Многополярность и полицентризм

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

09.02.2018

Термин «многополярность» имеет американское (англосаксонское) происхождение, хотя в других странах со второй половины ХХ века разрабатывались похожие концепции. И это вызывает определенные дилеммы с понятийным аппаратом, на что указывают различные исследователи.

В докладе, подготовленном в 2012 г. Цюрихским Центром Исследований Безопасности относительно долгосрочных мировых тенденций, отмечалось, что “преимущество «многополярности» состоит в том, что на ее долю приходится текущая диффузия власти, которая выходит за рамки одно-, дву- или трехполярности. Но проблема с термином такова, что она предполагает степень самостоятельности и обособленности каждого "полюса", который не отдает должное взаимосвязям и сложностям глобализирующегося мира. Этот термин также скрывает , что восходящие державы по-прежнему готовы работать в пределах Западной мировой экономической системы, по крайней мере, до некоторой степени.

Именно поэтому текущее состояние игры может быть лучше описано как "полицентричное".

В отличие от «многополярности» понятие "полицентричности" ничего не говорит о том, как различные центры силы связаны друг с другом.

Не менее важно то, что это не вызывает коннотации с известной, но злополучной многополярной системой в Европе до 1914 года, которая первоначально предусматривала регулярные большие консультации крупных держав, но в итоге все закончилась тотальной войной. Перспективы для стабильного порядка и эффективного глобального управления сегодня не велики. Тем не менее, военное противостояние между великими державами не является вероятным сценарием, так как формирующаяся полицентричная система связывает друг с другом участников таким образом, что форматирует вовлечение всех игроков в международное сотрудничество».1

Швейцарские исследователи подходили с позиции вопросов безопасности в глобальном мире, пытаясь подобрать адекватное выражение нынешним тенденциям. Но, кроме того, существуют как сугубо технические подходы, так и идеологические теории.

Концепция полицентричности уже применялась для описания функционирования сложных хозяйственно-экономических субъектов, следовательно, если отталкиваться от управленческих теорий, то базовые разработки этой модели уже имеются.

В буквальном смысле, термин «полицентричный» указывает на то, что некая пространственная единица имеет нескольких центров.

Термин, однако, не уточняет, какие виды центров имеются в виду, так что различные понятия и стартовые пункты заведомо необходимы при обсуждении полицентризма.

В контексте политико-управленческого подхода говорят о четырех уровнях этой концепции. Аналитико-описательный уровень необходим для описания, измерения и характеристики текущего состояния пространственного объекта путем точного определения, насколько страна или столичный округ может являться 'полицентричным'.

Во-вторых, концепция может пониматься в нормативном смысле, что может помочь, например, при реорганизации пространственной конфигурации объекта (т.е. либо в целях содействия/создания полицентризма или поддержки/использования имеющейся полицентрической структуры).

В-третьих, когда речь идет о пространственных сущностях, нужно уточнить их пространственный размах (т.е. на уровне города, города-региона, мега-региональном уровне или даже на национальном или транснациональном уровне).

При ближайшем рассмотрении, концепция, таким образом, бросает вызов нашему пониманию центров в городских районах, так как это может быть связано с либо их ролями и функциональными связями (то есть их взаимоотношениями) или их конкретными морфологическими формами (т.е. структура городской ткани). Эта дифференциация между функциональным и морфологическим понимании полицентризма составляет четвертое измерение.2

Нужно отметить, что теория полицентризма также известна как идеологическая разработка итальянского коммуниста Пальмиро Тольятти в качестве понимания сравнительной характеристики рабочих условий коммунистических партий в различных странах после процесса десталинизации в Советском Союзе в 1956 г. А что если применить такой же анализ к другим партиям и движениям? Например, сравнить евроскептиков в ЕС или конгломерат движений в странах Африки и Азии, которые связаны с религией Ислама? Также может быть плодотворным оценка нелиберальных демократий и популистских режимов в разных частях мира, а также монархических режимов (последних существует большое множество — от конституционной монархии типа Великобритании до наследственной автократии Саудовской Аравии, которая, по сравнению с другими династическими формами правления, появилась сравнительно недавно).

Отметим, что после Тольятти термин полицентризм стал востребованным в политологии, городском планировании, логистике, социологии и выражается как единство в многообразии.

В 1969 году эксперт по международным отношениям и глобализации Говард В. Перлмуттер предложил концепцию модели ЭПГ (Этноцентризм-Полицентризм-Геоцентризм), которую он расширил вместе со своим коллегой Дэвидом А. Хинаном в 1979 году, добавив регионализм. Эта модель, известная как акроним ЭПРГ по-прежнему является базовой в международном менеджменте и международном управлении людскими ресурсами.3

В отличие от этноцентризма, регионализма и геоцентризма, полицентризм согласно этой теории базируется именно на политической ориентации, хоть и через призму управления товарно-денежными потоками, людскими ресурсами и организации труда.

Полицентризм в таком случае можно определить как ориентацию страны пребывания, что отражает цели и задачи принимающих стран в отношении различных стратегий управления и процедур планирования в отношении международных операций.

Полицентризм при таком подходе, так или иначе связан с вопросами управления и контроля.4

Однако, концепция полицентризма помимо менеджмента примыкает к теории права, государственного управления и администрирования. В частности, в Канаде полицетричность включена в административное право и относится к "теме, которая включает в себя большое количество взаимосвязанных и взаимодействующих интересов и соображений".

В одном из официальных документов Канады сказано, что "хотя судебная процедура основана на биполярном противостоянии сторон, интересов и фактических открытий, некоторые проблемы требуют одновременного рассмотрения многочисленных интересов и принятия решений, которые одновременно уравновешивают выгоды и затраты для многих различных сторон. Когда административная структура напоминает эту модель, суды будут проявлять сдержанность".5

Но, пожалуй, полицентричное право стало всемирно известным концептом благодаря профессору Тому Беллу, который будучи студентом юридического факультета Чикагского университета написал книгу «Полицентрическое право», где он отметил, что другие авторы используют такие фразы как «немонополистический закон» для описания полицентрических альтернатив.

Он излагает традиционное обычное право (также известное как консуэдументарное право) до создания государств, в том числе в соответствии с описанием Фридриха А. Хайека, Брюса Л. Бенсона и Дэвида Д. Фридмана. Он упоминает обычное право англосаксов, церковное право, закон о гильдии и торговое право в качестве примеров полицентрического права. Он отмечает, что обычное и статутное право сосуществовало на протяжении истории, например, когда римское право применялось к римлянам во всей Римской империи, но правовые системы коренных народов были разрешены для не-римлян.6

Теория полицентризма также заинтересовала исследователей рынка, особенно общественных экономик.7

Парадоксально, но именно отталкиваясь от идей полицентричного рынка, ряд западных исследователей пришли к выводу, что «полицентризм может быть использован в качестве концептуальной основы для вдохновения не только от рынка, но также и от демократии или любой другой сложной системы, включающей одновременное функционирование многочисленных центров управления и принятия решений с различными интересами, перспективами и ценностями».8

Очень важно, что отмечено сочетание этих трех категорий. Интересы относятся к парадигме реалистской школы международных отношений, перспективы указывает на некую телеологию, т.е. целеполагание актора, а ценности связаны с ядром стратегической культуры, что принято называть национальной идеей, культурно-историческими традициями, а также иррациональными мотивами в коллективном поведении.

В данном контексте основополагающим для концепции полицентризма является способность групп решать свои собственные проблемы на основе тех опций, которые институционально включены в режим самоуправления.9

В качестве антилиберальной (антикапиталистической) платформы полийцентризм стал использоваться относительно недавно.

В 2006 г. после проведения саммита Всемирного Социального Форума в Каракасе, Макл Блендинг (Michael Blanding) из издания Nation сделал противопоставление между "уницентризмом, который характеризует имперские, неолиберальные и неоконсервативные экономические и политические теории и институты и ищущими людьми, приверженцами "полицентризма".10

Интересно, что сам Форум на практике проходил в полицентричном формате, не только в Венесуэле, но также в Мали и Пакистане. Хотя к форуму были причастны в основном левые социалисты, включая большое троцкистское лобби, что характерно для левого антиглобалистского движения в целом, критика неолиберализма и транснациональных корпораций также опиралась на риторику прав народов, социальную ответственность и поиски политической альтернативы. На тот момент в странах Латинской Америки это была Боливарианская революция с упором на индигенизм, солидарность и антиамериканизм.

Нужно заметить, что в России в политическом истэблишменте также часто используют слово полицентричность, т.к. «полярность предполагает противостояние полюсов и их бинарную оппозицию»11.

Необходимо отметить, что сам по себе термин «полицентричность» уже несет интересные коннотации. Первая часть (поли-), несмотря на то, что переводится как много-, этимологически отсылает и к полюсу, и к полису (причем, все три слова имеют древнегреческое происхождение), а вторая часть означает центры в контексте международной политики, т.е. государство или группу государств, которые могут оказывать влияние на динамику международных отношений.

Мартин Хайдеггер в книге «Парменид» сделал интересное замечание в отношении греческого термина «полис», что еще раз подчеркивает важность и необходимость серьезного этимологического анализа. В силу глубины смысла необходимо привести эту цитату целиком.

«Πόλις — это πόλоς, т. е. полюс: то место, вокруг которого обращается все сущее, причем так, что в этом месте обнаруживается, как обстоят дела с этим обращением и каков его характер.

Будучи таким местом, полюс дает сущему возможность проявиться в своем бытии во всей полноте соответствующего «оборота». Полюс не создает, не творит сущее в его бытии, но, являясь полюсом, предстает как средоточие несокрытости сущего в целом. Πόλις есть сущность места или мест-ность для исторического пребывания греков. Поскольку πόλις дает возможность так или иначе проявиться всей полноте сущего и войти ему в несокрытое своего «момента вращение», она, т. е. пόλις, существенно связана с бытием сущего. Между πόλις и «бытием» царствует изначальная соотнесенность».12

Таким образом, Хайдеггер делает вывод, что «полис» - это не город, не государство, и не их смешение, а местность места истории греков, средоточие их сущности. И между πόλις и  ἀλήθεια есть непосредственная связь. Сущность πόλις коренится в сущности  ἀλήθεια (обычно переводится на русский язык как истина).

Значит, чтобы как-то зафиксировать полицентричность, нужно искать средоточие и ареалы распространения сущности многочисленных народов нашей планеты. И здесь нужно обратить внимание на стратегические культуры и их ядра.

___

1 Daniel Mockli (ed.), Strategic Trends 2012. Key Developments in Global Affairs, Center for Security Studies, ETH Zurich, March 2012. Р. 12

2 Peter Schmitt, Polycentricity and metropolitan planning, Journal of Nordregio no 3, 2010

http://www.nordregio.se/Metameny/About-Nordregio/Journal-of-Nordregio/Journal-of-Nordregio-2010/Journal-of-Nordregio-no-3-2010/P...

3 Perlmutter, H. V., The Tortuous Evolution of Multinational Enterprises, in: Columbia Journal of World Business, 1/1969, pp. 9–18. Perlmutter, H. V., Heenan, D. A. (1974), How Multinational Should Your Top Managers Be?, in: Harvard Business Review, 52. Jg., Heft 6/1974, S. 121–132.

4 Calof, L. J., Beamish, W. P. "The right attitude for international success." Business Quarterly, 1994: 105–110.

5 Pushpanathan v. Canada (Minister of Citizenship and Immigration), [1998] 1 S.C.R. 982, para. 36.

6 Tom W. Bell, Polycentric Law, Institute for Humane Studies Review, Volume 7, Number 1 Winter 1991/92.

7 Lindblom, C. E. (1979). Still Muddling, Not Yet Through. Public Administration Review, 39(6), 517-526.

8 Aligica, P. D., & Tarko, V. (2012). Polycentricity: From Polanyi to Ostrom, and Beyond. Governance, 25(2), 237-262.

9 McGinnis, M. (1999). Polycentricity and Local Public Economies: Readings from the Workshop in Political Theory and Policy Analysis. Ann Arbor: University of Michigan Press

10 Michael Blanding, The World Social Forum: Protest or Celebration? The Nation, February 16, 2006.

https://www.thenation.com/article/world-social-forum-protest-or-celebration/

11 Дынкин А.А., Иванова Н.И. (под ред.) Россия в полицентричном мире. – М.: Весь мир, 2011. С. 157.

12 Хайдеггер М. Парменид. Спб: Владимир Даль, 2009. С. 196 — 197.