Сирия: Трамп и Путин в тупике

Source: Pixabay.com
12.04.2017

Провинция Идлиб, где произошла химическая атака, в данный момент представляет собой гадюшник. Именно в Идлиб перемещались бармалеи всех мастей, решившие выйти из окружения на других участках фронта (часто, вместе с семьями) по итогам переговоров с Дамаском. Битва за сам город Идлиб (столица провинции) может стать чем-то невообразимым по сопутствующим ужасам, но сейчас речь об этом не идет – это тяжелый вопрос на будущее. Пострадавший от химической атаки Хан-Шейхун находится в 50 км от города Идлиб. Но, что гораздо важнее, он находится на трассе между Алеппо и Хамой. Есть мнение, что Хаму активно поддерживают турки. В любом случае, Хама сейчас – приоритет Асада. На подступах идут бои, но в последнее время сирийская армия терпит локальные поражения и была отброшена назад. В таких условиях, неподконтрольный Хан-Шейхун – это шило в заднице САА. То есть, грохнуло не «где-то там», а там, где и должно было грохнуть, исходя из расположения сил.

Хан-Шейхун контролирует группировка «Ахрар аш-Шам». С политической точки зрения (то есть, с точки зрения сирийского перемирия и США), это «умеренная оппозиция». С точки зрения фактов, это исламисты-салафиты, официальная часть «исламского фронта», другой частью которого является «Джабхат Фатх аш-Шам», они же «Джебхат ан-Нусра», они же «Аль-Каида в Сирии». Сама «ан-Нусра» контролирует город Идлиб. У «ан-Нусры» может быть зарин (ее эмиссаров вязали в Турции с тем самым зарином), но нет авиации. Западные разведки настаивают, что удар был именно авиационным. У Дамаска зарина нет уже три года, точнее, не должно быть. Химическое оружие из Сирии вывозили под российские гарантии после известного кризиса в 2013-м. Тогда Обама уже было собрался долбануть по Сирии, но принял путинский компромисс, согласно которому Дамаск присоединяется к конвенции по химоружию, оно вывозится и уничтожается на американском корабле в нейтральных водах силами ОЗХО (Организация по запрещению химического оружия) и ООН. Тогда же Обама заявил, что если эксперимент не сработает, по Сирии он все-таки долбанет, а Трамп не может выглядеть слабее, чем Обама. ОЗХО уже начала расследование инцидента в Хан-Шейхуне. Но продолжаться оно может очень долго, а события развиваются быстро.

Для Трампа стоит выбор между тем, чтобы доверять своей разведке, и тем, чтобы прислушаться к Путину и ждать результатов расследования в условиях, когда союзники США резко против этого. С учетом, что от связей с Россией он вынужден постоянно отбрехиваться, выбор Трампа очевиден. Как, собственно, и контрмеры. Всё произошло в соответствии с его предвыборными обещаниями: будем действовать быстро, четко, решительно, чтобы уважали. Химическое оружие – это не шутки, это поперек всех норм. И единственная альтернатива, повторюсь, прислушаться к Путину и Ирану, что чревато. Правда, возникает ощущение, что углы все-таки обложили ваткой, ведь ущерб минимален. Если ты хочешь уничтожить авиабазу, то ты, во-первых, об этом не предупреждаешь (иначе авиация противника попросту улетает), а, во-вторых, бомбишь посадочную полосу (восстанавливать ее дорого, долго и трудно). Авиацию предупредили, посадочная полоса цела. С этой точки зрения, путь назад есть – и американцы вряд ли были неискренни, когда удивлялись «неадекватной российской реакции».

Не знаю, есть ли тут связь, но впоследствии госсекретарь Тиллерсон предельно четко подчеркнул (кстати, это заявление наши СМИ цитировать не любят): если виновен Асад, Россия не выполнила своих обязательств, причем, совершенно не важно, почему не выполнила – не захотела, не справилась или была обманута Асадом. Не выполнила – и всё тут. Коллективная точка зрения Запада сейчас такова, что виновен именно Асад. Блогеры и спикеры требуют доказательств да хихикают, а зря: политическое решение о виновности Асада и – через него – России уже принято, причем, принято на ваших глазах. Оно базируется, в том числе, на свидетельстве организации «Белые каски». «Белые каски» умеют врать и активно участвуют в информационной войне, но в рамках политического решения союзников это не важно. На Западе «Белые каски» - это герои гуманитарного фронта. Фильму об их героизме недавно «Оскар» дали. Виновен ли Асад на самом деле? Понятия не имею. Если применение авиации будет доказано, очевидно, да.

С точки зрения общей логики, он последний, кому нужен текущий скандал. Но мало кто поручится сейчас за состояние дел и мозгов в САА с поправкой на возможное своеволие офицеров и аффилированных с САА боевых групп. Никто не залезет в эти головы, чтобы узнать, какие еще «восточные хитрости» там припрятаны и какими мотивами (вплоть до попытки нащупать «красную черту») они сейчас руководствуются. По крайней мере, нельзя забывать, что речь все-таки идет о восточном деспоте на гражданской войне, а в таких условиях возможны совершенно непредсказуемые расколы, авантюры и случайности. Доверять восточным деспотам нужно очень осторожно – сами они уверены, что завсегда перехитрят этих недалеких кафиров, при этом, вопреки собственному мнению, далеко не всемогущи. Путин, кстати, имеет личный опыт, когда восточный деспот его тупо подставил. Покойный Ким Чен Ир лично пообещал ему заморозить ракетно-ядерную программу на определенном этапе, а когда Путин донес сию радостную весть до «семерки», радостно это обещание дезавуировал.

Другое дело, что Путину для решения о том, что Асад его подставил, нужны исчерпывающие доказательства (ибо от этого решения зависит вся его многолетняя политика в регионе), а Трампу доказательства не нужны. Более того, все возможные доказательства с нашей стороны натолкнутся на скепсис людей, которые все уже для себя решили. Кремль будет уговаривать американцев дождаться итогов расследования (в худшем случае, лишь для того, чтобы потянуть время, хотя непонятно, что с этим временем делать), а Тиллерсон доведет до сведения Кремля, что они с партнерами уже договорились – Асада надо сдавать, а отказ американцев от этого означает идти на поводу у Москвы, чего они себе позволить не могут.

Поскольку вариант «извиниться, уйти и проиграть» для Путина неприемлем, а готовности предложить ему взамен что-то значимое я пока не наблюдаю (но, конечно, не поручусь), можно констатировать – тупик. Трамп же предупреждал - компромиссы это неинтересно, интересно побеждать и получать если не всё, то максимум возможного. Прямое столкновение – это сильно навряд ли. Но перед нами маячит перспектива затяжного дипломатического кризиса в обстановке тяжелой информационной войны. Все то же самое, что при позднем Обаме, но гораздо хуже, с меньшей степенью предсказуемости и с меньшим количеством денег. При этом оба готовы переть напролом, и остается только ждать момента, когда бензопила «Дружба» напорется на гвоздь и практические формы заочной ссоры переместятся в район Донбасса. А когда ситуация все-таки прояснится, боюсь, что ни у Трампа, ни у Путина уже не будет ни малейшей возможности сдать назад, выторговав что-нибудь и сохранить лицо. Нам, например, помимо той же Сирии, вообще предложить особо нечего, только вот капитуляции требуют уже сейчас, а не когда-нибудь потом. А вариант, по которому уже в обозримом будущем миру будут предъявлены исчерпывающие доказательства невиновности Асада, представляется мне бесстыже оптимистичным.

Источник