Совет по международным отношениям (CFR) – скрытое лицо глобализации. Ч. I

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

11.04.2013

 

Реальная структура мировой власти

Совет по международным отношениям  (CFR) - малоизвестная, но очень влиятельная в вопросах международных отношений организация, которая постепенно расширяла свою власть, престиж и сферы влияния, до такой степени, что уже сегодня можно говорить о ней как о “мозге мира”, который вырабатывает сложный и неопределенный курс для всей планеты.

Не существует народа, региона, экономического, общественного или политического сегмента, который мог бы ускользнуть из-под влияния Совета. Совершенно очевидно, что такой необычной силы и влияния Совету удалось добиться за счет нахождения “за занавесом”. Сегодня CFR  представляет собой теневую, мало известную широкой публике и очень эффективную организацию. Организация состоит из 3.600 высоко авторитетных в своих областях членов.

Таким образом, Совет объединяет высших руководителей финансовых учреждений, промышленных гигантов и средств массовой информации, исследователей и академиков, военных самых высших уровней и политиков, государственных служащих и деканов университетов, факультетов, исследовательских центров.

Его фундаментальные цели состоят в распознании и оценке широкого спектра политических, экономических, финансовых, общественных, культурных и военных факторов, которые охватывают абсолютно все грани общественной и частной жизни Соединенных Штатов, его Союзных Сил и оставшейся части мира.

Сегодня, благодаря огромной власти Соединенных Штатов, область анализа CFR охватывает целую планету. В самом деле, CFR представляет собой могущественный центр анализа и геополитического и стратегического планирования.

Его исследования и оценки проводятся различными исследователями и группами, созданными внутри CFR. Они пытаются распознать угрозы и возможности мирового окружения, оценить силы и слабые стороны групп интересов внутри CFR и реализовывать масштабные стратегические, тактические и планы по проведению операций во всех областях, которые мы называли.

Хотя эти интенсивные, глубокие и эффективные задания осуществляются внутри окружения CFR, ключ к пониманию его деятельности лежит,  в том, что CFR никогда не действует ради себя самого, это делают его индивидуальные члены.

Они представлены мульти- и транснациональными корпорациями, международными банками, многосторонними международными учреждениями, правительствами, университетами, вооруженными силами и средствами массовой коммуникации. Эти члены CFR никогда не оглашают и ни в коем случае не намекают на их принадлежность к CFR.

Естественные области влияния каждого из его членов, которых мы имеем в виду, ко всему прочему очень могущественны, так как сегодня обнаружено, что - члены CFR  -- это большая часть президентов, топ-менеджеров и акционеров предприятий Fortune 500[1], которые в совокупности контролируют почти 80% американской экономики. Они являются работодателями для более чем  25 миллионов людей, и вместе они создают рыночную стоимость, в два с половиной раза превосходящую валовой национальный продукт Соединенных Штатов.

Членами CFR также являются высшие руководители больших банков, таких как Chase Manhattan семьи Рокфеллер, который недавно объединился с банком J.P.Morgan, Bank of America и  CitiGroup, капитал которого сегодня превосходит 250 000 миллионов долларов; руководители восьми мультимедийных мировых монополий; ректоры и деканы больших университетов и факультетов, таких как Harvard, MIT (Массачусетский технологический институт),  Johns Hopkins, Princeton, Yale, Stanford и Чикагский Университет. Наконец, ключевой момент в этом собрании планетарной власти, - это 150  мест американского правительства, включая самые значимые посты в вооруженных силах.

Высокопоставленные члены CFR

В другой работе мы предоставляли развернутую информацию по этому поводу[2]; здесь мы упоминаем только некоторых высокопоставленных и влиятельных членов CFR, таких как: Дэвид Рокфеллер, Генри Киссинджер, Бил Клинтон, Збигнев Бжезинский,  Джордж Буш (старший), бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт, биржевик Джордж Сорос, судья верховного суда Стефен Брейер, Лоуренс А. Тиш (президент сети Loews/CBS), госсекретарь Колин Пауэл, Джек Уэлш (президент компании General Electric), Томаc Джонсон (президент CNN и  управляющий Aol/Time-Warner), Кэтрин Грэхем (рукводительница группы Вашингтон Post / Newsweek / International Herald Tribune); Ричард Чейни (вице-президент США, экс-министр обороны при Джордже Буше (старшем), и экс-президент нефтяной компании Halliburton), Сэмуэл “Sandy” Бергер (советник президента Клинтона по национальной безопасности), Джон М. Дойч (экс-управляющий ЦРУ при президенте Клинтоне), Алан Гринспен (председатель Федерального резервного банка), Стэнли Фишер (экс-директор Международного Валютного Фонда и настоящий директор CitiGroup), Энн Крюгер (действующий замдиректора МВФ), Джеймс Д. Вольфенсон (президент Всемирного Банка), Пол Волкер (президент CS First Boston Bank и экс-управляющий Резервной системы), Джон Рид (директор и экс-президент CitiGroup); экономисты Джеффри Сакс, Лестер Туроу, Мартин Фельдман и Ричард Н. Купер; экс-секретарь Казначейства, экс-президент Goldman Sachs и настоящий co-учредитель CitiGroup, Роберт Рубин, экс-госсекретарь президента Рейгана и "посредник" в конфликте Фолклендских островов,  Александр Хэйг, "посредник" в конфликте Балкан Ричард Холбрук, президент IBM, Льюис В. Герстнер, сенатор-демократ, Джордж Митчел, депутат-республиканец Ньют Гингрич и советник президента Буша по национальной безопасности - Кондолиза Райс, коммерческий представитель Буша Роберт Зеллик, Элиот Абрамс, Уильям Перри, Марк Фалькофф, Пол Вольфовиц, Ричард Перл и Ричард Эрмитаж среди многих других.

Здесь мы находим ключ высокой эффективности CFR, тем более что те решения и планы, которые осуществляются и о которых договариваются во время заседаний, конференций, и в рабочих группах за закрытыми дверьми, потом осуществляются его различными членами Совета уже в их формальных областях власти. А уж какие это области!

Логичным будет заключить, что, если внутри CFR разрабатываются планы относительно глобализации экономики и финансов, или относительно того, в каких регионах планеты будет царить мир и благополучие, а какие увязнут в кровавых конфликтах, и принимаются решения осуществить эти планы, то тогда не может быть никакого сомнения в том, что действия, координируемые такими людьми как президент, его госсекретари, министры обороны, Казначейства, торговые представители, главные банкиры и финансисты, гиганты промышленности, руководители средств распространения информации, военные и академики, что эти действия приведут к конкретным, эффективным и непреодолимым результатам.

Действительно, чтобы понять, как функционирует наш современный мир, необходимо отделить формальную власть от реальной власти.

То, что сообщают нам средства массовой информации ежедневно в телерепортажах и газетах, это не что иное, как видимые и конкретные результаты действий структур формальной власти (особенно национальных правительств и рынков) в ответ на обычно однозначные решения  технократической и наднациональной структуры финансов и предприятий.

Но реальная власть - это та, которая менее заметным способом, планирует и решает, что, когда, где будет происходить и кто это будет осуществлять.

Особая роль США

Ввиду того, что Соединенные Штаты сегодня единственная сверхдержава планеты, разумно было бы предположить, что структура мировой власти и мировое правление осуществляется непосредственно с самой территории США и через их политическую и экономическую структуру.

Это не означает, что американский народ  составляет обязательную часть этой схемы. Скорее ее составляет элита и правящий класс; так называемый Establishment. Речь идет о силах, которые действуют внутри Соединенных Штатов (так же, как и внутри Великобритании, Франции, Германии, Японии, Испании, Аргентины, Бразилии и Кореи), но не обязательно принадлежат самим Соединенным Штатам (также как их союзники в других странах не представляют ни сам народ, ни отвечают его интересам).

Для понимания того, как на самом деле работают Соединенные Штаты, нужно всегда помнить, что их политика – особенно их  внешняя политика – управляется из Вашингтона (они сами свое правительство называют "Администрацией"), который является резиденцией формальной власти.

Однако, истинное американское правительство правит, находясь в Нью-Йорке -  резиденции реальной власти. Это понятно, так как реальная власть нуждается в твердой почве под ногами для того, чтобы суметь осуществить сложные стратегии в пространстве и времени, которые охватывают всю планету и проектируются на многие десятилетия.

Эти властные центры быстро поняли уже много десятилетий назад, что нет ничего более неэффективного и непродуктивного для создания и выполнения долгосрочных политических, экономических, финансовых и общественных стратегий, чем демократическая система, которая с ее высокой публичностью и постоянными переменами заставляет руководителей отчитываться перед обществом за каждый свой шаг.

Насколько эффективней получается руководить скрыто и действовать при помощи организации, такой, как CFR, которая в принципе формально является «джентльмен клубом»[3]. Она состоит из могущественных и влиятельных людей, занимающих руководящие или даже президентские посты в течение целых десятилетий. И ни один из них абсолютно ни перед кем не должен отчитываться за свою деятельность, находясь вне своих должностей и внутри самой организации.

Так, 3600 влиятельных людей могут в огромных масштабах воздействовать на бесчисленные миллионы людей на всей планете.

На самом деле, речь идет о центральной оси реально могущественных мужчин и женщин, так как помимо CFR существуют и другие аналогичные как американские, так и международные организации, специализирующиеся на изучении геополитических международных вопросов и продвижении современной глобальной модели мира:

The Hudson Institute, The RAND Corporation[4], The Brookings Institution, The Trilateral Commission[5], The World Economic Forum, Aspen Institute, American Enterprise Institute, Deutsche Gesellschaft für Auswärtigen Politik, Bilderberg Group, Cato Institute, Tavestock institute, y el Carnegie Endowment for International Peace, среди прочих.

Все эти интеллектуальные центры или "банки мозгов", как их называют в США, объединяют лучших людей в различных областях при условии, что они будут действовать в соответствии с основными политическими целями глобалистов: создание мирового частного правительства, систематическое разрушение структур всех суверенных национальных государств (хотя понятно, что не всех одинаковым образом и ни в одно и то же время), социокультурная стандартизация, введение глобальной финансовой спекулятивно-ростовщической системы, создание мирового общественного мнения через могущественное психологическое воздействие планетарного масштаба и управление системой глобальной войны, которая объединяла бы массы при помощи постоянного натравливания на какого-то "внешнего врага", реального или воображаемого. [6]

У истоков CFR

В мае 1919 года, небольшая группа влиятельных банкиров, адвокатов, политиков и академиков – все они участники переговоров между победившими Союзными Силами и потерпевшими поражение на европейских полях сражений Центральными Силами, - собравшись в гостинице Majestic в Париже, приняли нестандартное решение: сформировать два “банка мозгов” или две ложи с целью защиты мировых англо-североамериканских интересов.

С этого учреждения, которое сегодня выросло до уровня важнейшего центра геополитического и геоэкономического планирования на всей планете, началась восьмидесятилетняя разработка нового мирового порядка, который был приспособлен к колониальным англо-североамериканским интересам и интересам его Союзных Сил, тогда и сегодня.

Суть стратегии заключалась в создании двух организаций: одной в Лондоне, которая должна была быть переименована в Royal Institute of International Affairs (RIIA), и другой в Соединенных Штатах, которая бы называлась Council on Foreign Relations (CFR), со штабом в Нью-Йорке.

Обе организации несли яркую идеологическую печать  постепенного социализма как оси коллективного контроля, идеи которого уже в конце XIX века были поддержаны Фабианским обществом, финансируемым компанией Round Table Group южноафриканского магната Сесиля Родса и семьей финансистов-космополитов Ротшильдов. CFR также предоставляли опору и финансовую поддержку самые обеспеченные и могущественные американские семьи, такие как Рокфеллер, Морган, Мэллон, Харриман, Алдрих, Шифф, Кан, Варбург, Ламонт, Форд, Карнеги (последние, в частности через организацию, предшествующую CFR, Carnegie Endowment for International Peace).

С момента его создания CFR получил поддержку печатного издания, которое даже сегодня продолжает быть самой престижной и влиятельной публикацией Соединенных Штатов в сфере геополитического анализа: Foreign Affairs, про который говорят, что “то, что сегодня печатается в "Foreign Affairs",  завтра преобразовывается в официальную внешнюю политику Соединенных Штатов”.

Среди основателей и первых руководителей CFR - выдающиеся личности, такие как: Аллен Уэльш Даллес, один из самых выдающихся выразителей идеей "плана", интеллигент и американский разведчик, который укрепил структуру ЦРУ, превратив его в американский интеллектуальный центр; журналист Вальтер Липпманн, директор - основатель еженедельника The New Republic и проницательный стратег психологического воздействия; банкиры Отто Кан, и Пол Мориц Варбург,[7] последний - уроженец Германии, эмигрировал в Соединенные Штаты, где в 1913 он разработал и воплотил в жизнь законодательство, которое способствовало созданию Федерального Резервного Банка, частного американского центробанка, который до наших дней осуществляет контроль над всей финансовой структурой американцев.

По окончании Второй Мировой войны и в качестве части “нового мирового порядка” послевоенного периода, Федеральный резервный банк оказался дополнением к Международному Валютному Фонду и Всемирному Банку, также созданными членами CFR.

Эти три учреждения в совокупности контролируют современную глобальную финансовую систему. Достаточно указать здесь на то, что единственная глобализация, которая сегодня реально наблюдается и ценится во всем мире - глобализация финансовой системы, которая освободила  национальный контроль, в то время как экономическая и политическая системы на сегодняшний день продолжают ориентироваться на национальную область.[8]

Среди основателей CFR, например, географ и президент American Geographical Society, Исайя Боуман, который вместе с командой англо-североамериканцев занимался разработкой новой карты Европы после Первой Мировой войны. Эта карта, подкрепленная Версальским Договором, должна была спровоцировать множество волнений в последующие десятилетия. Именно два экономиста CFR, Оуэн Д. Янг и Чарльз Дэйвз в двадцатые годы разработали планы "рефинансирования" долга, навязанного Германии после войны из-за этого же Договора.

Именно члены CFR  как высокопоставленные руководители банка Резервной системы спровоцировали фальсификации и уменьшение денежной массы, которые помогли развязывать финансовый кризис 1929 г. А дальше уже из кризиса всегда выходят победителями те, кто обладает большим количеством денег.

Именно члены CFR давили на общественное мнение через всеохватывающие средства массовой информации, которые находились под его контролем: радиостанции NBC и CBS и газеты Washington Post и New York Times, - для того, чтобы сломать идею американского нейтралитета перед новой войной, развязанной в Европе  с 1939 г.




[1] “Fortune 500” - 500 самых больших предприятий Соединенных Штатов согласно рейтингу, который ежегодно печатает журнал “Fortune”.

[2] см. "Мозг Мира: скрытое лицо Глобализации"// El Cerebro del Mundo: la cara oculta de la Globalización (Ediciones del Copista, Córdoba, 1999, 404 p.)

 

[3] Так называет CFR историк Питер Грос в его работе об истоках CFR, “Continuing The Inquiry” (Council on Foreign Relations publications, Нью-Йорк, 1996). Грос также является членом CFR.

[4] "Банк мозгов" Воздушных сил США и создатель Интернета. Сформирован сразу после Второй мировой войны, объединив Воздушные силы США и Douglas Aircraft Company (сегодня Boeing Airplane Co.).

[5] Основана в 1973 Дэвидом Рокфеллером. Объединяет интересы США/ Канады, Западной Европы и Японии. Ее идеолог - Збигнев Бжезинский, преподаватель Джорджтаунского и Колумбийского Университета и экс-советник по национальной безопасности при президенте Джеймсе Картере (который также был членом CFR и The Trilateral Comission)

[6] Среди "врагов" последних десятилетий мы можем назвать фашизм, нацизм, японцев, коммунизм, загрязнение окружающей среды, терроризм, Саддама Хуссейна, Слободана Милошевича, мусульманский фундаментализм, милитаризм, антисемитизм, борьбу с наркотиками (несмотря на недавние объятия президента Биржи Нью-Йорка Ричарда Грассо и начальника финансов Колумбийских вооруженных революционных сил FARC - Рикарду Рейеса) среди прочих.

 

[7] Семья Варбург была очень престижной и могущественной семьей немецких евреев банкиров, приближенной к Ротшильдам и Шиффам, владельцам  Kühn, Loeb & Co. в Нью-Йорке. Пол Варбург был их партнером. После Первой Мировой войны, показательные обстоятельства способствовали тому, что Пол Варбург на Версальской конференции сидел на стороне победивших Союзных Сил, в то время как другой Варбург, - его брат Макс был на стороне побежденных немцев. Якоб Шифф, партнер Пола Варбурга, финансировал японцев в 1905 против Русской Империи и он же финансировал революционеров, которые готовили Большевистскую революцию.

[8] Доказательством этого может служить тот факт, что международная торговля составляет лишь 12-15 %  Валового продукта, накопленного всеми нациями. То есть, 85 % мировой экономической деятельности всё еще концентрируется во внутренних экономиках стран. Совсем другое дело - финансы, охваченные глобальной системой. Более того, можно утверждать, что, если финансовая система глобализируется благодаря информационным технологиям и телекоммуникациям и соответствует парадигме XXI века, то мировая экономическая  система сегодня ориентируется на нации и вписывается в национальную парадигму XX века. Наконец, политическая система, на которой основано сегодняшнее государство, происходит от либеральной демократической парадигмы XVIII и XIX веков. В этой асимметрии мы должны искать большую часть серьезных конфликтов современного и будущего мира: финансовая система XXI века; экономическая система XX века; и политическая система XIX века.