Русский космизм

22.05.2020

Доклад в рамках семинара "Народ и государство"

Русский космизм[1]

Космизм в широком смысле – это идеология единства космоса и человека. Русский космизм, как культурно-религиозное и паранаучное явление, весьма многолик, при этом, во всех случаях, в фокусе основного интереса здесь остается человек как целостное космическое существо, во всех его возможных ипостасях. 

Николай Федоров[2], один из патриархов русского космизма, продвигал идею достижения наукой технологической сингулярности и прорыв в первоматерию, на основании чего человечество как бы овладевает ключом к энергиям самого Творца. Это, в свою очередь, позволит осуществить «антиэнтропийный» акт всеобщего воскресения мертвых, поскольку материальными законами человек будет управлять по своему желанию, произвольно. Федорова можно также считать одним из пророков трансгуманизма, уповающего на техническое усовершенствование человеческого тела. В откровениях о волновой взаимосвязи всех когда-то существовавших молекул, он предвосхищает открытия квантовой механики, в частности – концепцию квантовой спутанности. 

Но русский космизм не ограничевается сциентистскими фантазиями, существует также его темная, мистическая сторона. Этот мистический русский космизм есть религия Христа Небесного и церковь людей-христов (христоверов), возглавляемая аватарами самого Господа Саваофа. Идеологическе недруги окрестили это движение «хлыстовством», намеренно поменяв в имени Господа букву «р» на «л». Историческое хлыстовство (христоверчество) возникло в XVII веке, в старообрядческих общинах Заволжской Руси, на границе с восточным миром шиитов, несториан, мессалиан и манихеев, сохранявших в своих общинах элементы неоплатонического мистицизма и гностических практик. Через кавказских и балканских павликиан гностические идеи и практики проникали на территорию Русского государства. Возможно, восточная экстатика стимулировала пророческие настроения в древлеправославном корабле, в дни никоновских гонений, когда были близки ожидания Мессии, посланцев Божьих, Сил Небесных? 

Мистика христоверов строится на обожении человека, причем обожения не книжного, не концептуального, а практического, как если бы Сам Бог, как Святой Дух, вселился в вас самих или в ваших близких. Это русский вариант харизматического христианства, пережившего романовские гонения, но не пережившего советской власти. Последние христоверческие корабли встали на якорь к концу ХХ века. Хотя, ходят слухи, что еще где-то радеют: то ли на Северном Кавказе, то ли в Сибири. Христоверческая церковь – это христы и богоматери, пророки и пророчицы, сам Господь Бог Саваоф во плоти. Человеческая плоть как инструмент богоявления в буквальном смысле слова.

Русское народное христианство – это евразийский гнозис, интегрировавший в себя, по примеру древнего эллинизма средиземноморских народов, мистерии народов Северных лесов, Сибири и Великой степи. Сразу следует сказать, что все обвинения «хлыстов» в различных сатанинских обрядах, типа поедания младенцев, свального греха или еще в каких-то запредельных страстях, являются оговорами недоброжелателей по инициативе властей, боровшихся с христоверческой вольницей еще со времен Московской Руси и вплоть до позднего СССР, когда в степях Заволжья затерялись следы последних христовых кораблей.

Практики апологетов Христовой церкви – радения до исступленного состояния – были распространены на Руси, согласно христоверческим источникам, уже во времена Дмитрия Донского. Если учесть, что богомильство, как гипотетически связанная с позднейшими христоверами гностическая секта манихейского типа, известна в Великом Новгороде как минимум с XIIIвека, то можно себе представить существование своеобразного русского этно-манихейства на протяжении почти пяти столетий. 

Религиозная субстанция этого движения состоит в личном переживании вселенского озарения, одержимости Святым Духом, раскрывающим человеку тайны творения и бессмертия. В пределе – это опыт переживания субъектности самого Бога, реализация постулата Вед о тождестве атмана и Брахмана: tattvamasi. По всей вероятности, именно такой опыт пережил первый из известных мистических авторитетов исторического русского хлыстовства, Бог-Саваоф Данила Филиппович – крестьянин Муромского уезда Владимирской области. Его преемник, Иван Тимофеевич Суслов (из того же уезда) получил от Бога-Саваофа титул Христа. 

Последовательно возникла целая иерархия, включавшая богородиц, апостолов, пророков, ангелов, архангелов. Причем Христы, и даже Саваофы могли воплощаться через любое человеческое тело. Со временем появилось несколько независимых кораблей (хлыстовских общин), со своими системами авторитетов, но связанных общим историческим прошлым с пионерами движения. В этом отношении христоверческие иерархи подобны индийским садху, возводящим свои сампрадаи к общим гуру, но имеющим персонализированное толкование канона. 

Спор о природе Христа – один из драйверов религиозной апологетики. Опуская подробности, поставим вопрос ребром: Христос Бог или человек? Для христиан Христос – Бог, для иудеев и мусульман – человек. Но если для мусульман он пророк, то для иудеев – самозванец. При этом как в исламе, так и в иудаизме известны случаи полного обожения собственных пророков, до статуса самого Бога-Творца как Аллаха или Саваофа. У мусульман это исмаилитский имам Хаким [3] (до сих пор почитаемый «пост-исмаилитами»-друзами), у евреев – основатель саббатианства Саббатай Цви [4], подписывавшийся: «Я Господь ваш Бог Саббатай-Цеви».

Тезис Никео-Цареградскогоо Символа веры о единосущности Сына и Отца можно гностически истолковать как единосущность Сына человеческого Отцу небесному, т.е. как единосущность Богу не только исторического Христа, но всякого человека как христоверческого Христа, воплощающего в себе полноту Небесного человека как Адама Кадмона, и даже самого Господа Саваофа. Примечательно, что христоверы без проблем посещали православные храмы, не вступая в полемику с рядовыми прихожанами и тем более – с официальным клиром. При этом собственные собрания в узком кругу посвященных, где занимались мистическими практиками вознесений и пророчеств, хранили в секрете от посторонних. 

Интересно отметить, что примерно такая же ситуация человекобожия сложилась вокруг фигуры Будды: Бог он или человек? Для индуистов – Бог (воплошение Вишну), для буддистов – человек (самопрозревший шрамана). Совпадения идут дальше. И Христос, и Будда – лица царского достоинства. И христианство, и буддизм были отвергнуты «своими» (Христос в Израиле, Будда в Индии) и приняты «чужими» (Христос в Европе, Будда в Китае). Но были и попытки объединить эти два образа в рамках единой религии, например – у манихеев. Мани[5]считал себя новым пророком, следующим истинам как христианства, так и буддизма, но – на новом витке священной истории. Удивительным образом, западные манихеи были интегрированы в европейское христианство, восточные – в китайский буддизм.

Во всех случаях обожения [6] упор делается на непосредственное переживание опыта богоподобия, божественной недвойственности, адвайты. Причем, на разных уровнях Небесной лестницы инспирация может сопровождаться всевозможными аффектами – от мерячения[7]до глоссолалии[8]. И только чистые духом пребывают в полной телесной гармонии, проявляемой в физической неподвижности с глубоко «утопленным» дыханием. Согласно христоверческим представлениям, радения христов на небесных кругах так и происходят: в полном молчании они созерцают внутреннюю истину предвечной сущности Бога Саваофа (JHWH Sebaoth, Theos Pantokrator)[9]


[1] Русский космизм – этот термин, как характеристика национальной традиции мысли, возник в 1970-е годы, хотя выражения «космическое мышление», «космическое сознание», «космическая история» и «космическая философия» (фр. philosophie cosmique) встречались ещё в оккультной и мистической литературе XIX века (Карл Дюпрель, Макс Теон, Елена Блаватская, Анни Безант, Пётр Успенский), а также в эволюционной философии. Термин «космическая философия» употреблялся Константином Циолковским. В 1980—1990-х годах в российской литературе первоначально преобладало узкое понимание русского космизма как естественнонаучной школы (Николай Фёдоров, Hиколай Умов, Николай Холодный, Константин Циолковский, Владимир Вернадский, Александр Чижевский и другие).

[2] Никола́й Фёдорович Фёдоров (26 мая (7 июня) 1829, Ключи, Тамбовская губерния — 15 (28) декабря 1903, Москва) — русский религиозный мыслитель и философ-футуролог, деятель библиотековедения, педагог-новатор. Его именовали «московским Сократом».

[3] Абу Али Мансур ибн аль-Азиз аль-Хаким Биамриллах, араб. الحاكم بأمر الله , أبو علي المنصور, правил в 996—1021 годах) — исмаилитский халиф из династии Фатимидов. 

[4] Саббатай Цви (Шабтай Цви, Саббатай Цеви, тур. Sabetay Sevi, ивр. שבתי צבי; 1 августа 1626, Смирна, Анатолия, Османская империя — 30 сентября 1676, Дульчиньо, Румелия, Османская империя) — основатель мессианского движения (секты) дёнме, каббалист и лжемессия.

[5] Мани́ (14 апреля 216 в Мардине, Ктесифон, Парфянская империя — 274 или 277, Гундешапур, Сасанидская империя) — духовный учитель, основатель манихейства, выдающийся древнеперсидский художник и поэт. Настоящее имя — Сураик, сын Фатака. У христианских писателей сохранилось его собственное имя, в искажённой форме Курбик, но известен он под своим почётным прозванием: Мани (др.-греч. Μανης), означающее «дух» или «ум». 

[6] Обо́жение, или тео́зис (др.-греч. θέωσις от θεός «бог») — христианское учение о соединении человека с Богом, приобщении тварного человека к нетварной божественной жизни через действие божественной благодати. «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, [так] и они да будут в Нас едино». (Ин. 17:21)

[7] Мерячение– своеобразное психическое заболевание, характеризуется главным образом неудержимой наклонностью больных к подражанию словам и действиям окружающих лиц. (эхолалия и эхопраксия) и к исполнению даваемых последними приказаний.

[8] Глоссолалия– речь, состоящая из бессмысленных слов и словосочетаний, имеющая некоторые признаки осмысленной речи (темп, ритм, структура слога, относительная частота встречаемости звуков). Наблюдается у людей в состоянии транса, во время сна, при некоторых психических заболеваниях. В религиях рассматривается как один из даров свыше («дар языков» или «дар говорения на языках»). Точный смысл этого термина в разных христианских конфессиях (в основном харизматического направления) различен. 

[9] Савао́ф(ивр. ‏צבאות‏‎, Цеваот, мн. число от ивр. ‏צבא‏‎, цава — воинство, войско; «Господь Воинств») — одно из имён Бога в иудейской и христианской традициях, упоминаемое в Танахе (Ветхом Завете) с Первой книги Царств (1 Цар. 1:3), а также в Новом завете — в Послании Иакова (Иак. 5:4) и в Послании к Римлянам (Рим. 9:29). Это имя может означать как «Господь воинств Израилевых», так и «Господь воинств Ангельских». Правильнее видеть в этом термине идею Бога как всемогущего Владыки всех сил неба и земли, так как, по библейскому представлению, звезды и другие космические явления — тоже своего рода «воинства небесные», повелитель которых есть Бог, как Иегова Саваоф — «Господь сил» (Цар. 17:45; Пс. 23:10, Ис. 1:24 и др.).