Смысл культуры по Л. Блага: Метафора, стиль и умная бездна

03.07.2020

Доклад в рамках семинара: "Эстетика: красота в платонизме и вне его".

Румынский философ Лучиан Блага создал оригинальный философский космос, в которой важное место занимает философия культуры. Понятия стиля и метафоры, на которые обращают внимание преимущественно теории эстетики являются в ней важнейшими, что позволяет рассмотреть её под углом сегодняшнего семинара.

Для введения в философию Блага стоит остановиться на фигуре Великого Анонима, или великого «А» - важнейшего понятия в его системе и на «трансцедентальной цензуре». Великий Аноним – это высший принцип существования (экзистенции), Абсолют. Он преисполнен творческого могущества, однако в силу его абсолютности и его творения будут обладать всем набором абсолютных свойств, что приведёт к появлению двух и более Абсолютов. Однако Абсолют может быть только единственным, появление второго Абсолюта нарушило бы его абсолютность. Поэтому Абсолют закладывает в свои творения невозможность полностью его познать, ибо познать его значит стать им. Это и есть «трансцедентальная цензура». Это можно трактовать и как нечто похожее на концепции гностиков и одновременно платонические представления о высшем едином, которое принципиально находится за пределами бытия.

Культурный человек и цивилизованный зверь

При это человек в этой системе – есть нечто уникальное.  Его отличие от других существ в том, что он стремится заглянуть «туда», «заглянуть за пределы непосредственного, за пределы - не в смысле пространственных и временных измерений этого непосредственного, а в более глубоком смысле. «Вне» в смысле трансцендентности», - пишет Лучиан Блага. Момент, когда это стремление возникает в человеке и делает биологическое существо человеком в полном смысле слова Блага называет «онтологической мутацией». Человек, этот тот, кто существует «в горизонте тайны и для откровения», тот кто стремится познать непознаваемый Абсолют

Культура в это смысле есть не просто приспособление к непосредственно данному, средство для улучшения жизни или комфорта. Культура возникает из существования человека в горизонте тайны и откровения, невозможного стремления разгадать великую загадку, стремления заглянуть «туда».

При этом культура как предлагает путь к разгадке тайны, так одновременно является инструментом трансцедентальной цензуры. Но именно в культуре человек получает опору для отрыва от повседневного, погружённости в непосредственное животное состояние. Культура – бросок в невозможное, при этом появление культуры и сама онтологическая мутация как то связаны и самой фигурой великого Анонима.

В этом по Благе разница между культурой и цивилизацией. Культура – то что изначально присуще человеку как существующему в горизонте тайны и для откровения. Цивилизация – самосохранению и безопасности. Цивилизация функциональна и технична. Культура мистериальна и метафорична, принципиально не утилитарна. Культура –творчество. Цивилизация – производство.

Любой предмет культуры указывает на иное, несет в себе потенциал откровения. Крестьянский пояс – существует не просто для поддержания штанов, а в резных деревянных воротах деревенского дома может открыться бездна смыслов. Предметы же цивилизации сугубо утилитарны. Цивилизация как обеспечение самосохранения и безопасности свойственна и животным, например муравьям или пчёлам. Дарвинисткий фантазм – обезьяна с палкой-копалкой, муравейник или термитник – вот ближайшие аналоги современной технической цивилизации.

«Цивилизация могла быть в конечном счете произведена видом животных, наделенным хорошим интеллектом» - отмечет Блага, очевидно обращаясь к осмыслению аристотелевской фразы  о человеке как «зоон логон эхон» как «животному наделённому разумом».

Животное наделённое разумом по Благе может создать только цивилизацию, но не культуру, технику, но не стилистическую эстетику.

Метафора и стиль

Как подчёркивает Блага в цивилизации отсутствует важнейшая составляющая культуры – «метафора». Вещи и сам язык цивилизации более не указывают на иное, чем они сами.  При этом по Благе человек – это «существо метафоризирующее».

Метафора же – это транзиция, переход, фундаментальное свойство культуры, отсылающее от "этого", к "Иному". Блага выделял два типа метафор -  первый пластицизирующий- позволяет справиться с фундаментальным зазором между миром языка и конкретным миром, который превосходит абстрактные понятия, никогда напрямую не соотносится с ним, им не описывается, что заставляет прибегать к метафорам как аналогиям. Метафора «васильковые глаза» - построена именно по такому типу, через аналогию. Она нам не раскрывает никакой тайны ни о васильках, ни о глазах.

Но есть еще метафоры открывающие, метафоры откровения. Пример который приводит сам Блага – из румынской народной баллады «Миорица», где смерть предстаёт свадьбой, а окружающий мир превращается в храм. Так в метафоре открываются новы измерения природы и смерти.

Наконец важнейший элемент философии Лучиана Блага. Стиль. Обычно стиль, воспринимается как что-то внешнее, случайное, орнаментальное. Но для Блага стиль – это определяющая характеристика той или иной культуры.

Для румынского философа «Стиль, атрибут в котором расцветает духовная субстанция, это невесомый фактор, через который исполняется живое единство в сложном разнообразии смыслов и форм», стиль «это доминирующий феномен человеческой культуры и тем или иным образом в самом себе ее определение», стиль «это постоянная среда, в которой мы дышим даже и тогда, когда мы не отдаем себе в этом отчет». «Стиль открывает нам себя как единство доминантных форм, акцентов, отношений в разнообразии формальном и содержательном, сложном различном и богатом». Стиль, это не просто атрибут культуры, но то, что проявляет себя в культуре. Именно стиль определяет, что мы считаем красивым, а что безобразным.

При этом как в цивилизации нет метафоры, так и стиль в ней если и есть то он исключительно внешний.

«Изобретения, инструменты, предметы, предназначенные для комфорта и безопасности, пропитаны знаками стиля, только через подражание, через своего рода мимикрию. Инструменты и машины имитируют линии стиля, так же некоторые насекомые, живущие в лесу, приобретают вид листьев», - отмечает Блага (Генезис метафоры).

Ум бездны

Откуда берётся стиль? Он не может быть только продуктом сознания. Стиль эпохи или определённой народной культуры (а забегая вперёд, скажем, что Блага соотносит то, что называет стилистической матрицей именно с народными культурами по преимуществу) навязывается сознанию, а значит имеет истоки в бессознательном. Однако Блага отказывается признавать бессознательное чисто психическим, исключительно работу сновидений. Отсюда его критика психоанализа, например. Он отмечает, что стилистический аспект есть в мифах, но его нет в снах.

А значит «тайный источник стилистического космоса» и мифов – нечто другое, что Блага называет -  noos abisal . Ум бездны. Бессознательное по Благе – умно и гораздо более упорядоченно, чем сознание. Оно не хаотично, а космотично.

Блага соотносит этот «нус» со стилистической матрицей, которая и формирует разные стили, различное сочетание элементов этой матрицы обеспечивает множественность стилей.

 Если коротко – то это:

1.Спациальный и темпоральный горизонты. Это внутренне присущие той или иной культуре рамочные представления о времени и пространстве, чувство времени и пространства, понимание осознание родным для себя определенного времени и пространства».

 2. Аксиологический акцент – занятие негативной или позитивной позиции по отношению к собственным горизонтам. Солидаризация или негативная оценка существования внутри собственных горизонтов.

3. Отношение к  движению в рамках горизонта и судьбе: нейтральное, анабазис, катабазис.

Четвертая абиссальная категория – «nisus formativus» - формирующее стремление – это «аппетит формы, необходимость.. придать всем вещам, находящимся в горизонте нашего воображения формы, артикулируемые в духе одной четкой последовательности». Он может быть индивидуализирующим, типизирующим – (возведение к первоформе, идее, платонизм). Стихиальный – от стойхеон –элемент – на один шаг дальше от типизирующее – «за» тип или идею -  в сторону Божества.

Примеры: европейская культура по Л. Благе характеризуется 1) Бесконечным пространственный горизонтом. Восприятием времени движущегося снизувверх, прогрессизм.  2) Позитивным аксиологическим акцентом, 3)Анабазисом как чувством судьбы.4. Индивдуализирующим формирующим стремление. Индийская – 1) Бесконечным горизонтом. Временем как потоком 2) Негативным аксиологическим акцентом. 3) Катабазисом как ощущением судьбы.4) Стихиальным формирующим стремлением.

Noos abisal является дублем умного начала в сознании.

При этом как пишет Блага этот нус как источник стилистической матрицы и в то же время она сама - связан с Великим Анонимом. Через эту матрицу «он держит нас на плодотворном расстоянии от самого себя и от всех великих и маленьких тайн». Одновременно это есть и путь к этим тайнам и источник стиля, уникальности и разнообразия народных культур. Он одновременно открывает и скрывает. Этот ум более постоянен, в отличие от мышления аппарата сознания.

Не будь его не было бы культуры, а значит человек человеком как существующим в горизонте тайны и для откровения так как культура существует стилистически.

С нашей точки зрения было бы не совсем верно соотносить это начало с Радикальным Субектом или Активным Интеллектом Аристотеля. Хотя есть некоторая стилистическая схожесть. Философская картина Благи другая. Исток по настоящему человеческого в человеке, наиболее постоянного, стоящего за изменениями – является трагическим умом бездны ответственным как за откровение так и за сокрытие.

Однако интересная аналогия возникает с Активным Интеллектом в отношении этого Интеллекта бездны. Когда Блага вводит термин «горизонт» то отмечает, что в сознании существует две полярности которые мы называем субъектом и объектом (но это полярности в сознании). То, что мы определяем, как «объект» находится в «горизонте». В такой картине горизонт весьма схож с «кругом сознания».

По этой аналогии Блага отмечает, что у бессознательного тоже есть свой горизонт, который однако в то же время совпадает центром – noos abyssal. Внутреннее совпадает с внешним. Этот горизонт, особенно пространственный может совпадать с пейзажем воспринимаемым сознанием, а может и нет, но живём мы по преимуществу в это внутреннем пейзаже.

Стиль как пространство пакта

Стиль и культура в таком представлении появляются как поле компромисса между Великим Анонимом и подобной огню экзистенцией человека, в достижении которого решающую роль играет стилистическая матрица.

Смысл стиля каждого конкретного народа в том, отмечает Блага, что каждый конкретный народ подписывает свой мирный договор, находит свой компромисс, что выражается в различных ориентациях вдоль осей стилистической матрицы. Стиль культуры в это выстраданном пакте.

«Однако стиль остается высшим достоинством человека, потому что благодаря стилистическому творчеству человек становится человеком, превосходящим непосредственное; с помощью стилистических творений человек осознает свою постоянную творческую судьбу… Стиль с его корнями в бездонных категориях является средством, с помощью которого Великий Аноним обеспечивает, с одной стороны, творческую судьбу человека, и с помощью которого Великий Аноним защищает себя».

Философия Благи в значительной степени отмечена печатью трагизма и уникального мужественного пессимизма, в котором однако в полноте и силе проявляются отмеченные им характеристики культуры и любого творчества, требующие особой рефлексии: мистериального и метафорического, открывающего и скрывающего характера культуры, особого достоинства человека как существующего в горизонте тайны и откровения, нечеловеческого характера цивилизации и техники, наконец наличия парадоксального ума бездны ответственного за уникальность и стиль.