Пакистан и новая геополитическая реальность

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

08.05.2018

Первого мая отмечалось 70-летие со времени установления дипломатических отношений между Пакистаном и СССР (Россия выступает как правопреемник Советского Союза).

В официальном сообщении МИД Пакистана, посвященному данному событию, было сказано: "Мы считаем, что долгосрочное многоплановое стратегическое партнерство между двумя странами будет взаимовыгодным для народа Пакистана и Российской Федерации и будет способствовать региональному миру и стабильности".

В заявлении Российского МИД было сказано, что "главы внешнеполитических ведомств с удовлетворением отметили высокий уровень российско-пакистанских межгосударственных связей, базирующихся на принципах равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга, а также конструктивный характер взаимодействия в мировых делах, в том числе на площадках ведущих международных организаций, прежде всего ООН и ШОС. С обеих сторон подтвержден настрой на последовательное углубление двустороннего политического диалога, развитие многопланового сотрудничества в контртеррористической, торгово-экономической и других практических областях в интересах народов России и Пакистана".

Это не просто конструктивные взаимодействия и многоплановое сотрудничество. Потепление отношений между двумя странами проходит на фоне растущего кризиса взаимоотношений между Россией и Западом. Пакистан в то же время резко удаляется от своего старого патрона — США. Политика не терпит пустоты, поэтому вполне логично, если американское место займет Россия, ведь по геополитической значимости только Москва может заменить Вашингтон. Не только заменить, но и грамотно сбалансировать, учитывая традиционные связи Москвы с Нью-Дели и общие интересы на евразийском пространстве.

В марте 2018 г. бывший глава МИД Пакистана Хаваджа Мухаммад Асиф в интервью пакистанским СМИ заявил, что отношения с Россией улучшаются из-за эффективной внешнеполитической деятельности правительства. В то же время существует дефицит доверия с США по причине того, что Вашингтон пытается строить политику на неравноценной основе. Но Пакистан никогда не пойдет на компромиссы за счет национальных интересов и достоинства своей страны.

Политика Белого дома в отношении Пакистана в последние месяцы характеризовалась рядом ультиматумов. Наиболее одиозным заявлением администрации Трампа стала угроза о внесении Пакистана в список государств — спонсоров терроризма. В ответ Исламабад отказал США в предоставлении своей территории для транзита в Афганистан, а также приостановил передачу данных спецслужб.

Практически открыто высокопоставленные чиновники и, особенно, военные Пакистана стали обвинять США в дестабилизации их страны через различные формы управляемых конфликтов. Пересмотр отношений двух государств дошел до исторического ревизионизма. Советник премьер-министра по национальной безопасности Насир Хан Джанджуа заявил, что и втягивание их страны в войну в Афганистане было делом рук Вашингтона, который пугал «коммунистической угрозой», а Пакистан по ошибке принял это за чистую монету. Далее вывод советских войск и нежелание Вашингтона привел к захвату власти талибами. А после террористической атаки в Нью-Йорке в 2001 г. последовала очередная оккупация. На этот раз — американская. Кстати, пакистанские эксперты по терроризму все чаще замечают, что методички, распространяемые ранее среди афганских моджахедов, а теперь и среди потенциальных сторонников ИГИЛ, были подготовлены в одном из университетов США. И вся эта нестабильность напрямую сказывалась на Пакистане. Довольно сложная географическая среда, где граница тянется две с половиной тысячи километров напрямую способствовала как потоку беженцев, так и перетеканию групп террористов, оружия и наркотиков.

Впрочем, если следовать формуле Карла Шмитта о смысле политических отношений, то оппозиция друг-враг не является константой. Времена меняются, меняются и интересы. Если вчера Россию (СССР) рассматривали в Пакистане как агрессора, то сейчас говорят о глубоких культурных связях и помнят русских солдат как настоящих воинов, в отличии от американцев, которые умеют только бомбить (ставка на господство в воздухе при сухопутных операциях была сделана в США еще во время Второй мировой войны — от фосфорных бомбардировок Дрездена и ядерной атаки на Японию до нынешнего времени в мышлении Пентагона принципиально мало что изменилось).

Конечно, старая афганская рана — это один из эпизодов прошлого двух стран. Если говорить о настоящем, то в недавней публикации, посвященной российско-пакистанским отношениям, автор из Исламабада отмечает, что "новое урегулирование отношений между Пакистаном и Россией - это симбиозный реализм, который нарушает конвенциональную мудрость. Это, по сути, парадигмальный сдвиг в глобальной политике. Старые союзники, такие как США и Пакистан, дрейфуют на фоне меняющейся геополитики".

Кто точно не дрейфует, так это США, хотя некоторые решения Трампа на первый взгляд кажутся явно противоречащими выработанной стратегии последних десятилетий. Вашингтон лишь пытается сохранить свою роль и статус мирового гегемона. А вот Пакистан явно вырабатывает новые внешнеполитические векторы, которые сталкиваются с ревностью Вашингтона и его желанием только одному контролировать всех и вся, что лишь усугубляет текущие политические трения.

Что касается России, то можно сказать, что кардинальная перемена во взаимоотношениях между двумя странами произошла еще в 2015 г., когда на совместном саммите ШОС и БРИКС в Уфе Пакистан присоединился к Шанхайской Организации Сотрудничества. В том же году было снято эмбарго на поставку оружия в Пакистан и в августе был подписан контракт на сумму в 153 млн. долл. на покупку Пакистаном боевых вертолетов российского производства. За этим последовали совместные военные маневры — как на российской, так и на пакистанской территориях.

В середине 2017 г. между российской компанией Газпром и пакистанской компанией OGDCL, занимающейся добычей газа и нефти, был подписан меморандум о взаимопонимании, ставящий целью развитие двустороннего сотрудничества, создания совместных предприятий и применения новых технологий.

А в начале 2018 г. подписано соглашение о сотрудничестве между странами в области обмена данными спецслужбами.

Возможно, для других стран подобные события являются регулярной рутинной работой, однако для России и Пакистана проведенные мероприятия и многочисленные текущие переговоры являются показателем беспрецедентного уровня сотрудничества. И это всего лишь начальный этап.

Афганистан является еще одним звеном, объединяющим две страны (а также соседний Иран, который участвует в переговорном процессе). В установлении мира и стабильности в этой стране реально заинтересованы как Москва, так и Исламабад.

США, которые содержат обширный воинский контингент в этой стране, прекрасно понимают, что если они уйдут, то вряд ли когда смогут вернуться назад. А это значит, что будет потеряна возможность многостороннего контроля за многими странами из сердца Центральной Азии.

Тем не менее, даже источники в США подтверждают, что несмотря на оказываемую поддержку со стороны Вашингтона и НАТО, силы безопасности Афганистана за последний год стремительно деградировали. Похоже, по причине не понимания того, что действительно происходит на земле Афганистана и как разрешить нынешний кризис, США применяют старый метод ковровых бомбардировок - за первый квартал 2018 г. коалиция США сбросила больше боеприпасов, чем за такой же период любых предыдущих 15 лет, в течении которых американские военные бесчинствуют в этой стране.

Но поступательный переговорный процесс и опыт всех государств, задействованных в урегулировании, рано или поздно вынудит Вашингтон убраться из Афганистана.

Что касается стратегических экономических инициатив, то следует отметить, что весной 2018 г. в Пакистане был торжественно открыт Китайско-Пакистанский Экономический Коридор (КПЭК), который начинается в порте Гвадар на побережье Индийского океана и, пересекая пакистано-китайскую границу, заканчивается в китайском г. Кашгар, находящийся вблизи от границы с Киргизией (165 км). Пока построена ветка автомагистрали, но уже ведутся работы по прокладке железнодорожной линии.

В контексте ведущихся разговоров о сопряжении проектов Евразийского Экономического Союза и китайского «Один пояс — один путь» (о чем было анонсировано на упомянутом ранее саммите в Уфе) данный коридор может представлять прекрасную логистическую возможность для России. Между КНР и Киргизией уже имеется, хоть и не высокотехнологичная, но все же действующая транспортная инфраструктура через перевал Торугарт. Поэтому, пусть не напрямую, но для России может быть обеспечен выход в Индийский океан (второй возможный маршрут — через Иран). При этом в сохранении и развитии инфраструктуры будут заинтересованы как минимум три стороны — Россия, Китай и Пакистан.

Хотя Исламабад уже давно является стратегическим партнером Пекина (особенно в свете совпадения взглядов на общего соседа — Индию), руководство страны все же заинтересовано в диверсификации взаимоотношений. В Пакистане уже даже говорят о потенциальной возможности появления РПЭК — Российско-Пакистанского Экономического Коридора. Он мог бы стать дополнительным проектом и для оздоровления российской экономики. Взаимный выход на рынки двух стран в различных секторах был бы полезным как для государств, так и для представителей различного уровня бизнеса.