Между Анкарой и Дамаском: станет ли Сирия федеративным государством после выборов в Курдистане

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

01.12.2017

В пятницу в Сирийском Курдистане будут избраны местные советы. Это второй этап создания новых органов власти в самопровозглашённой региональной автономии: ранее состоялись выборы глав общин, а в январе 2018 года планируется голосование, которое определит состав местного парламента. Избирательный процесс не одобрен Дамаском и проходит на фоне повышения напряжённости на границе с Турцией. США рассматривают курдов как свою опору в регионе, но контакты с ними сохраняет и Россия. RT выяснял, как может разрешиться курдский вопрос.

1 декабря 2017 года на подконтрольных сирийским курдам территориях начнутся выборы органов местного самоуправления. Как заявил Reuters представитель Демократического союза Ибрагим Ибрагим, в выборах в советы примут участие более 30 партий и общественных объединений. В качестве кандидатов зарегистрировались 6 тыс. человек, отмечает курдский телеканал Rudaw. Наблюдателями на голосовании станут парламентарии из Иракского Курдистана и представители курдской Демократической партии народов Турции.

Это уже вторые выборы в многоступенчатой системе представительства, которую разработала для Северной Сирии доминирующая в ней политическая сила — партия «Демократический союз» (PYD). Её боевые отряды составляют костяк Сирийских демократических сил (СДС), контролирующих север страны и большую часть земель к востоку от реки Евфрат.

Де-факто конституцией занятого курдами региона, где в 2016 году была провозглашена Демократическая федерация Северной Сирии, является принятая в 2014 году Хартия социального контракта. Она устанавливает создание в регионе децентрализованной системы власти, в которой достигнуто гендерное равенство и представлены интересы всех этнических меньшинств, а главная роль принадлежит местным советам. По сути, это реализация анархистской концепции демократического конфедерализма лидера Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана, на идеологию которого ориентируются сирийские курды.

Первое голосование в этом году состоялось 22 сентября. Тогда избирали глав местных общин. Теперь пройдут выборы в советы более крупных территориальных объединений — трёх регионов федерации (Африн, Евфрат и Джазира), а также входящих в них шести кантонов и округов. Избранные региональные советы, в свою очередь, сформируют исполнительные органы власти.

В выборах не участвуют территории, контролируемые СДС (части провинций Ракка и Дейр эз-Зор), но не включённые ими в состав федерации.

«Здесь будут проходить референдумы об участии в общей системе демократического самоуправления. Будет идти опрос жителей, готовы ли они принимать участие», — пояснил RT сопредседатель Федеральной национально-культурной автономии курдов Российской Федерации Фархат Патиев.

На 19 января 2018 года запланировано голосование, которое определит состав парламента самопровозглашённой федерации Северной Сирии, а он, в свою очередь, изберёт руководство республики. По словам Патиева, вполне возможно, что в январе пройдут и выборы органов власти на тех территориях, которые пока не включены в курдскую систему демократического конфедерализма.

Проблема единства

Официальный Дамаск выступает против федерализации и альтернативных органов управления в Сирии. Так, в начале ноября 2017 года советник президента Сирии Бусейна Шаабан заявила, что Сирийские демократические силы должны извлечь урок из того, что произошло с Иракским Курдистаном, имея в виду потерю территорий и международную изоляцию после проведения референдума о независимости в сентябре 2017 года.

«Не может быть никаких разговоров о разделении или отделении части страны либо о так называемом федерализме», — сказала Шаабан. Советник Асада подчеркнула, что заявление министра иностранных дел Сирии Валида Муаллема о возможности автономии для курдов, сделанное в сентябре 2017 года, было неправильно понято.

«Эти действия нелегитимны, незаконны и теперь не опираются даже на этноконфессиональный расклад», — прокомментировал RT выборы в Рожаве (местное название Сирийского Курдистана) руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев.

По его словам, во многом недовольство Дамаска и Анкары действиями СДС в регионе вызвано тем, что курды включают в состав своей политической структуры другие этнические группы просто по праву оккупации, навязывая им и центральной сирийской власти своё видение будущего Сирии. Сейчас сирийские курды, составлявшие до войны лишь 15% населения страны, контролируют треть её территории.

В свою очередь, представители курдов заявляют, что готовы на мировую с Дамаском, если тот даст добро на автономию. «Это не проблема для наших сил — присоединиться к сирийской армии, если Конституцию страны изменят и Сирия станет федеративной», — заявил ранее каналу Kurdistan 24 командующий обороной Сирийских демократических сил Резан Гило.

«Если Дамаск будет опираться на реальную ситуацию, действительно будет желать решить вопрос и спасти Сирию, то самым реальным вариантом будет объединиться с курдами и что-то строить», — утверждает Патиев.

Он уточнил, что курды Рожавы никогда не выступали за что-либо другое, кроме сохранения Сирии и создания в её рамках самоуправляемого региона. «Самым оптимальным было бы участие России в качестве посредника, который имеет весомое влияние на Дамаск», — считает эксперт.

От международного консенсуса будет зависеть и участие сирийских курдов в продвигаемом Россией Конгрессе сирийского национального диалога, активная подготовка к которому идёт в настоящее время.

Борьба за влияние

В сентябре 2017 года представитель Госдепа США по Ближнему Востоку Дэвид Сэттерфилд заявил, что американцы не поддерживают выборы в Сирийском Курдистане. Однако накануне нового голосования подобных высказываний не было. Молчат и представители российской стороны.

По мнению Патиева, это молчание — знак согласия. «Действия курдов направлены на то, чтобы восстановить жизнь в стране, и, когда курды вносят свою лепту, другие международные игроки, которые тоже хотят, чтобы Сирия восстановилась, не выступают против», — отметил эксперт.

В настоящее время состоящие в основном из курдов Сирийские демократические силы поддерживаются Соединёнными Штатами Америки. Кроме того, американцы обладают военными базами на курдской территории. Как заявляют представители Пентагона, они не собираются уходить с курдских земель и после разгрома террористов. И хотя 24 ноября американский лидер Дональд Трамп во время телефонных переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом заверил, что прекратит поставки оружия курдам, пока никаких подтверждений этому нет. 

По словам эксперта Центра геополитических экспертиз Леонида Савина, то, что США используют курдский фактор для закрепления своих позиций в регионе, является следствием долгой работы американских спецслужб с курдами.

«После ареста Абдуллы Оджалана в 1999 году ориентировавшаяся ранее на СССР сирийская фракция в курдском движении была ослаблена — и усилилось влияние американского лобби, — пояснил Савин. — И сейчас мы видим результаты активного внешнеполитического проектирования США в регионе».

В то же время, с точки зрения политолога, сохранился потенциал изменения поведения и роли курдов с учётом интересов России, но это требует деликатного подхода и стратегического долгосрочного планирования.

«Не устраивая конфликт ни с Тегераном, ни с Багдадом, ни с Анкарой, курдов нужно интегрировать во все политические процессы региона. Также необходимо работать с Сирийской Арабской Республикой, чтобы курды нашли своё место в этом государстве», — считает эксперт.

По мнению Савина, один из возможных рычагов воздействия России на сирийских курдов — энергетический. Сейчас Сирийские демократические силы контролируют большую часть нефтяных месторождений САР. Однако топливо можно поставлять либо в Турцию, где не готовы иметь дело с курдами, либо в Ирак, где достаточно своей нефти, либо официальному Дамаску, который нуждается и в энергоресурсах, и в деньгах. И наиболее перспективный выход для всех курдских углеводородов на мировые рынки — через территорию Сирии. А для этого необходимо договариваться с правительством Башара Асада.

«На перспективу Россия могла бы стать посредником в строительстве энергетического коридора из Иракского Курдистана через Сирию к Средиземному морю, реализовав идею фикс курдов о получении выхода к Средиземноморскому побережью, где бы участвовали и Сирия, и Ирак», — отметил эксперт.

Перспективы войны

В адрес сирийских курдов периодически звучат грозные заявления из Дамаска, однако, по мнению экспертов, за ними не последует крупных боестолкновений. Сирийские демократические силы достаточно сильны, а страна слишком устала от гражданской войны, чтобы начинать её новый виток. Как заявил телеканалу Al Jazeera сотрудник нью-йоркского фонда Century Foundation Аарон Ланд, соглашение между Асадом и курдами было бы лучшим исходом для Сирии и помогло бы восстановлению страны.

«Северо-Восточная Сирия под контролем курдов обладает множеством выгодных ресурсов — нефтью и богатым сельским хозяйством, но она будет зависеть от Дамаска в вопросах инфраструктуры и финансов, а также в том, что касается выхода к внешнему миру», — подчеркнул эксперт.

Выстраивание особой политической структуры сирийских курдов резко негативно воспринимает Турция. 28 ноября в преддверии выборов в округе Африн турки обстреляли позиции курдских отрядов из артиллерийских орудий. По утверждению турецкой стороны, курды сами открыли огонь. Анкара неоднократно намекала, что может вторгнуться в этот пограничный регион, чтобы ликвидировать опасность, исходящую от сил, которые Турция считает террористическими.

По мнению Савина, вероятная турецкая военная операция в этом районе ухудшит положение США, поскольку СДС сейчас являются креатурой Вашингтона, но может осложнить и позиции России, так как курды будут обращаться за протекцией к Москве и ей придётся выбирать между ними и Анкарой. Кроме того, подобная турецкая операция создала бы непосредственную угрозу для российских военных полицейских, находящихся в Африне.  

«Были некоторые факторы, которые сдерживали Анкару от начала операции в Африне. К чисто внешним факторам относится присутствие российских военных наблюдателей», — отметил Мавашев.

Тот факт, что турки до сих пор не вторглись в Африн, свидетельствует о том, что Анкара намерена добиться результата путём максимального давления, но без применения силы, уверен эксперт.

«На приграничных территориях не должно быть никаких угроз. Если этого возможно добиться политическим путём, они это сделают, — утверждает политолог. — На мой взгляд, все эти разговоры, что они вторгнутся в Африн, нацелены на то, чтобы надавить на курдов. Дестабилизация на собственной границе Турции тоже не нужна».

Источник: RT