Признаки приближения Консервативной Революции очевидны

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

13.10.2017
Каковы духовные, интеллектуальные и идеологические корни Октябрьской Революции?
 
Главными причинами трагедии 1917 года были – 1) Утрата дворянством en masse своей социальной ответственности и, как следствие, его (дворянства) легкомысленное отношение к происходящему: ликование по поводу Отречения, нежелание соотносить свой образ жизни с новыми реалиями,- во всё время беспорядков 1917 года, в том числе и 24-го октября, в Петрограде люди, как ни в чём не бывало, сидели в кафе и ресторанах, ходили на концерты, в театры и друг к другу в гости; 2) Утрата высшей аристократией и политическим классом в целом понимания ответственности за страну: все изо всех сил подталкивали Государя к отречению, не сознавая, по сути, ни близких, ни более отдалённых последствий такого шага; 3) Неподготовленность многих министров всех составов Временного правительства к управлению государством: у большинства из них, в лучшем случае, был опыт работы в земстве, т.е. местном самоуправлении; 4) Тотальное увлечение образованной публикой западными теориями, разработанными для иных условий; 5) Проникновение левых идей во все слои общества: левацкие настроения были широко распространены даже в Великокняжеской среде,– это те измена и предательство, о которых писал царь Николай; 6) Интеллектуальное высокомерие интеллигенции, приведшее её к отказу от духовных основ, повальной подмене веры позитивистской гордыней, теософским умствованием, агностицизмом и/или примитивным мистицизмом; 7) Гипертрофированно-жертвенная самооценка Императора: он внутренне всегда готов был купить своею кровью сияющее будущее России, акт отречения от престола он видел как самопожертвование во имя страны, а Самодержец не для того поставлен на своё место, чтобы бросать власть под ноги под каким бы то ни было давлением; 8) Отставание социального развития от экономического прогресса, политический инфантилизм общества и большинства партийных деятелей. 9) Наличие фанатичной политической силы (большевиков), не связывающей себя никакими моральными принципами и готовой в любой момент и по любому поводу применять жёсткое насилие без оглядки на какие-либо факторы, кроме безоглядной убеждённости в своей исторической правоте и жажды власти. 
 
Почему этот государственный переворот произошёл именно в России и в какой мере речь идет об «импортном проекте»?
 
Социальные катаклизмы происходят не тогда, когда людям живётся совсем плохо, но тогда, когда большинство не устраивает темп роста его благосостояния. Россия бурно развивалась, социальный и политический прогресс не успевал за экономикой, материальные разрывы между разными слоями общества были чрезмерны. В этом Россия оказалась самым слабым звеном среди европейских стран. Когда социальное напряжение растёт во время войны, то у противника всегда есть желание внутренне разрушить своего оппонента. Роль содействия германского генерального штаба приходу к власти большевиков хорошо известна. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов также традиционное и для Англии, и для Франции стремление усилиться за счёт взаимного ослабления Германской и Российской империй. Однако, нельзя забывать, что никто извне ничего не сможет сделать, если общество к этому не готово: в России же большинство народа жило по своим традициям, а элиты привычно воспринимали «на ура» любые веяния, идущие из Западной Европы. Вспомним, что сказал Господь: «… всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф 12:25) и «Если царство разделится само в себе, не мо-жет устоять царство то; и если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот» (Мк 3:24-25).
 
Советский режим породил специфическую идеологию, именуемую и религией советской цивилизации. Каковы причины и характерные черты советолатрии? Как объяснить тот факт, что по после более четверти века вирус советского коммунизма все ещё распространен в России и других странах бывшего социалистического лагеря?
 
Любое общество и любая власть нуждаются в своей мифологии, своих святых и своих мучениках за идею. Естественно, возникли они (высшая ценность партии и героика революции и гражданской войны; «вожди», потом только Ленин и Сталин; жертвы борьбы с контрреволюцией – Урицкий, Чапаев, Щорс, Котовский, Фрунзе) и у коммунистов. Кроме того, надо помнить, что изначально все самые известные будущие революционеры были искренне верующими: наиболее яркие примеры – Ульянов (Ленин), Дзержинский, Бронштейн (Троцкий), Джугашвили (Сталин). Поэтому формирование идеологии по квази-религиозной модели было для них вполне натурально. Но устойчивость вируса советизма объясняется не только его псевдорелигиозной природой. Человеку слабому (а таких – абсолютное большинство) свойственно избегать ответственности, а советская власть его от неё освобождала. К тому же надо учитывать ностальгию по своей молодости и якобы высоким социальным гарантиям. Кстати, присуще всё это вовсе не только советскому человеку. Недаром и сейчас многие на Западе нам говорят: как вы могли отказаться от коммунизма, у вас же всё было бесплатно?
 
Критики советского эксперимента чаще всего касаются политических и экономических последствий, оперируя в качестве системы сравнения западной демократией. Почему аспекты религиозного, духовного, метафизического порядка зачастую остаются на заднем плане?
 
Дело в том, что мы живём в мире бушующего, особенно на Западе, секуляризма. Из него изгнаны дух, религия, метафизика. Так как же можно критику над ними не задумываться? Обвинят в неполиткорректности и сделают – не дай-то Бог – изгоем!
 
Многие считают, что либерализм и коммунизм представляют диаметрально противоположные идеологии. Но при более внимательном изучении, выясняется целый ряд поразительных совпадений и комплементарных аспектов. Как бы Вы охарактеризовали различия и сходства этих двух политических теорий?
 
А что удивительного в том, что они похожи, как близнецы-братья? Оба – левые идеи. И тот, и другой убеждены в самодостаточности человека и строят Царство Божие на земле, только по-разному. И тот, и другой нетерпимы к иной точке зрения. Даже раннее половое воспитание, свободная любовь, ювенальная юстиция и «нормальность» гомосексуализма, которые нам преподносят, как достижения либерального мира и светлое завтра всего человечества, есть всего лишь кошмарное коммунистическое позавчера из СССР образца 1920-х годов.
 
Некоторые исследователи утверждают, что коммунистический проект нашел свое логическое продолжение в глобалистском проекте. В какой мере, по Вашему мнению, данный подход является обоснованным?
 
Только в том смысле, что оба проекта – левые. А так – любой проект стремиться занять всё пространство: вспомним ещё древние империи.
 
В посткоммунистическом пространстве, да и на Западе, русофобия подпитывается искусственно поддерживаемой путаницей (наложением образов) между Советским Союзом и Россией (до 1917 года или после 1991 года), а преступления бывшего коммунистического режима приписываются русскому народу. Это равнозначно тому, если бы нацизм вменялся в вину немецкому народу, что должно было бы автоматически вызывать германофобию. Кому выгодна данная подмена понятий и каким образом возможно её преодолеть? 
 
Выгодно это тем, кто забронзовел в своём тщеславии и не хочет расти над собой, не желает адекватно оценивать свои действия и ошибки. Тогда проще всего обвинить в своих неурядицах кого-то со стороны. А тут и идти далеко не надо: наше нежелание следовать изжившим себя либеральным стереотипам воспринимается «политкорректным» миром, как вызов. Ну и, естественно, сразу всплывает в памяти страшный советский медведь, который имел иную, отличную от Запада, позицию. К тому же западным нациям непонятно, как можно так долго сохранять единство и управляемость столь обширных наших пространств. Похоже, это вызывает у некоторых прямо-таки мистический ужас. Кроме того, сказывается и старый комплекс Рима за его раскол с Константинополем: как-то оправдаться в собственных глазах изменник может, лишь обвинив во всех грехах того, кого он сам и предал. Лишь избавившись от всей этой мути в самом себе Запад сможет преодолеть им же выдуманную подмену понятий. Мы же с таким отношением к себе живём давно. Привыкли уже. Переживём. Не наша проблема. Если захотят, чтобы мы им помогли, – поможем. Но по своей инициативе нам делать ничего в этом плане категорически нельзя: на той стороне неправильно поймут нашу добрую волю, и только усугубят общую ситуацию.
 
Другим распространённым смешением понятий в России, как, впрочем, и во всем посткоммунистическом пространстве, является приверженность значительной части населения как к Церкви, так и к советской цивилизации, по определению антихристианской. Какие меры или усилия необходимо предпринять для преодоления этого по крайней мере противоречивого подхода? Сама церковная иерархия не могла бы более весомо посодействовать устранению этих заблуждений?
 
О причинах такой двойственности – псевдорелигиозном характере коммунистической идеологии и ностальгии по собственным молодости и заблуждениям – я уже сказал выше. Добавить тут нечего. А преодолеть это смешение можно лишь на пути напряжённого духовного труда. Иерархи могли бы показать в этом пример: не более, но и не менее того.
 
 Как объяснить тот факт, что после более чем четверти века с момента падения коммунизма и развала СССР мавзолей Ленина остался незыблемым, а его останки не преданы земле?  Ссылки на то, что необходимо считаться с мнением части пожилого населения, сохраняющего определенную ностальгию, равно как и отговорки по поводу политической целесообразности не выдерживают критики. Каковы причины духовного характера, определяющие данное оцепенение воли и что следовало бы предпринять русской национальной элите, Церкви, ведущим интеллектуалам, государственной администрации для того, чтобы вырваться из оков этого исторического проклятия? 
 
Причины, как раз, в том двоемыслии, в псевдорелигиозной, а, по сути, языческой природе коммунизма, о чём я уже сказал выше, отрешимся от этого, – и Ленина похороним, и, вообще, всё кладбище с Красной площади уберём.
 
В последние годы все большее количество людей всего мира видит в России  бастион традиционных ценностей. Насколько возможно перерастание антилиберального течения общественной мысли в России до уровня Косервативной Революции с глобальными последствиями и каковы, по Вашему мнению, шансы на широкомасштабное религиозное возрождение, способное сместить с исторической сцены доминирующую либеральную парадигму?
 
Шансы, как мы видим по тому, что произошло в нашей стране, на широкомасштабное религиозное возрождение, есть, и немалые. В конце концов, люди всегда – рано или поздно – преодолевали ереси и возвращались к истинной вере. Что касается Консервативной Революции в глобальном масштабе, то признаки её приближения уже налицо. Думаю, она совершится тогда, когда и Россия, и западные нации вместе выступят за её ценности.