Новые принципы геополитики в условиях информационного общества

02.12.2019

Само понятие «геополитика» вошло в оборот более века назад, с течением времени было создано несколько крупных научных школ и концепций по этой проблематике. В классическом понимании геополитика подразумевается в виде борьбы мировых держав за стратегически значимые территории и ресурсы. Постоянный передел мира на зоны влияния и изменения политической карты – это и есть геополитика. В прошлом именно территория, была главным фактором могущества в мире, поэтому все державы стремились расширять свои владения до максимального предела. Каждая из держав это делала по-своему исходя из военных, технических, географических и политических возможностей. Войнами со своими соседями и захватом их территорий в прошлом занимались все государства. Западные державы стремились создать мощную колониальную систему, захватывая земли по всему миру, Россия на протяжении веков занималась внутренней колонизацией, осваивая огромные просторы Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии.

Когда границы расширяющихся держав и их интересы соприкасались друг с другом, геополитическая борьба между ними обострялась, использовались всевозможные методы воздействия на противника. Однако открытое противостояние в виде военных действий между крупными державами происходило редко, намного чаще в ход шли методы латентного воздействия: дипломатия, диверсии, дезинформация и стимулирование внутренних проблем конкурента.

Россия столкнулась с этими методами сразу же, как только заявила о своих геополитических интересах в европейском регионе. Уже начиная с эпохи Ивана Грозного, который первым из русских правителей попытался получить удобный выход в Балтику, наша страна столкнулась не только с международной коалицией Запада, но и мошной информационной пропагандой. Летучие листки, активно распространяемые в Польше и Прибалтике, в красках создавали образ ужасного русского царя и кровожадных русских варваров. Уже со второй половины XVI века Россия познакомилась с классической моделью геополитического противостояния держав моря и держав суши. Главной задачей морских держав всегда являлось не допустить сушу к выходу в моря. Смутное время в России с его иностранной интервенцией поляков и шведов, а также хорошо оплаченной Западом политической авантюрой самозванцев есть ни что иное, как яркий пример геополитической борьбы. В истории любого государства бывают свои трудные моменты, кризисы и гражданские конфликты, вызванные комплексом внутренних проблем, но как только в кризисную ситуацию начинают вмешиваться другие державы, моментально начинается геополитика. Итогом русской Смуты XVII века стало не только ослабление России, но и существенные территориальные потери, в том числе и прибалтийские северо-западные земли, которые отошли к Швеции. На протяжении следующего столетия Россия упорно стремилась получить выходы в моря, однако смогла сделать это лишь в XVIII веке, когда благодаря завоеваниям Петра I и Екатерины II мы получили Балтийское и Черное море, а Россия создала два военно-морских флота. Такое усиление русского мира не просто беспокоило Запад, но и угрожало его интересам. Геополитическое противостояние входило в новую фазу, начиналась большая игра, в которой наша страна имела свои блестящие успехи и тяжелейшие поражения. На протяжении веков оттачивались самые изысканные методы борьбы, придумывались новые комбинации и схемы воздействия.

С течением времени произошли кардинальные изменения в противостоянии мировых держав, современная геополитика перестала ассоциироваться исключительно с территориально-пространственными и силовыми методами воздействия. Не отказываясь от уже имеющихся механизмов, противоборствующие силы все чаще стали прибегать к так называемым методам мягкой силы – комплексному воздействию в сфере информационных технологий. В силу развития глобализационных процессов постиндустриального общества, возрастанию роли киберпространства понимание геополитики существенно расширилось, принципиально изменились взгляды на основы безопасности государства, национальные интересы и политические приоритеты. В современном мире территориальный фактор теряет свое значение и роль. Теперь даже небольшое государство, обладающее высоким уровнем технологий, может стать серьезным игроком на международной арене. По мере того как информация и технологии становились главнейшим фактором геополитической игры, все европейские державы отказывались от своих колониальных владений в мире, предоставляя народам внешнее подобие свободы и независимости. Мы говорим внешние, потому что на смену грубому диктату силы пришли новые, более изощренные механизмы тайной манипуляции правительствами слабых стран и его гражданами. На смену армиям, завоевывающим и удерживающим свои колони, пришли методы финансово-кредитной кабалы, искусственного сдерживания экономического и технологического развития стран, дипломатического давления, что, в конечном счете, приводило к дистанционному управлению этими государствами.

Прощая миллионные кредиты слабым государствам или обещая поддержку отдельным режимам, Запад фактически покупает суверенитет этих стран, в результате чего их представители голосуют в ООН так, как это выгодно заказчику, а армии НАТО могут свободно размещать свои базы по всему миру. Все это позволяет нам утверждать, что мы имеем дело с неоколиниальным переделом мирового пространства. Изменившиеся реалии жизни позволяют углубить изучение геополитики, теперь анализ проводится на различных уровнях: международном, региональном и внутригосударственном, изучаются интересы не только отдельных государств, но и их коалиций. Глобальный мир вносит свои коррективы. В конце ХХ – начале XXI столетий были разработаны и неоднократно испытаны на практике принципиально новые методы оказания давления на другие страны. Использование киберпространства, международного терроризма и «цветных» революций стало нормой современного мира и одним из самых распространенных орудий современной геополитики, а создание точек постоянной напряженности, «управляемого» хаоса в разных концах планеты – является излюбленным рычагом влияния Запада. Перечисленные риски и угрозы современного мира обществоведческой науке еще только предстоит осмыслить и системно проанализировать. И сделать это требуется как можно скорее. Русская обществоведческая мысль продолжает переживать концептуальный и смысловой кризис, вызванный распадом СССР, сменой политических и идеологических парадигм и культурной травмой 1990-х годов. В то время, когда отечественные обществоведы стояли на ментальном распутье и лишь примеряли для себя новые идейные парадигмы и обрисовывали пути развития, Западная научная мысли ушла далеко вперед и придумала целый комплекс нового информационного воздействия на своих противников.

Это информационное оружие не просто может быть использовано против нас, оно уже давно применяется и разрушает Россию.

Забыв или не изучив уроки истории, в прошлые десятилетия мы совершили серьезную ошибку, наивно полагая, что с распадом СССР отношение Западного мира к нам изменится принципиально. Стоит нам отказаться от своего уникального пути развития, который строил Советский Союз, западный мир нас примет с распростертыми объятьями и будет воспринимать в качестве равных партнеров. После целого ряда горьких разочарований постепенно стало наступать отрезвление и понимание реальной ситуации. Большая геополитическая борьба ведущих держав никогда не заканчивается, меняются только методы противостояния и расклад сил на международной арене. Проблема заключается в том, что наши геополитические конкуренты опережают нас на несколько шагов. Различные технологии «управляемого» хаоса, не просто четко сформулированы, но и апробированы в различных странах с разными культурами, менталитетом, конфессиональным и политическим аспектом, и, к сожалению, они показали свою эффективность. С каждым разом технология лишь оттачивается и становится изощреннее. Запад эти технологии применяет уже два десятка лет, а российская обществоведческая наука лишь недавно приступила к их осмыслению и детальному анализу с учетом глобального информационного пространства. А мер противодействия этим угрозам не выработано вообще. В сложившейся ситуации промедление может иметь очень серьезные последствия, связанные с вопросами национальной безопасности.

Осмысление многих вопросов, связанных с геополитическим противостоянием крупных держав, очень часто вызывает непонимание со стороны общественности. Современный человек, не смотря на достаточно высокий уровень своего образования, не готов серьезно и вдумчиво погрузиться в анализируемую проблематику, и очень часто ограничивается лишь поверхностным её восприятием, что приводит его к ошибочным выводам. Современные СМИ активно формируют псевдонаучные представления о так называемой «теории заговоров», сводя к ним практически все сложные политические комбинации. Хотя сами журналисты и авторы этой теории так и не смогли дать четкого и лаконичного ответа на вопрос, какой смысл они вкладывают в это понятие. Часто теория заговоров просто используется как шаблонное клеймо, преподносимое читателю с должной иронией и насмешкой. В такой ситуации хочется вспомнить, что в психологии коммуникации существует много методик переключения внимания собеседника и уведения его сознания от сути проблемы как раз через иронию, насмешку или искусственное доведение беседы до абсурда. «Теория заговора» очень выгодна как раз для тех сил, которые заинтересованы в сокрытии своих истинных целей и методик их достижения. Непонимающее истинной ситуации и вектора развития событий общество всегда намного удобнее для манипулирования.

Современному человеку пора пересмотреть свое отношение к понятию «заговор» и рационально относиться к нему когда речь идет о политике. Вся история человечества – это постоянная цепочка заговоров. Например, смена на престоле многих русских монархов эпохи дворцовых переворотов есть результат заговора элит и гвардии, за подготовкой любой революции, будь-то французской XVIII века или Февральской 1917 года также стоял заговор определенного круга лиц. Деятельность организованной преступности и международного терроризма, тайные договоренности между криминальными авторитетами и группировками боевиков, несомненно, являются заговором. И в этих случаях ни у кого не возникает иронии и или насмешки по поводу использования термина «заговор». Тайные договоренности вынашиваются заранее ограниченным кругом лиц, в конкретных кабинетах и с конкретными целями. Однако стоит нам лишь расширить географию анализа и вместо конкретных людей в схему теневого противостояния поставить отдельные государства, сразу появляется двусмысленная критика и непонимание. И несмотря на то, что тайны и заговоры являются повседневностью большой политики, нам говорят, что изучать это не стоит, так как проблематика выходит за рамки научной респектабельности, это пример плохо тона в науке. При подаче информации в таком ключе видится неприкрытое желание не только манипулировать сознанием масс, но дискредитировать узкий круг специалистов, способных грамотно перехватить угрозу, своевременно проанализировать её и доступным языком объяснить гражданам.

В современном мире главным орудием достижения геополитических задач становится именно информация и кто ей сможет грамотно распорядиться и воспользоваться, тот и одержит победу.

К сожалению, в современном гуманитарном образовании высшая школа практически нигде не преподает студентам три основополагающих теории: теорию систем, теорию информации и теорию управления. Это очень плохо, так как даже поверхностное осмысление основных принципов этих теорий, позволяет нам понять, что наиболее значимыми в любой социальной системе являются каналы взаимосвязи между отдельными элементами. В случае потери элемента или целой социальной группы, в системе срабатывают принципы взаимозаменяемости, когда на место утерянного элемента встанут другие, а вот если каналы и механизмы взаимодействия между ними будут разорваны, система стоит на грани своей гибели. В силу того, что сильные державы никогда не перестают противостоять друг другу, всегда вынашиваются планы нанесения удара по самым слабым и болевым точкам противника. И если раньше в роли ударного кулака была армия, то теперь большую роль отводят информации, которая становится мощным оружием в умелых руках. Для того чтобы вытеснить своего конкурента или существенно ослабить его на геополитическом пространстве, необходимо разорвать его внутреннюю систему, создать точки напряженности внутри общества. Заставьте народ поверить в ложные ценности, выгодные государству конкуренту и такой народ сам уничтожит себя, нужно будет только немного подтолкнуть его к решительному шагу. Для этого создается специальный информационный контент, который способствует разрыву социальных связей страны, усиливает энтропийные процессы. Принцип разделяй и властвуй, сформулированный тысячелетия назад, по-прежнему остается актуальным, однако в наши дни приобретает новую форму. Бесспорно, для достижения этих целей требуются не только большие денежные средства, но и достаточное количество времени, когда выращиваются целые поколения с измененными мировоззренческими ценностями. В этом и заключается теория информации и управления в переложении ее на гуманитарный уровень понимания. Стимулируя внутренние противоречия, и поддерживая антигосударственные силы, нашим геополитическим конкурентам удалось добиться колоссального успеха в 1917 и 1991 годах, полностью изменив политическую карту мира и ход истории. Политические и экономические дивиденды, которые были получены Западом в результате распада Российской, а затем и Советской империй, колоссальны. И в этом нет никакой теории заговора, есть только большая геополитическая борьба.