Невротический национализм. Украина

28.03.2019
"Потеря идентичности приводит к неврозам, а неврозы, как известно, не особенно хорошая основа мирного сосущестования" - отмечал немецкий ученый Курт Хюбнер в своей книге "Нация".
 
Если клиническая медицина к характерным симптомам невроза относит приступы истерии, а также потерю умственной и физической работоспособности, то в политическом пространстве невроз проявляется в неадекватности управления, росте социальной незащищенности и разных формах насилия - от репрессий до геноцида. Типичную манифестацию национального невроза мы сейчас видим на Украине.
 
Хотя есть и другие исторические примеры. Сербы-католики, став хорватами, для утверждения новой идентичности устроили геноцид своих соседей. Для этого радикалам усташам понадобилось покровительство нацистской Германии. Недавное решение, принятое под давлением Запада, о переименовании Македонии в Северную Македонию также грозит обернуться политической нестабильностью в этом небольшом балканском государстве. Каталонский этносепаратизм также указывает на неврозный характер процесса, где часть граждан пытается отказаться от общей испанской идентичности.
 
Украинский пример - особенный, потому что потеря идентичности имела несколько уровней и исторических периодов. Австро-Венгрия, Польша, Германия, Канада, а теперь ЕС и США приложили руку к формированию как нынешнего типа украинского национализма, так и образа "желаемого врага".
 
Искусственное конструирование национализма и геополитическая борьба является двумя сторонами одной монеты, которую использует Запад против русской цивилизации и России как актора международной политики. Любой конфликт необходим в качестве стимулятора спирали насилия и политической сублимации, поскольку без "врага" украинский национализм, где ключевыми фигурами являются Бандера и Шухевич, сразу же превратится в пустышку, сущностью которой являются исторические ошибки, промахи и предательства.  
 
Образ казачества, являющегося одной из основ политической идентичности на Украине, также стремительно деградирует, обнажая свою темную сторону. Не является секретом тот факт, что запорожские козаки (на Украине подчеркнуто используют написание через "о" в отличие от русского эквивалента - "казак") не брезговали налетами на своих единоверцев и земляков, продавая славян в рабство Крымскому хану или туркам. Менее известны данные о содомитских увлечениях козачков в Запорожской Сечи - по уставу там было запрещено находиться женщинам, поэтому для сексуальных утех нередко использовались подростки мужского пола. Теперь с ориентацией на ЕС, где извращение является нормой, часто возводимой в престиж, трансформация украинского козачества неизмежно будет связана с гендерно-половыми аспектами.
 
 
По Юнгу религия также используется в качестве замещения потерянной идентичности. И создание псевдоцерковной структуры (сопровождающееся неудачами, несмотря на роль Константинопольского патриархата) является еще одним подтверждением невротического характера украинского национализма.
 
 
Политическая пропаганда в виде псевдорелигиозной фрески - находится в одном из "храмов" на Западной Украине.
 
Однако, если в медицине невроз является обратимым процессом, есть ли какой-то метод лечения в геополитике? Ведь то, что мы наблюдаем сегодня на Украине напоминает переход из фазы истерического невроза в третью, финальную фазу невроза навязчивых состояний. 
 
В международной системе это сделать не так просто, как в обычной врачебной практике, поэтому вопрос лечения остается открытым, и в первую очередь зависит от самого пациента - украинского народа, который должен найти в себе волю, направленную на обуздание недуга и искоренение неонацистских, ксенофобских и русофобских настроений в обществе.