Нормативизм в международных отношениях

20.06.2013

Нормативизм – правовая система воззрений, которая рассматривает право лишь в качестве объективной логической формы, полностью абстрагированной от психологического, социального, исторического содержания. Нормативизм – право в «чистом виде». Поэтому его часто называют «чистой теорией права».

Основоположником нормативизма считается австрийский юрист Ганс Кельзен. Он жил с 1881 по 1973 годы. В качестве чистой теории права он предложил рассматривать доктрину, из которой изъяты практически все компоненты, чуждые юридической науке.

Кельзен полагал, что право не должно заниматься рассмотрением социальных предпосылок или поиском нравственных обоснований для правовых установлений. В отличие от приверженцев соответствующих точек зрения, Кельзен считал, что областью изучения должно стать специфическое юридическое (т.е. нормативное) содержание права.

Кельзен предложил следующее определение права. Это система норм, которые осуществляются в принудительном порядке. Данное определение он применял, когда существовала необходимость дифференцировать право от подобных нормативных систем, которыми являются мораль или религия[3].

Право намного старше государства. Оно появилось еще во времена первобытнообщинного строя, когда общество дало индивидам разрешение на совершение актов принуждения в одних случаях и запретило их совершение в других. Таким образом, была установлена монополия на применение силы для обеспечения коллективной безопасности.

Спустя некоторое время правовое сообщество трансформируется в государство. Теперь функции принуждения обеспечиваются централизованно, т.е. за счет специально созданных органов власти.

При наличии органов принуждения децентрализованные методы принуждения могут существовать лишь вне государства – в сфере международных отношений. Обычно в национальных правовых системах нормы права строго согласованы между собой и расположены каждая соответственно своему функциональному назначению и силе воздействия на своей ступени. Все вместе ступени образуют схематическую иерархию в виде пирамиды. Это описание права называется ступенчатой концепцией права, или Stufenbau-theorie. Впервые данный термин употребил А. Меркль.

На вершине пирамиды права расположены нормы конституции. Затем – общие нормы, как правило, они закреплены в законодательном порядке либо обычаем. И на последней ступени пирамиды расположены индивидуальные нормы. Они создаются административными и судебными органами при рассмотрении и вынесении решений по конкретным делам. С точки зрения нормативизма национальное право представляет собой замкнутую регулятивную систему, где каждая норма обладает обязательностью благодаря факту, что она ставится в соответствие норме высшей ступени.

Кельзен в своей теории указывает, что понятие права относится не только к общеобязательным нормам, установленным посредством государственной власти, но и к процессу реализации этих норм на практике. Он писал, что применение права есть также и создание права.

Нормативисты указывали на различия в предписаниях международного права и в его основной норме. В выдвинутой ими концепции основной нитью проходила мысль о том, что надо привести конституции государств в соответствие с действующими демократическими принципами международного права.

Система международных отношений в нормативном поле, в отличие от силового воздействия, подразумевает взаимодействие национальных интересов, выраженных в терминах легитимности[4]. Причем ни в коем случае не должна применяться сила, как предлагают основоположники и последователи школы реальной политики.

Чтобы побороть хаос и анархию, нормативная система жизненно необходима. Надо учитывать, что проявления хаоса в той или иной степени изначально свойственны международным отношениям. Надо заметить, что невозможно учесть все национальные интересы того или иного государства. Следует нормативно определить, чтобы любое применение силы находилось под контролем, чтобы снизилось число людей, вовлеченных в военные конфликты, чтобы предотвратить возникновение конфликтов как таковых. Благодаря нормам международного права ситуация не должна накаляться до критической отметки, когда столкновение становится неизбежным.

Нормативная система международных отношений предполагает равноправие государств. Но нельзя путать равноправие и равенство, поскольку разное количество ресурсов определяет разное количество бедных и богатых людей.

При равноправии предполагается система, при которой каждое государство будет иметь один голос, независимо от статуса. При этом международные отношения обязательно должны выйти из поля применения силы, поскольку перед законом все станут равны.

Но пока еще не существует такого международного закона, который приняли бы все страны, а не только горстка более развитых стран. Кроме того, отсутствует общенациональный орган, который выработал бы этот закон и отслеживал бы его выполнение. Если только не принять точку зрения М. Каддафи о том, что общество вполне в состоянии контролировать само себя, мы обязательно придем к идее организации мирового правительства, которое даже по самым оптимистичным прогнозам в ближайшее время не сможет появиться.

Это невозможно в силу того, что отдельные государства тормозят уход от силовой политики к нормативной. Им невыгодно. Имея достаточно силы, и за счет силы серьезное влияние в мировом масштабе, они не хотят терять свое теперешнее положение. Но открыто выразить эти факты они не могут, так как изначально считаются основоположниками системы. Причем ООН, в обязанности которой входит продвигать данные нормы и следить за их соблюдением, зачастую оказывается бессильной. По этой причине и в отношении перехода к нормативной системе больше разговоров, чем практических действий.

Международная система норм является основным инструментом в упорядочивании и регулировании международных отношений. Яркой чертой современности можно считать существование глобальной нормативной системы, которая сложилась на основе целей и принципов деятельности ООН, записанных в ее Уставе. В глобальную нормативную систему в качестве подсистем входят правовые, политические, моральные и другие нормы международного права. Существование подобной нормативной системы – признак довольно высокого уровня развития международного сообщества.

При нормативном регулировании международных отношений обязательно учитываются разные виды социальных норм – моральные, политические, религиозные, групповые и, естественно, правовые. Надо сказать, что большинство международных социальных норм появились и развивались совместно с зарождением и развитием человечества, в первую очередь на локальном и региональном уровнях. Формирование международных правовых норм было закончено позднее остальных видов норм. В основном это связано с появлением государств. Постепенно от лица государства юридически оформлялись существующие социальные обычаи, создавались формы-предписания, и происходило их обеспечение за счет принудительной силы публичной власти.

Профессор Игорь Иванович Лукашук говорит, что характерной чертой современности является наличие глобальной системы норм, которая сформировалась на основе принципов и целей, записанных в Уставе ООН.  Как подсистемы в нее входят правовые, политические, моральные и другие международные нормы. Эти нормы выполняют каждая свою функцию, кроме того, они взаимно дополняют друг друга. Важными подсистемами международной системы норм являются политические, международно-правовые нормы и мораль. Вместе с тем к ней относятся и другие разновидности правовых норм: практика, традиции, обыкновение, вежливость, организационные нормы, технические нормы, религиозные нормы, стандарты и т.п.[1]

Найти место и определить роль норм международного права в совокупности иных социальных норм можно путем соотнесения этих норм между собой. В качестве видов социально-нормативного регулирования, международное право и другие социальные нормы содержат множество следующих общих признаков:

– определяют общие правила поведения людей, которые образуются в результате наличия у субъектов сознания и воли;

– очерчивают строгие границы дозволенного, а также недозволенного поведения;

– включают отработанный и всеми признанный идеал, или эталон поведения. В данном случае речь идет о норме, которая соответствует уровню развития конкретного социального института и т.п.

Указанные нормативные регуляторы поддерживают определенный уровень общественных отношений. При этом также применяются специфические меры принуждения, которые относятся к определенному регулятору.

В системе социальных норм международное право занимает ведущее место. Именно этот вид права является регулятором международных отношений в современном мире. Это стало возможным благодаря следующим свойствам международного права, которых лишены другие виды социальных норм[2]:

– органичная связь права с государством или с сообществом государств. Надо отметить, что создание, а также формальное закрепление норм права исходит от лица государств. Именно государства занимаются обеспечением и выполнением норм права.

– правовые нормы являются формально определенными. При этом нормы права строго описывают поведение субъекта, разграничивают его права и обязанности, устанавливают нормативные предписания. Обычно нормы закреплены в официальных источниках.

– право строго систематизировано. Система международного права является строго структурированным множеством норм, принципов, институтов универсального, регионального, локального характера. С их помощью регулируется поведение субъектов с точки зрения комплексных взаимосвязей.

– выполнение норм права для всех обязательно. Надо сказать, что иные социальные нормы не имеют подобного свойства.

– всеохватывающая универсальность права. Благодаря нормам права правовое регулирование охватывает практически все значимые международные и общественные системы отношений. В настоящее время довольно затруднительно назвать области общественной жизни, которых не коснулось бы международное правовое регулирование.

– способность единообразно и универсально регулировать международные общественные отношения. Полностью отражая потребности мирового сообщества, нормы права направлены на унификацию, кодификацию, единообразное регулирование международных отношений.

Нормы права соблюдаются благодаря наличию возможности принудительного их обеспечения за счет принуждающей силы субъектов, которая осуществляется индивидуально либо коллективно.

Для современного международного права характерны следующие черты[3].

– все суверенные государства в мире юридически равны;

– существует унификация участия субъектов, а также сферы и характера правового регулирования;

– применение международного права и правотворчества происходит лишь в соответствии с демократическими принципами;

– существует гибкое соединение регионального, универсального, локального, партикулярного правового регулирования;

– дальнейшая гуманизация международного права;

– запрет на применение угрозы силы и самой силы;

– активный рост институтов международного права (комиссии, организации, центры и т.п.);

– постоянное развитие процессуально-процедурных механизмов функционирования международного права;

– организация и внедрение разнообразных механизмов правообеспечения материального, политического, а также уголовного характера;

– международное право становится юридическим гарантом для обеспечения международного правопорядка.

Основное назначение современного международного права – выступать инструментом для поддержания международного правопорядка, обеспечивать равноправное сотрудничество народов и государств при решении сложных проблем современного миропорядка. Международное право является гарантом преемственности между положительными достижениями XX века и смоделированными международными отношениями будущего.

Список используемых источников

1.                 Байтин М.И. Сущность права: Современное нормативное правопонимание на грани двух веков. - Саратов, 2001. С. 331

2.                 Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. / Учебник для вузов. - М.: НОРМА - ИНФРА - М, 2001  - 552с

3.                 Нормативизм в международных отношениях/ Под ред. Романовой В. А. – М.: Генезис, 2012 – 23с

4.                 Садовничий В. А. Теория государства и права – М.: Просвещение, 2012  -387с