Полковник, Политрук, Премьер-Министр

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

15.11.2017
Четвертого октября 2017 г. Ухнаагийн Хүрэлсүх стал премьер-министром Монголии. Нам не пришлось долго ждать реакции западных СМИ, которые испугались и стали лихорадочно сравнивать его с президентом Путиным. Так какой был путь к власти у полковника армии и главы монгольского клуба фанатов Харли-Дэвидсон?
 
Политический шанс Хурэлсуху дала типичная для Монголии перестановка в правительстве. Ни одно правительство Монголии не продержалось до конца четырехлетнего срока с 2004 года. Новость об уходе премьера Жаргалтулгына Эрдеэнбата седьмого сентября ни для кого не стала сюрпризом. За его отставку проголосовал парламент страны после обвинения в коррупции – а именно раздачи контрактов дружественным компаниям. Существует мнение, что его уволили после неожиданного поражения его партии (Монгольская Народная Партия – левосторонние) на выборах президента. И хотя на переходный период дается 45 дней, уже меньше чем через месяц страна увидела нового премьера - Ухнаагийна Хүрэлсүха. Следовательно, можно предположить, что был предварительный план замены правительства. 
 
Хурэлсух начал карьеру после окончания военного ВУЗа в должности политрука, когда он стал работать в ЦК Монгольской Народной Партии. Впоследствии он дважды снова получал высшее образование в области политологии и госуправления. В 2000 году Хурэлсух избрался в парламент и со временем дорос до ранга министра. Министерскую карьеру он начал, возглавив министерство чрезвычайных ситуаций (2004-2006), затем профессиональной инспекции (2006-2008) и, наконец, дважды став заместителем премьера.
 
Из открытых источников и опубликованной биографии можно только неточно предсказать каким будет Хурэлсух во власти. При этом есть три фактора, которые указывают на то, что его назначение поможет Монголии дальше сближаться с Россией. Во-первых, военное образование, полученное во время глубокого сотрудничества с СССР, могло заложить дружественный идеологический фундамент, особенно имея ввиду его специальность политработника. Наши оборонные ведомства всегда были крайне близки, и Монголия во многом координировала свои устав и программу подготовки военных кадров с СССР. В настоящее время наши страны тоже проводят регулярные совместные учения. Во-вторых, долгая карьера в партии-преемнице Коммунистической Партии Монголии могла дальше способствовать развитию симпатий к остальным странам бывшего советского блока. В-третьих, следует отметить весьма озабоченный тон западной прессы по отношению к Хурэлсуху. Большинство упоминаний на английском обсуждают совместимость интересов Хурэлсуха и Владимира Путина. Оба ведут активный образ жизни и регулярно снимаются фотографами на природе. Надо заметить, что в высших эшелонах власти России подобное уважение к спорту и отдыху на природе присуще не только президенту. Соответственно, может получиться как с президентом Монголии Баттулгой на чемпионате дзюдо в Будапеште – наши лидеры смогут лучше понять друг друга за счет общих интересов.
 
К сожалению, имеет место и фактор, указывающий в противоположную сторону. Сразу после избрания Хурэлсуха, МВФ с новой силой продолжил переговоры о помощи монгольской казне в сумме до пяти миллиардов долларов. Продолжающаяся зависимость монгольского правительства от зарубежной помощи, конечно, суживает спектр допустимых внешнеполитических действий Хурэлсуха на посту премьер министра. Но, в целом, вероятность нахождения общего языка с Хурэлсухом высока, как на личном уровне, так как и логическое продолжение общих тенденций сближения интересов наших стран. 
 
Из конкретных мер может быть стоило бы акцентировать внимание на сотрудничестве со спортивными ассоциациями, важными для монгольских руководителей. Хурэлсух является президентом клуба любителей мотоциклов Харли-Дэвидсон. Можно представить три направления работы с личными интересами Хурэлсуха - развитие совместных мото пробегов, открытие трансграничных маршрутов для байкеров и организация совместного технического обеспечения клубов. Благо, в России есть большие организации любителей мотоспорта. Похожим образом стоило бы работать с интересами президента Баттулги в дзюдо. Хотя в Монголии и формируется традиция частой ротации кадров, связи с влиятельными общественными организациями, находящимися под патронажем власти, были бы правильным шагом для продвижения российской мягкой силы в этой стране. А на время правления Хурэлсуха и Баттулги улучшило бы и личные взаимоотношения наших лидеров. 
 
В заключение стоит еще раз подчеркнуть, что последние перестановки в вертикали власти Монголии могут быть восприняты умеренно оптимистично. Многие факторы указывают на продолжение сближения интересов наших стран на ближайшие годы.