Сложный мир культурно-цивилизационного разнообразия

06.07.2015
  • Сложный мир. Предельные – аксиологические и стратегические – основания ситуации.
    • Сегодня мы живем в глобальном, но культурно неоднородном мире, его полифония предопределяет как возможность «столкновения цивилизаций», так и уместность культурного диалога. В изменившейся среде возникают новые коллизии, риски, горизонты, требующие обновления существующих прописей.
    • Нынешняя реорганизация мировой архитектуры, ее подвижность в своей основе отражение социокультурной турбулентности.
  • Культура – источник развития, что, однако, зависит от наличия в ней (как в социальном педагоге) категории будущего, способа его интерпретации и глубины осмысления. Инновационный модус и проактивность – подви’г, достояние, наследие христианской культуры. Его ценностные основания: понимание будущего как позитивно-результативного времени (ἀποκατάστασις), естественное достоинство и свобода личности, отношение к таланту как к дару, долгу, миссии и к природе как источнику знаний об истине (что предопределило генезис феномена европейской науки).
  • Истоки и маршрут современного мира (Modern World):
    • греко-римская цивилизация + христианская культура;
    • европейский коммунальный город + Ренессанс;
    • национальное государство + Реформация;
    • индустриальная революция + Просвещение.
  • Актуальный мир – глобальное сообщество, сумма политических организмов и национальных культур, гибридное/синкретичное единство Севера и Юга, Запада и Востока.
    • Политическая оболочка этого совокупного деятельного пространства, (нестационарной системы мировых связей) – мировой консенсус, пребывающий в поиске нового властного гештальта.
    • Толкование «дорожной карты» цивилизации при этом сдвинулось от геополитическихинтерпретаций к геоэкономическим прочтениям, определив (на данном этапе) формулу актуального мироустройства как гексагональную модель геоэкономической конструкции (геокон).
    • Между тем с пришествием постиндустриального мира заметно возрастает значение нематериальных активов.
    • В модификации прежних и формировании новых политических, экономических, антропо-социальных организованностей велика роль социокультурной гравитации и моральной/интеллектуальной реформации как необходимых условий среды обитания эффективно действующей личности, что повышает ранг категорий геокультуры и геоантропологии.
  • Культура – дирижер дольней жизни, ее становой хребет, пайдейя общества; она организует социальную практику. Общая социокультурная проблема развивающихся стран в целом и БРИКС в частности – патернализм, проявляющийся в доминировании государства над обществом и личностью. Однако сложный (нелинейный) мир предопределил основной запрос эволюции именно на социокультурную, а не административную гравитацию, на эффективно действующую, сложноорганизованную личность и на соответствующую методологию познания и действия.
  • Катафатический предел и апофатический горизонт. Кризис современного мира – это ситуация культурной растерянности, обусловленная в своем пределе кризисом катафатической культуры в сверхсложной среде; в новом мире иначе смотрится специфический потенциал апофатической культуры и синергийных сюжетов.
  • Все более осознается необходимость глубокого и нелицеприятного осмысления будущего, императив интеллектуальной и моральной реформации, дефицит подлинности и эволюционных идеалов, субъектов предвидения и долгосрочного планирования.
    • Дальний горизонт российской футур-истории и стратегические перспективы страны сопряжены с постижением и осмыслением ее идентичности, позитивных и негативных свойств культурного потенциала, геокультурной и геоантропологической специфики. Успех или неудача зависят от наличия или отсутствия политической воли, интеллектуальных сил и моральных качеств для преображения актуального культурного статуса России.
    • Геокультурная перспектива связана с пониманием Русского мира как симфонического геокультурного сообщества, «республики многих народов».
    • Еще одно условие успеха в новых обстоятельствах – освоение методологии познания и действия в ситуациях стратегической неопределенности, складывающихся в нелинейной среде и состоянии транзита; равно как и наличие критического числа сложноорганизованных личностей в обществе.