизика Dasein должна углубляться в соответствии с ее внутренней структурой и расширяться до уровня метаполитики "определенного" исторического народа. С. 140

Заслуженность власти исходит от величия Dasein, а Dasein - от истины своей задачи. С. 128

Воспитание - будящее и обязывающее осуществление государственной власти как воли народа в отношении его самого. С. 136.

Нужно впрыгнуть в Da-sein как в бытие историческое. Прыжок этот осуществляется только как высвобождение приданного нам в заданное нам. С. 258.

Как указывает Дугин, если ранний Хайдеггер предполагал, что Dasein — это нечто данное, то поздний Хайдеггер пришел к выводу, что Dasein - это то, что, что необходимо найти, обосновать и конституировать. И для этого нужно, в первую очередь, совершить серьезный мыслительный процесс (см. работу Хайдеггера «Что зовется мышлением»).

Важно понимать, что хотя идеи Хайдеггера и считаются своего рода завершением европейской философии (которая началась с древних греков - и это символично, так как Хайдеггер и выстраивал свои гипотезы на анализе текстов древнегреческих философов), он часто классифицировался как мыслитель, преодолевший евроцентризм. По этой причине многие концепции Хайдеггера еще при его жизни были позитивно встречены в регионах, где развивалось критическое направление философии по отношению к европейскому наследию в целом.

Например, в ХХ веке огромный интерес к работам Хайдеггера был отмечен в странах Латинской Америки. В Бразилии к трудам Хайдеггера обращался Висенте Ферейра да Силва, в Аргентине - Карлос Астрад, Висенте Фантоне, Энрике Дуссель и Франциско Ромеро, в Венесуэле - Хуан Давид Гарсиа Бакка, в Колумбии - Рубен Съерра Межья.

Подтверждением этому также являются слова иранского философа Ахмада Фардида о том, что Хайдеггер может восприниматься как фигура мирового значения, а не только в качестве представителя европейской мысли.

Поскольку сам Фардид был последовательным критиком западной философии (известна его концепция "Гарбзадеги" - опьянение Западом), которая, по его словам способствовала появлению нигилизму, такое признание является довольно показательным.

Не только в Иране, но и в других азиатских странах у Хайдеггера были последователи. В Японии его ученик Нисидо Китаро в 30-х гг. прошлого века основал Киотскую школу философии, хотя сам Хайдеггер в этой стране был признан носителем европейского духа (после реформ Мэйдзи в Японии было чрезмерное увлечение всем европейским, особенно немецкой культурой и философией). Однако интересно то, что понятие «экзистенции», применяемое Хайдеггером перетолковывалось в Японии в буддийском духе как «истинное бытие» (гэндзицу сонцзай), а Ничто было истолковано как «пустота» (шунья). Т.е. японцы восприняли основные концепции Мартина Хайдеггера в своем понимании и часто смешивали его термины и понятиями таких европейских экзистенциалистов, как Жан-Поль Сартр, Альберт Камю и Габриэль Марсель. Другой японский философ Ниситани Кэйдзи также адаптировал идеи Хайдеггера к традиционным восточным моделям, как часто делали на Востоке.

Параллели между восточной традиционной философией и анализом Мартина Хайдеггера проводили также и в Корее (Хва Йоль Джун, Hwa Yol Jung).

В этом отношении Россия и изучение наследия творчества Мартина Хайдеггера является своего рода мостом между Европой и Востоком, между жестким рационализмом, который начал поглощать европейское сознание со Средних веков, и абстрактным созерцательным мышлением, характерным для азиатских народов.

Скажем более прямо — евразийство и хайдеггерианство являются в некотором смысле взаимосвязанными и духовно близкими направлениями среди современных идеологических течений России.

Глубокое понимание одного может быть только при понимании другого, хотя отдельно эти две школы также могут рассматриваться как независимые философские учения (что зачастую и делается со стороны секулярных ученых и политологов конъюнктурного направления).