Необходимость этических норм

08.12.2014

Слово «этика» многих приводит в замешательство. Общие ценности и готовность преодолевать тягости и невзгоды – то, о чем упоминает большинство людей, когда говорят о корпоративной культуре – основные понятия, как нам представляется, вопроса о морально-этических нормах. Люди с твердыми убеждениями и взглядами на жизнь чувствуют себя более уверенно в сложных ситуациях. Когда необходимо выбрать единственно правильное решение в сложной ситуации нас выручают именно моральные нормы. Если сотрудник компании будет долго колебаться при принятии «правильного» решения, такую компанию может ожидать скорое разорение[1].

Мы гордимся уникальностью нашей организации, проявляющейся как на индивидуальном, так и на корпоративном уровне. Своей уникальностью ЦРУ обязана, прежде всего, спецификой стоящих перед ней задач, а также способностью эффективно их выполнять на протяжении всего ее существования. И эта гордость по праву является заслуженной. Надежды, возлагаемые государством на ЦРУ и его сотрудников, чрезвычайно велики. Наша работа за последние сорок лет свидетельствует о том, что мы эти надежды, в целом, оправдали, а в некоторых случаях даже превзошли все ожидания.

Помимо моментов, вызывающих гордость, у нас в работе были и негативные эпизоды, за которые нам пришлось поплатиться. Один из главных – нежелание достаточно продолжительное время формализовать этические принципы нашей профессии с последующим ознакомлением с ними молодых сотрудников. Несмотря на то, что уже проводились дискуссии по вопросам этики разведдеятельности, результаты этих обсуждений практически не были приняты на вооружение в повседневной работе нашей организации. Вместо того, чтобы формализовать общие правила поведения сотрудников разведки, лишая, вероятно, в будущем возможностей для маневра, мы предпочитаем очередной раз подвергнуть риску профессиональную репутацию организации неэтичным поведением наших офицеров, как уже случалось в прошлом. Едва ли мы можем позволить продолжаться этой ситуации.

БЕЗНРАВСТВЕННЫЕ ПОСТУПКИ

Принятие кодекса поведения сотрудника вопрос очень важный. Этические нормы в разведке – очень сложная тема сама по себе. Ежедневно многие из нас сталкиваются со сложнейшим этическим выбором. Не было случая, чтобы мы не обращали внимания на моральные качества наших потенциальных сотрудников. Наша дилемма в вопросе этического поведения частично отражена в словах судьи Уэбстера, на тот момент занимавшего должность директора ЦРУ, когда он вступил в диалог с одним из руководителей страны третьего мира, по-видимому, сбитым с толку его личными взглядами на нормы морали.

«Я не понимаю, Вы в прошлом судья, человек, посвятивший себя служению закону, возглавляете попирающую организацию, которая этот закон нарушает».

Говорят, что Уэбстер на это ответил: «В Соединенных штатах мы подчиняемся закону США. За границей мы руководствуемся интересами национальной безопасности нашей страны»[2].

Этот лаконичный ответ не отражает в полной мере сложный этический выбор, с которым сталкиваются многие сотрудники ЦРУ. Правовые и моральные ограничения в отношении гражданских служащих давно известны и проверены временем. При этом не существует аналогичных моральных критериев для людей, занимающихся защитой национальных интересов США. Многие наши сотрудники предпочитают не вдаваться в этические рассуждения при выполнении той или иной задачи. Офицерам в своей повседневной работе постоянно приходится руководствоваться требованиями американских законов и вопросами национальной безопасности. Иногда они сталкиваются с ситуациями, когда эти два принципа вступают в конфликт друг с другом. В большинстве случаев ЦРУ, похоже, способно эффективно решать эти противоречия. Хотя мы, конечно, не безупречны.

Шпионаж по своей сути аморален. Мы постоянно нарушаем законы других государств, представляемся вымышленными именами, используем множество методов манипулирования людьми для достижения цели. Те, кто особо преуспели в этом искусстве, быстро продвигаются по карьерной лестнице. Не удивительно, что офицеры, получающие награды за успешное выполнение заданий за рубежом, попадают в сложные ситуации по возвращении в США. Привычка наших сотрудников добиваться результата любой ценой, например, может сыграть злую шутку, когда такой подход вступает в противоречие с законодательством Соединенных штатов или с ожиданиями американских чиновников.

К еще большим неприятностям может привести привычка некоторых сотрудников использовать полученные навыки оперативной работы во взаимодействии с другими американскими ведомствами или с Конгрессом. Реалии оперативной работы за границей, с которыми сталкиваются наши офицеры, могут способствовать скептическому отношению к ним одних и полному недоверию среди непосвященных. Кому-то тяжело отделаться от имеющейся предвзятости во время посещения штаб-квартиры ЦРУ. Используя «хорошо задокументированные» случаи утечек из Конгресса в качестве обоснования нашего естественного стремления к ограничению информированности сотрудников рамками их служебных обязанностей с целью обеспечения сохранности государственной тайны мы приходим к тому, что ограничиваем раскрытие перед Конгрессом тех или иных вопросов. По этой теме достаточно откровенно высказался исполнительный директор Ассоциации бывших сотрудников разведки (AFIO): «По моему мнению, минимально необходимое раскрытие информации перед Конгрессом вполне себя оправдывает и лишь помогает национальной безопасности, учитывая тот факт, что конгрессмены могут на свое усмотрение распоряжаться полученными сведениями. Мы понимаем, для чего это нужно. Мы сами старались бы сделать то же самое. Если бы мы ходили и на каждом углу рассказывали о своих секретах, то у нас давно уже никаких секретов бы не было»[3].

Вопросы этики, возникающие при выполнении операций за рубежом, аналогичны тем, с которыми сталкиваются аналитики. Также как и от наших офицеров ожидают обычно выполнения сложных задач или реализации высокорисковых тайных операций, так и к нашим аналитикам обращаются за получением ответов на вопросы, на которые невозможно ответить однозначно. Наши заказчики надеются на объективность, требуя при этом всеведения. Мы в равной степени должны обладать даром чтения чужих мыслей и способностью глубокого анализа разведывательных данных. Если мы чего-то не знаем наверняка, не принято говорить об этом открыто. В такой ситуации аналитики стараются скрыть свое незнание использованием формулировки «мы полагаем».

РАБОТА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ

Вопросы этики у нас сопряжены еще и с необходимостью постоянного риска. Никто не готов к получению результата любой ценой. Если при этом и мы когда-нибудь станем бояться провалов, то наша ценность в глазах американского правительства значительно сократится. Предполагается, что ЦРУ готово брать на себя существенные аналитические, технологические и оперативные риски. Мы действительно старательно создаем репутацию единственной правительственной организации способной выполнить любую задачу. При этом сотрудники, на деле доказывающие эту способность, быстро продвигаются по служебной лестнице. Способность выполнить любую задачу не пустое хвастовство. Дружественные нам организации, а также комитеты Конгресса по надзору за нашей деятельностью рассчитывают, что мы работаем на упреждение. Американское общество этого требует. Если мы не сможем ответить чаяниям наших граждан, найдутся другие, кто будет способен на это и займет наше место.

Наши аналитики вынуждены делать свои суждения, основываясь на неполной информации, при этом осознавая, что в последующем их выводы часто будут оцениваться как ошибочные. В то же время они должны обладать личным мужеством и смелостью, чтобы пересмотреть свои оценки на основе новой информации или признать свою неспособность предсказать будущее развитие событий.

Наши оперативные сотрудники вынуждены идти на риск, осознавая, что это может привести к негативным последствиям. Мы вынуждены работать скрытно, при этом понимая, что такой подход в будущем может обернуться против нас. Однако это не должно означать, что мы будем проводить сомнительные операции, целесообразность которых, при их при детальном рассмотрении, вызывает сомнения.

СЕКРЕТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Поддержанию высокого уровня подготовки способствует тот факт, что суть разведывательной работы предполагает существенный самоконтроль. Успехи нашего Управления, а также зачастую личная безопасность сотрудников и их агентов покоятся на принципе необходимого знания[4]. Такой подход сохраняется даже внутри посольств, где мы работаем, а также в наших организациях прикрытия.

В случаях, когда речь идет об операциях, проведение которых затрагивает моральные аспекты, а также когда речь идет о допущенных нами ошибках, необходимо избегать соблазна ссылаться на «источники и методы работы», чтобы воспрепятствовать всеобъемлющему надзору за нашей деятельностью.

С учетом этих оперативных задач, было бы, на наш взгляд, целесообразно снабдить наших офицеров четким пониманием минимальных этических норм, которыми они могли бы руководствоваться в своей профессиональной деятельности. Те же, кто, возможно, откажется от такого подхода скоро осознают, что «вседозволенность» при проведении операций не лучшим образом влияет на общее дело. Четкое понимание и твердое следование этическим нормам будет способствовать развитию ЦРУ и обеспечению безопасности разведдеятельности, избегая компрометации. Кроме того, четкое понимание норм морали позволит офицерам разведки действовать правильно и решительно. Другими словами, мы не можем и не должны забывать о словах одного из ветеранов разведки: «Алан Фиерс (Alan Fiers) был одним из предпоследних бойцов современной эры ЦРУ. Когда он провалился, все сотрудники вынуждены были опасаться за свою судьбу. Если он был в опасности, то в опасности находились все. Просто потому, что все зависело от решения суда»[5].

НЕОБХОДИМОСТЬ ПЕРЕМЕН

Наша позиция кажется абсолютно ясной:

- Отсутствие моральной целостности является нечестным по отношению к американскому народу и Конгрессу, который, в первую очередь, определяет возможность ЦРУ отказаться от предоставления общественности той или иной информации. Мы должны быть выше того, чтобы спорить на эту тему, вне зависимости от сложности стоящих перед нами этических вопросов. Моральная целостность должна рассматриваться не как производная анализа относительных плюсов и минусов беспристрастности. Она должна присутствовать в каждом из нас в нашей повседневной оперативной деятельности.

- Руководствуясь этическими нормами, наши офицеры смогут действовать уверенно даже в очень сложных ситуациях, когда решение принимается в спешке. Успех нашей деятельности часто основан на неэтичном поведении в ходе выполнения задания за границей и этичном, когда речь идет о взаимодействии с американскими гражданами или организациями. Нашим сотрудникам необходимо иметь четкое понимание профессиональных моральных норм, если они должны эффективно и быстро менять манеру своего поведения в зависимости от объекта взаимодействия.

Принимая на вооружение такой подход, ЦРУ может помочь своим сотрудникам избежать «промахов», «ошибок», «ошибочных суждений», которые обычно происходят в ситуациях неопределенности, когда наши офицеры вынуждены выбирать правильное поведение.

- Необходимость норм корпоративной этики может так и остаться в глазах некоторых аналитиков, офицеров, разрабатывающих операции, сотрудников, работающих на подряде, неосознанной, особенно тогда, когда она вступает в противоречие с принципом «вседозволенности».

- Каждое отдельное подразделение разведки может располагать своим собственным пониманием норм этического поведения, которое часто меняется с приходом нового руководителя.

- Вопросы этики не всегда в полном объеме и официально включены в программы подготовки сотрудников.

Необходимые знания для выработки этических норм сотрудника разведки у нас присутствуют. В течение сорока лет мы накопили опыт как правильного, так и не правильного этического выбора. Мы знаем немало людей, либо сомневавшихся в необходимости руководствоваться этическими нормами, которые, как ожидалось, они будут отстаивать, либо вообще не отвечающих этим нормам. Все мы болезненно относимся к тому, что ошибки или необдуманные поступки легли в основу структуры нашей организации, существенно снизив способность отвечать необходимым требованиям по реализации усложняющихся комплексных задач. Но мы должны еще принять необходимые меры, чтобы убедиться, что такого больше не повториться.

Подготовка кодекса поведения сотрудника разведки задача не простая. Этический подход время от времени может удерживать от вседозволенности при проведении операций. Существует риск сконцентрироваться на формулировках, а не на духе разрабатываемого свода правил. Кодекс сотрудников разведки может потребовать изменения проверенных временем норм поведения у офицеров среднего и высшего звена. Если оставить эти сомнения в стороне, то для организации, которая по праву гордится уникальностью своих сотрудников и их способностями выполнять поставленные задачи, вопрос разработки кодекса не является таким уж сложным.


[1] «The Parable of the Sadhu”, Bowen H. McCoy; Harvard Business Review, September-October 1983.

[2] “The In-Culture of the DO”, Charles Cogan; Studies in Intelligence, Summer 1991.

[3] “Plea Ripples Through CIA”, Benjamin Weiser; Washington Post, 31 August 1991.

[4] Стратегия защиты информации, соответственно которой пользователь получает доступ только к данным, безусловно необходимым ему для выполнения конкретной функции.

[5] “Plea Ripples Through CIA”, Benjamin Weiser; Washington Post, 31 August 1991.