Парадигма монополярья в полицентричном мире

23.07.2021
Рецензия на монографию Л. В. Савина «Ordo Pluriversalis: Возрождение многополярного мироустройства»

Мыслитель и лидер Евразийского движения Александр Дугин уверен, что  лучшая из систем – многополярное мироустройство, идущее на смену «унополярью»1. Отстаивание многополюсной модели миропорядка – лейтмотив анализируемой  монографии политолога Л. В. Савина 2. Книга  посвящена 100-летию выхода в свет работы князя Н. С. Трубецкого «Европа и человечество» – первого, по мнению Дугина, собственно евразийского текста евразийца номер один «в преодолении Запада изнутри». Информационно-аналитическое издание «Геополитика», возглавляемое Леонидом Савиным, своей ярой ортодоксально проевразийской позицией побудило Государственный департамент США счесть этот альтернативный политический ресурс одним из столпов «экосистемы российской пропаганды и дезинформации». Редакция же этого портала считает санкции карательными - «частью последовательного давления на альтернативные источники информации, не принимающие неолиберальную повестку дня и однополярный мир».

Системный аналитик Леонид Савин проводит «мозговой штурмаудит»  для выявления диспозиции противоборствующих систем и выработки правил и механизмов становления и функционирования глобальной безопасности для всех. Констатируется факт, что старая модель «хорошая демократия против плохого авторитаризма» уже не работает;  что потребны альтернативы устаревшим шаблонам и догмам; что западный  мейнстрим неолиберализма-мондиализма уступает позиции многополярному миру с приматом консервативных ценностей. Изменения становятся триггером модернизации и адаптации прежних моделей и схем международных отношений.

Данная экспертная оценка  многополярности – тезаурус не-Западного подхода к многовариантной перспективе мироустройства.

В монографии переосмысливаются фундаменталы государственности, включающие в себя религию, экономику, мировоззренческие особенности народов, отношение ко времени и пространству, темы безопасности и суверенитета, национализма и цивилизаций. Это многоуровневое исследование полицентричной структуры глобальной политической системы базируется на обилии иллюстрирующих фактов и содержит оригинальные экзистенциально-сущностные выводы.

Баланс сил – закон политики и условие невойны. Биполярное расстройство – это недомогание политики и обострение противоречий в социуме. С распадом СССР закончилось равновесие взаимосдерживающих полюсов. Для глобальной безопасности такой сбой в отлаженной системе гашения конфликтов по резонансу соотносим с природным катаклизмом разлома земной коры, когда  Северо-Американская и Евразийская тектонические плиты разошлись и возникли гигантские рифты – опасность последствий разбалансировки паритета сил: соблазн безнаказанного удара по онтологическому врагу. И пафос Фултонской речи 1946 года Уинстона Черчилля  подтверждает эту аксиому: «старая доктрина равновесия сил теперь непригодна. Мы не можем позволить себе – насколько это в наших силах – действовать с позиций  малого перевеса, который вводит во искушение заняться пробой сил». Следовательно: даже малый перевес стратегических сил провоцирует экспансию.

"Однополярный момент" американоцентнричного миропорядка длился с конца 1991 (распад СССР) по 15 сентября 2008 года (крах Lehman Brothers). США всё ещё сверхдержава. Но не глобальный страж, а центр гравитации: медиатор. Учёные Дж. Най и Р. Кеохейн считают, что в качестве глобального регулятора достаточно одного сильного государства, способного утверждать основные правила, регулирующие межгосударственные отношения, и обладающего волей поступать таким образом. Формирующийся параллельный центр силы гегемонистски претендует на свой мировой China-пояс. Однако в краткосрочной перспективе не наступит «эпоха двух полюсов».

Китай «мягкой силой» добивается желаемого. Он удачно использовал глобализацию для проведения модернизации без вестернизации. Упорно  формирует собственное геополитическое (ШОС, БРИКС) и геоэкономическое (зоны свободной торговли) пространства. Своим амбициозным проектом «Один пояс – один путь» убивает сразу трёх зайцев: 1) предотвращает падение в «бездну от надвигающегося снижения темпов экономического роста»; 2) строит и защищает военными базами свои инфраструктурные объекты; 3) ввязывает развивающиеся страны в орбиту китайских стратегических планов. В их старинных стратегмах говорится о доминировании над другими странами в экономической, культурной и военной сферах и о «международном порядке, основанном на однополярной системе», правила в которой устанавливает только Китай. Наверняка не забыто ими  трёхсотлетнее геополитическое противостояние с Россией. После Даманского конфликта 1969 года пока китайцев устраивает «гармоничное соседство» с РФ, рассматриваемой «тылом» китайской геополитики. Но есть у них прозапас и геостратегия кнута: установления временного союза с отдалённым государством для разгрома ближнего врага. Пекин умеет извлекать максимальные дивиденды – даже из крушения биполярности США-СССР.

В меняющемся мире азимут геополитического противостояния уже не Запад-Восток, а соперничающие конгломераты: Европейский Союз, Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА), зона «большой китайской экономики», Япония и группа стран АСЕАН. Мир институционально попарно консолидирован (НАТО-ОДКБ, Г7-ШОС, ЕС-СНГ)3. Слишком взаимозависимому мироустройству (в США фармацевтика из Китая) благоразумнее придерживаться вектора «консенсуса легитимности, суверенности и управления».

Но в нынешнем конфронтационном «трёхполюсье» трудно достичь гармонии в международных отношениях. Модель многополярья родилась с упрочением Венском конгрессом 1815 года геополитики как стратегии обеспечения безопасности и справедливости в международных делах. Многополярность соответствует нынешней геостратегии России, придерживающейся линии «балансирующей равноудалённости» (или «равноприближённости»).

Книга Л. Савина – методология оценки возвращающейся многополярности: концентрат проподевтики (начала начал), анамнеза (что предшествовало), диагностики (что есть) и прогноза (что будет) нынешнего переходного состояния переформатирования миропорядка. Как особый идентификационный элемент, важный для государственности, рассматривается концепция стратегической культуры 4.

В условиях многополярного противоборства «всех против всех» неточное знание противника опасно для Генштабов. Эта уязвимость стоила Иоахиму фон Риббентропу виселицы, а Адольфу Гитлеру поражения в войне. Для разработчиков систем новых международных отношений и глобальной политики полезно ознакомиться с выдвинутыми Л. Савиным концепциями: теорией неоплюрализма, синтезом эстетической политики и четвертой политической теорией. Особо притягательна для внелиберально ориентированных авторская теория устойчивой политики, которая опирается на целостное консервативное мышление. Основой сближения сторонников устойчивого равновесия в мировом сообществе может стать отвержение радикального либерализма, что характерно для европейских как социал-демократов, так и для правых республиканцев – голлистко-аденауэровского типа. Россия в ситуации анархических беспорядков в позапрошлом веке сменила парадигму духовно-гражданской ориентации общества – на умеренный либерализм. «Только энергия разумного и либерального консерватизма, – писал российский учёный и политик Б. Н. Чичерин, – может спасти общество от бесконечного шатания».

Поражает в книге Л. Савина обилие предлагаемых научных методик описания нового типа мироустройства:  система систем, неофункционализм, комплексные адаптивные системы, реляционизм, мультиплексность, полилог, систаза и синерезис.

Слепые зоны туннельного мышления человека эпохи постмодерна в авторской фокусировке обретают “зрячесть”. Что раздвигает границы познания как человека, так и мира. Это знакомство с евразийско-консервативной точкой зрения на полицентричность поможет системной аналитике в выработке оптимальных внешнеполитических стратегий и многополярно-полицентричноплюриверсальному подходу в политических науках, столь необходимых новаций для системы глобальной безопасности в период турбулентных геополитических пертурбаций. Потенциал конфликтогенности в многополярье зависит от результата стратегической интеграции его составных компонентов, под единым зонтиком сильной державы в функции всемирного рефери в спорах. Такой подход близок к идеям Карла Шмитта,  Ричарда Роузкранца, и Александра Дугина.

__

1 Униполярный и однополярный -  синонимы. По-английски, “unipolar” или “monopolar.” В английском переводе, будем употреблять “monopolar.”  

2 Ordo Pluriversalis: Возрождение многополярного мироустройства. Издательский дом «Кислород», Москва, 2020. Издание на английском переводе опубликовано под названием Ordo Pluriversalis: The End of Pax Americana and the Rise of Multipolarity.” Black House Publishing Ltd, London , 2020.

3 НАТО: Организация Североатлантического договора; ОДКБ: Организация Договора о Коллективной Безопасности; Г-7: Группа Семи; ШОС: Шанхайская организация сотрудничества; ЕС: Европейский Союз; СНГ: Содружество Независимых Государств.

4 Интересно, что автор читал дипломатам и военным в George C. Marshall European Center, Germany,  свой спецкурс “The Russian Mind.” В ходе курса, большое внимание было уделено «стратегическому значению культуры».

Опубликовано в Global Security and Intelligence Studies • Volume 6, Number 1 • Spring / Summer 2021.