Сделка века: Израиль и ОАЭ

26.09.2020

Эмираты неожиданно оказались в центре мирового внимания, поскольку 13 августа заключили с Израилем соглашение, которое подразумевает установление полноценных дипломатических отношений. США выступили посредником в процессе этих переговоров. Так, Эмираты стали третьим арабским государством, которое признало Израиль (ранее под нажимом США это сделали Египет в 1979 г. и Иордания в 1994 г.).

Безусловно, беспокойство в связи с соглашением уже высказали лидеры ряда арабских и мусульманских стран, а также СМИ этих государств. Также было выражено мнение, что сделка с Израилем напрямую отразится на палестинском урегулировании, точнее, снизит уровень поддержки палестинцам со стороны арабского мира.

Палестинское руководство, между тем, отвергло соглашение, поскольку оно подразумевает признание Иерусалима в качестве столицы Израиля.

Турция также негативно отозвалось о данной сделке, обещав увеличить свою помощь Палестине. Противником данного соглашения является и Иран, который имеет территориальные споры с Эмиратами.

Разница во мнениях оценивается как дополнительная причина углубляющегося кризиса Организации Исламского Сотрудничества, который может привести к ее распаду.

Американские оценки и перспективы

В США встретили данное соглашение с оптимизмом и назвали крупной дипломатической победой. Джеймс Карафано из правоконсервативного The Heritage Foundation отметил, что историческое мирное соглашение Израиля и ОАЭ демонстрирует успехи Дональда Трампа в ближневосточной политике. Это всего лишь первый шаг по созданию Стратегического Альянса Ближнего Востока, который по замыслу администрации Трампа должен объединить Израиль и арабские государства в коллективный проект, который будет являться гарантом стабильности и благополучия региона. США будут играть в нем объединяющую роль и помогать каждому члену альянса. Среди целей такого перспективного союза отмечаются продвижение экономической интеграции, предотвращение региональных конфликтов и гуманитарных кризисов, борьба с международным исламским терроризмом и сдерживание Ирана.

В планах США и Израиля значится установление монополии на поставки вооружений на Ближний Восток, не допуская конкуренции со стороны России и Китая. Эмираты должны стать тестовой площадкой, поскольку являются основным партнером обеих стран в области закупок современного оружия. Сейчас обсуждается продажа Эмиратам со стороны США многоцелевых самолетов F-35. Израильская сторона уже дала добро на эту сделку. А госсекретарь США Майк Помпео акцентировал, что самолеты должны применяться для обороны от посягательств Ирана.

Не только оружие будет связующим звеном между странами. Израиль теперь получит открытый доступ к арабской нефти, которая нужна для поддержки промышленности. Более того, Эмираты можно будет использовать Израилю как прокси-страну для заключения сделок с другими арабскими и мусульманскими странами, в том числе теми, которые не признают Израиль.

В США также считают, что наследный принц Абу Даби Мухаммад бен Заид бен Султан Аль Нахайян, являющийся фактическим правителем ОАЭ, ничего не теряет от этой сделки. Его позиции остаются прочными.

Палестинский вопрос

Следует отметить, что решение сблизиться с Израилем подается со стороны ОАЭ как предотвращение аннексии палестинских территорий. В июне 2020 г. посол ОАЭ в США Юсеф Отайба опубликовал статью, где предостерегал руководства Израиля от таких действий и расхваливал роль Эмиратов в миротворческом процессе на Ближнем Востоке. Действительно, Израиль пока прекратил захват новых территорий, однако не возвращает старые и не компенсирует разрушенное жилье палестинцев.

Если говорить о политической поддержке, то это более сложная и противоречивая тема. Проблема в том, что среди палестинских политических партий и групп нет единства. Кроме того, часть из них активно поддерживает джихадистов в Сирии и Ираке, в частности ХАМАС, поскольку эта организация фактически является отделением братьев-мусульман. Борьба за влияние над ХАМАС долгое время велась между Катаром, Саудовской Аравией, Турцией, Ираном и ОАЭ. Похоже, что сейчас основное покровительство этой группировке оказывают Турция и Катар.

Следует отметить и факт убийства в 2010 г. в фешенебельном отеле Дубаи одного из лидеров ХАМАС Махмуда аль-Мабхуха, отвечающего за снабжение оружием и логистику. Он был напичкан наркотиками, его пытали электрошоком, и, в конце концов, задушили. Считается, что за его убийством стоит Моссад.

Полагают, что это стало серьезной предпосылко для установления дипломатических отношений ОАЭ и Израиля, так как после этого случая контакты между двумя странами начали укрепляться. Также отмечалось, что Израиль помогает Эмиратам реализовывать меры внутренней безопасности с помощью высоких технологий.

В Палестине политические контакты ОАЭ были установлены с ФАТХ, но руководство Эмиратов не было удовлетворено результатами своей финансовой поддержки по причине коррумпированности руководства этой организации.

Со стороны Эмиратов поддерживается контакт с бывшим директором службы превентивной безопасности в Газе Мухаммадом Дахланом, который проживает в Абу Даби. В Эмиратах считают, что он в будущем может стать новым палестинским лидером. Дахлан участвовал в переговорном процессе с Израилем в Осло и является сторонником улучшения отношений с Тель-Авивом и Вашингтоном.

Новая геополитическая роль ОАЭ

Германский институт по международным делам и безопасности отмечает, что "становится все более очевидным, что Эмираты перестали быть второстепенным игроком на Ближнем Востоке, неспособным конкурировать с региональными тяжеловесами Египтом, Турцией и Ираном. Скорее, страна сейчас оказывает влияние далеко за пределами своих собственных границ. Совсем недавно она продемонстрировала своим частичным уходом из Йемена в 2019 году, что она способна проводить независимый курс и в отношении Саудовской Аравии".

По мнению сотрудников данного института Эмираты уже перестали быть младшим партнером Саудовской Аравии и сейчас проводят новую региональную политику с тремя четкими приоритетами:

- Борьба с братьями-мусульманами в регионе, поскольку они представляют опасность для руководства страны. Из-за этой причины ОАЭ тесно сотрудничает с Египтом и поддерживает генерала Хафтара в Ливии. По этому же поводу отношения с Турцией ухудшаются, которая делает ставку на структуры братьев-мусульман в своей региональной политике. Решение ОАЭ отправить боевые самолеты в район Средиземного моря на помощь Франции и Греции также увязывается в эту стратегию. Эмираты также поддерживают изоляцию Катара, который является наиболее активным спонсором братьев-мусульман.

- Противодействие иранской экспансии на Ближнем Востоке. Это происходит не так открыто, как в случае братьев-мусульман, но эта тенденция долгосрочная, особенно учитывая, что у Эмиратов есть территориальные претензии к Ирану. Три острова: Абу-Муса, Большой и Малый Тунб находятся под контролем Ирана, а ОАЭ заявляет на них свои претензии.

- Контроль за морскими путями из Аденского залива в Красное море. Для этого были созданы базы в Эритрее (Ассаб) и Сомалиленд (Бербера), а также установлен контроль над морскими портами в Йемене в ходе войны с хуситами. Эмираты уже являются крупным логистическим центром, осуществляя пассажирские авиаперевозки в многие концы планеты. Морские коммуникации будут иметь, скорее военное и экономическое значение.

Несмотря на более независимый курс, Эр-Рияд и Абу-Даби остаются партнерами и даже ведут совместные региональные проекты. Например, со времен начала военной операции в Йемене обе страны поддержали Судан своими инвестициями, получая оттуда наемников для участия в конфликтах.

Конечно же, США не стояли в стороне от этих процессов. Более того, ОАЭ начало активно ангажировать американских спецов для своих проектов. В 2017 г. было обнародовано, что Эмираты активно вербуют бывших сотрудников ЦРУ для создания новой специальной службы. Издание Foreign Policy указывало, что Эмираты создают собственную империю шпионов в регионе Персидского залива.

Также следует отметить, что ОАЭ вышли из коалиции арабских стран, которая ведет войну в Йемене и нормализовали отношения с Сирией. Данные действия показывают рациональный и стратегический расчет руководства Эмиратов в региональных делах.

А в конце 2019 г. министр иностранных дел и международного сотрудничества ОАЭ Анвар Гаргаш объявил, что следующий год будет решающим по многим направлениям, вместе с этим отметив, что уже достигнут прогресс по ряду проблем в регионе.

Вероятно, что к 2020 г. успехи в этом деле были столь очевидными, что ОАЭ теперь проводит более независимую политику.

От Фукидида до Карла Шмитта

Древнегреческий философ Фукидид стоит у истоков стратегического мышления в политическом действии. Именно Фукидид предложил ряд концепций, которые стали неотложными правилами современной политики — деление на партии, баланс силы (в том числе разделение на морское и сухопутное могущество) и гегемония. По мнению Фукидида в основе любого политического действия лежат две эмоции — страх и надежда. В современных государствах, особенно в вопросах обеспечения национальной безопасности, эти два состояния продолжают играть существенную роль в принятии решений.

Что именно было причиной страха и надежды у руководства ОАЭ в рассматриваемом случае? События арабской весны 2011 г. обнажили региональные противоречия и помогли мобилизовать как радикальные силы, так и широкие массы. Хотя народонаселение в Эмиратах не участвует в политических процессах, как в ряде других арабских стран, поскольку в стране нет ни выборов, ни других инструментов для волеизъявления граждан, руководство страны опасается любого социального взрыва, не зависимо от его причин.

Страх руководства ОАЭ был связан с возможными результатами будущих выборов президента США — если победит Джо Байден, это означает возвращение политической стратегии демократов в регион Ближнего Востока. Для Эмиратов это означает продолжение ставки на различные группировки боевиков, используемые для свержения местных режимов. Военизированные фракции организации Братья-мусульмане, которые до сих спонсируются Катаром и Турцией, могут получить дополнительную политическую и финансовую поддержку от США, что приведет к резкому изменению нынешнего баланса.

Рост влияния политического ислама такого рода угрожает дестабилизации ОАЭ и Саудовской Аравии, поскольку оба государства являются монархиями и будут рассматриваться как авторитарные режимы со стороны сторонников исламского пробуждения и США.

При этом в Саудовской Аравии возможно возвращение к власти бывшего наследного принца и бывшего министра внутренних дел Мухаммеда ибн Наефа аль Сауда, который являлся сторонником союза с братьями-мусульманами, Катаром и Турцией (был арестован в марте 2020 г.). Соответственно, в данном случае для ОАЭ соседняя держава превращается в экзистенциальную угрозу.

Кроме того, возвращение демократов в Белый дом может привести к нормализации отношений с Ираном, включая процесс по ядерной сделке. Разрешение противоречий Ирана и США, так или иначе, коснется региона. А поскольку отношения между Ираном и ОАЭ довольно, это создаст еще одну проблему для Эмиратов.

В ОАЭ также учитывают связи Камалы Харрис с AIPAC и поддержка Израиля, что при случае победы Байдена, будет являться подстраховкой от действий США, направленных на подрыв интересов Эмиратов.

Конечно, рассматривается и сценарий победы Трампа. В этом случае будет продолжена политика сближения с США и Израилем в качестве нового регионального актора, активно влияющего на безопасность региона.

Понимание, что век нефти заканчивается и для Запада углеводороды скоро не будут представлять ту же ценность, как в ХХ столетии привело к активному реформированию экономики страны.1 Поэтому Эмираты готовятся к возвращению своей исторической роли — коммуникационного узла между Западом и Востоком. Эмираты поддержали предложение Китая выступить в качестве хаба в инициативе «Пояс и путь», но вместе с этим развивают собственные возможности контроля и управление портовой инфраструктурой в регионе. Компания Dubai Port World владеет 60 действующими и 11 строящимися терминалами в 31 странах мира, в том числе, в России (на Дальнем Востоке). Компания имеет доступ к стратегическим портам в Средиземноморье, Красном море, Персидском заливе, побережьях европейского полуострова и индийского субконтинента.

ОАЭ имеют соглашение о торговле с ЕС, а также проявляют серьезный интерес к Евразийскому Экономическому Союзу. Поэтому, учитывая данный контекст, Россия может выйти с конкретными предложениями сотрудничества, продвигая не только взаимодействие по линии ЕАЭС, но и инициативу Большой Евразии в целом, о чем напомнил во время выступления на Генеральной Ассамблее ООН Президент Владимир Путин.

В целом, действия руководства ОАЭ полностью вписываются в теорию Политического Карла Шмитта — в политике не бывает вечных друзей и врагов, эти оппозиционные категории могут меняться в зависимости от обстоятельств.

Очевидно, что соглашение с Израилем является неким апогеем в усилиях Эмиратов по реформатированию своей внутренней и внешней политики. Не все страны региона смирятся с новой ролью ОАЭ, что может грозить политическими трениями и различными конфликтами. Однако решение Эмиратов показывает попытку геополитического моделирования без конфронтаций, но на основе собственных национальных интересов.

___

1 В контексте недавнего заявление спикера Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко о том, что «Россия слазит с нефтяной иглы», опыт ОАЭ был бы полезен с поправкой на отечественную инфраструктурную и экономическую специфику.