От гибридной войны к гибридному праву?

Источник: http://www.offiziere.ch
Источник: http://www.offiziere.ch
10.04.2017
США пытаются создать новый механизм для глобального контроля и преследования несогласных.

В пятницу7 апреля представители комитета Сената по иностранным делам Боб Коркер, Бен Кардин, Роберт Менендес, Тодд Янг, а также бывший кандидат в президенты США Марко Рубио представили законопроект, направленный на создание смешанного трибунала, члены которого будут заниматься преследованием представителей сирийской власти. 

Он носит название Syrian War Crimes Accountability Act.

В нем предлагается механизм для извещения Государственного департамента США о «военных преступлениях, преступлениях против человечности и геноциде в Сирии с оказанием необходимой помощи для создания переходной судебной системы, чтобы привлечь Асада и его режим за содеянное».

Прямым текстом во время представления законопроекта действующий президент Сирии был обвинен в многочисленных преступлениях.

Теперь этот документ должен быть рассмотрен в Сенате, а позже - в Палате представителей и подан на подпись президенту США.

В конечном итоге, данный законопроект предусматривает создание так называемого гибридного трибунала, который займется расследованием и определением меры наказания (для представителей действующего легитимного правительства Сирии).

В последнее время на слуху термин «гибридная война», который также является разработкой американских авторов из числа военных. А что представляет собой гибридный трибунал?

Этот новый тип уголовных органов был создан в конце 1990-х гг. и получили название «гибридных судов». На тот момент этот термин обычно использовался для обозначения:

- специальных групп окружных судов Дили;

- суда по Сьерра-Леоне;

- чрезвычайных палат в судах Камбоджи.

Некоторые авторы также добавляют в этот список Специальный Трибунал по Ливану, Программу международных судей и прокуроров в Косово, Высший Суд в Ираке.

Они имеют общие черты с другими международными уголовными органами и состоят из независимых судей, работающих на основе заранее определенных правил процедуры и принимающих обязательные решения. ООН сыграла ключевую роль в их создании. Как Международный Трибунал по Бывшей Югославии и Международный Трибунал по Руанде, они представляют собой специальные учреждения, созданные для решения конкретных ситуаций в течение ограниченного периода времени и являющиеся результатом особых политических и исторических обстоятельств.

Но во всех случаях их природа неоднозначна, и в то же время учитываются международные и национальные особенности. Все они состоят из международного и местного персонала и применяют совокупность международного и национального и процессуального права, отсюда термин «интернационализированные» или «гибридные» трибуналы.

Однако действительно ли они являются международными и насколько адекватно представлена национальная сторона? Опыт МТБЮ показывает, что многие решения были заведомо ангажированы и применялись избирательно. Козлом отпущения во многих случаях стала сербская сторона. Независимые расследования по Сребренице показали, что официальная западная версия массового убийства сербами мусульманского населения не соответствует действительности. Были подтверждены факты убийства этнических сербов и намеренной доставки трупов из других мест, чтобы создать видимость массовой казни.

Фактически, в конце 90-х и начале 2000-х гг., когда существовала глобальная однополярная система, гибридные трибуналы являлись инструментом западного влияния, действуя как юридическое прикрытие доктрины «Ответственность защищать», примененной Биллом Клинтоном для интервенции на Гаити и в Югославии.

Эта доктрина потом была взята на вооружение ООН, которая являлась площадкой проведения интересов Вашингтона. Очевидно, что и СБ ООН не может принять эффективных решений, что подтверждается последней атакой США на Сирию 7 апреля. Если бы подобный акт агрессии или даже свое суверенное право на осуществление военных действий (что согласно нормам международного права имеют фактически все государства, не зависимо от их размера, мощи и статуса, исключение составляют немногие, например, Япония) осуществила какая-то другая страна, то реакция Запада была бы вполне предсказуема. Но когда США бомбит другое государство, это фактически становится нормой. Явно, что создавая прецедент, Вашингтон подразумевает возможность в будущем сделать такую норму и юридической. И хотя президент США юридически имеет возможность отдать такой приказ, последнее действие Дональда Трампа подверглось критике внутри США со стороны различных групп, поставив под вопрос функции Конгресса.

Необходимо упомянуть и Международный Уголовный Суд, который до сих пор не признают США (устав был подписан в 2000 г., но через два года подпись была отозвана). Отсюда становится понятным интерес создания конкретных гибридных трибуналов.

Вместо того, чтобы поддержать действительно международную инициативу, в которой над проблемами могли бы работать незаинтересованные стороны, американцы будут и дальше плодить многочисленные инструменты для проведения своей политики. В данном случае - наказания несогласных и, что очевидно, невиновных в тех преступлениях, которые, скорее всего осуществили либо третьи лица, либо собственная агентура Вашингтона с целью провокации.

Конечно, следует обратить внимание на логику двойных стандартов США. Почему не предлагается создать гибридный трибунал по Йемену, где коалиция под руководством Саудовской Аравии причастна к убийству тысяч мирных граждан, включая женщин и детей? Международными экспертами доказано и применение британских боеприпасов в бомбардировке мирных кварталов городов Йемена. А где гибридный трибунал по Мексике, где в нарковойнах погибли десятки тысяч граждан этой страны? Не по той ли причине США умалчивают эти злодеяния, что именно Вашингтон в свое время инициировал эти нарковойны для своих целей, оставаясь полностью безразличным к многочисленным жертвам? Символично, но теперь они хотят отгородиться от Мексики еще и стеной! 

Гибридная война  предполагает наличие разных представителей в условной единице - территориальной, а в случае гибридного трибунала это административно-судебная инстанция. Т.е. в обоих случаях есть одна характерная особенность, присущая эпохе постмодерна. Это - множество (multitude), о котором писали Антонио Негри и Майкл Хардт. Данная совокупность действует через разнообразные процессы сетевой власти, которая доминирует над национальными государствами и, в конечном счете, принадлежит американской империи. При этом множество, по Негри и Хардту, противостоит концепции народа.

В случае с гибридными трибуналами, опасность состоит в том, что множество, будучи действующим коллективным лицом судебной инстанции, станет действовать не в интересах народов и суверенитетов, а приводить к размыванию устоявшихся правовых традиций и разрушать институты власти.

А в образовавшийся вакуум хлынут агенты Запада, и не только со своими нормами либерально-демократического права, но с доктриной политической исключительности и гносеологического расизма.