Снится, всем нам снится, так это начинается, похоже на сон…


23.03.2020
Об Элиаде как писателе

Мирча Элиаде, если и знаком широкому культурному читателю, то в лучшем случае как историк и исследователь религий. И совсем  мало знают Элиаде как писателя, при жизни признанного писателя Румынии. Это статья не о литературной критике, скорее, предложение направить внимание на художественное творчество и редкое видение мира Мирчи, свойственное далеко не многим. 



В своих мемуарах Элиаде приводит фрагменты самых первых школьных литературных опытов, которые по-настощему изумляют красочностью образов, и даже современный читатель их, кажется, поймёт более, нежели жившие в одну эпоху с автором, например такой пассаж : "...цыганок, которые пошли в лес за подснежниками, застала вьюга, они попрятались под деревьями и слились с их корой, последовала битва между арьергардом Зимы - это были существа из инея, лица ледяные, пальцы сталактитовые, прозрачные и длинные, - и первыми лазутчиками Весны, которые с трудом пробивали себе путь сквозь снег, из её подземного царства; один за другим выходили они на свет, полулюди-полуцветы, с подснежниками вместо пальцев, с фиалками вместо глаз; дули вокруг себя, растапливая снег и приговаривая: "Где Царь-Ветер, Тёплый Ветер? Дай же, дай тебя обнять, только раз тебя обнять..."



Мирча принадлежит к тем немногим авторам, которые способны соткать свой неповторимый словесный лоск, которому будут подражать последователи. Он всегда шёл своим собственным, особым путём, не благодаря обстоятельствам судьбы, а по призванию, по рождению. Уже с детства его изумляют и ошеломляют такие явления, мимо которых пройдёт большинство из нас и даже не обратит внимания. Когда автор пишет по-настоящему, значит он хочет сказать нечто важное, в нём есть что-то невысказанное что хочет быть сказано через автора, он не может об этом умолчать - такой мотив всегда чувствуется, и только он истинно ценен. У огромных армий подражателей мы не найдём и толики того, что предшествует созидательному началу любого деятеля культуры. Элиаде именно из тех самобытных авторов, которые имеют в своем творчестве то неуловимое нами в повседневной жизни, к чему каждого тянет как минимум любопытство. 

Читая Элиаде, чуткие души способны прикоснуться к открытым, как безоблачное летнее небо, измерениям тайн, которые в обыденности скрыты пелненой морока и суеты.

Для примера, мы хотим обратить внимание, в этой обобщающей статье, на небольшое произведение "У цыганок", которое Мирча пишет в Париже 1959 года. Без ложной интриги, заранее предупредим не чувствующих в себе готовности к таким темам - не знакомиться с этими произведениями.


"У цыганок" Элиаде пишет находясь в парижском гостинечном номере, где до его размещения покончил с собой молодой студент, о чём Мирча узнаёт уже после выселения и написания рассказа. И само произведение посвящено вечной, неотвратимой и неизбежной теме - теме ухода, теме смерти.

 Право, волнительно касаться этого рассказа, даже ради того чтобы писать на него более подробный разбор, настолько Элиаде сильно-ощутимо вводит нас в мистику происходящего, передаёт эмоции и чувства сопотствующие окончанию земного пути и уходу в неизведанное... 

Главный герой рассказа Гаврилеску был учителем музыки, Мирча тоже играл на пианино, давал концерты и планировал карьеру музыканта. Большая часть романов Элиаде бесспорно автобиографичны, и здесь, быть может, автор частично описывает сам себя. Видя себя таким, каким бы он был следуя по пути искусства, а не по стезе научной. Возможно, таким и именно так представлялся бы ему конец его собственных дней, так воспринятым, как сон, как вечная память о несчастной, несбывшейся любви к Хильдегард, к той, которая всё же приходит в самом конце как видение, чтобы увести, прекрывающего свою печаль чрезмерной витальностью музыканта, в другой мир. 



В этой статье мы не ставим задачи анализа конкретного произведения, но литература Элиаде изобилуют культурологическими и религиоведческими отсылками. В рассказе, который мы взяли как пример, извозчик везущий людей с церкви на кладбище, отказавшийся от бумажной купюры в сто лей, но соглашающийся на монеты, может отослать нас к древнегреческому Харону, перевозящему тени умерших за плату через реку Стикс. Произведения Элиаде полны скрытых смыслов, даже те из них, в которые Мирча их намеренно не вкладывал - изумительный рассказ "Змей" Элиаде пишет "на одном дыхании" не прибегая к материалам по символизму змеи.

 Мы бы не хотели слишком сильно отделять художественное творчество Мирчи, от его научных изысканий, наоборот, читая Элиаде-писателя - глубже и ярче погружаешься в его академические исследования. "Загадка доктора Хонигбергера" и "Серампорские ночи" прекрасно дополняют и сонастраивают с трудами по индийской культуре и религии.


Надеюсь, этим скромным текстом, мы способствуем обращению внимания читателя, на литературное наследние достойного сына Румынии, чья сияет звезда и не погаснет вовек.