Stratfor: Знаки, возможности и риски удара США по Сирии

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

13.04.2018

Stratfor

Примечание редакции: текст приводится для ознакомления и не отражает мнения редакции относительно оценки событий в Сирии. 

Соединенные Штаты создают коалицию против Сирии для реагирования на предполагаемое использование 7 апреля 2018 года химического оружия против мирных жителей и повстанческих сил в Думе, недалеко от Дамаска. Главная цель операции против Сирии будет заключаться в сдерживании дальнейшего использования химического оружия. Ракетный удар, осуществлённый в апреле прошлого года Соединенными Штатами, временно этому способствовал.

Однако на этот раз удары против Сирии со стороны США могли бы быть более широкими: не только для сдерживания, но и для нанесения ущерба способности сирийского правительства совершать атаки с применением химического оружия. Но даже при поддержке коалиции и даже с большим оперативным потенциалом те же факторы, которые сдерживали Соединенные Штаты в апреле 2017 года, также ограничили бы военную операцию и на этот раз.

Обновление прогнозов

В нашем прогнозе второго квартала 2018 года мы писали, что «не сумев перевести мирные переговоры на выход из затяжной гражданской войны, Москва согласится на замораживание конфликта». Зоны деэскалации предоставят для этого средства. Но президент Сирии Башар Асад и его иностранный покровитель – Иран - не захотят признать эти области, мешая планам России». 

Ясно, что хотя Россия и другие державы стремились замедлить гражданский конфликт в Сирии посредством создания зон деэскалации, сирийское правительство намерено бороться с мятежниками в таких районах, как Дума, в восточной части Гуты. Очевидное использование химического оружия в рамках этих операций против повстанцев привело к стремлению США ударить по запасам химоружия, имеющимся у сирийского правительства, для предотвращения будущих нападений с применением химического оружия.

Однако существуют некоторые важные различия между прошлым годом и нынешней ситуацией. В апреле прошлого года Соединенные Штаты, когда они запускали крылатые ракеты по сирийской авиабазе в Шайрате, откуда, как утверждается, против Хан-Шейхуна был применен зарин, действовали в одиночку. На этот раз более широкая операция может включать в себя несколько ударов в течение нескольких дней и потребует значительно больше сил, включая вероятных членов коалиции : Францию и Соединенное Королевство. Возможно, Саудовская Аравия, Катар и  или Объединенные Арабские Эмираты могут помочь с логистикой. В более отдалённой перспективе, какое-нибудь из этих государств может присоединиться к силам союзников. Катарский эмир шейх Тамим бин Хамад аль-Тани посетил Белый дом 10 апреля. Включение в коалицию Катара и членов Совета сотрудничества стран Залива даёт шанс создать ограниченное военное сотрудничество между враждующими государствами Совета.

Операция может быть расширена по сравнению с авиационным ударом по Шайрату, чтобы сосредоточиться на унижении способности сирийского правительства использовать химическое оружие. Президент Франции Эммануэль Макрон подчеркнул большую вероятность более широкой операции, когда 10 апреля заявил, что Франция может нанести удары по химическим объектам в Сирии. Новая серия ударов может быть нацелена на авиабазы Думейр, Мардж Рухайил и Меззех вокруг Дамаска, которые сыграли важную роль при наступлении правительства в Восточной части Гуты. Также авиаудары могут быть нанесены по  другим местам, связанным с сирийской программой химического оружия.

Поскольку удар коалиции будет включать расширенный выбор целей, Stratfor внимательно изучил дополнительное развертывание США и союзных войск на Ближнем Востоке. На региональном уровне крупнейшими базами, которые могут использовать в операции против Сирии, являются база США в Аль-Удэйде в Катаре и британские военные базы на Кипре; усиленная военная активность в этих местах может указывать на масштабы предстоящей атаки.

Более широкий набор целей может потребовать базирования и обеспечения доступа для нападения из Турции, Иордании и Ирака, что потребует переговоров для получения согласия этих стран. В то время как Соединенные Штаты уже ведут переговоры с Ираком по вопросу о потенциальном авиаударе, тесные связи Багдада с Ираном могут заставить его отказать Соединенным Штатам и их партнеров в доступе к воздушному пространству Ирака. Необходимость Ирака сбалансировать свои интересы между его связями с Ираном и Соединенными Штатами проявилась после атаки в хан-Шейхуне в 2017 году, когда правительство Ирака осудило использование химического оружия против сирийских гражданских лиц, но поставило под сомнение виновность Дамаска.

Более мощный удар также, вероятно, потребует привлечения большего количества сил и средств, таких как авианосцы из Соединенных Штатов. 11 апреля авианосец «Harry S. Truman» и вспомогательные корабли планировали покинуть Норфолк, штат Вирджиния, чтобы отправиться в Средиземноморье и на Ближний Восток, в то время как авианосец «Theodore Roosevelt» и его группа могут передислоцироваться из Тихого океана.  Авианосцу «Harry S. Truman»  потребуется неделя, чтобы прибыть в Средиземное море.

Чем шире кампания против Сирии, тем больше риск для российских войск в стране. Политические последствия гибели русских после авиаударов США будут зависеть от того, будут ли убиты русские военные или сотрудники частных военных компаний.

Российские ЧВК уже несли потери от действий США в Сирии. Это привело к последствиям, и остается открытым вопрос о том, как Россия будет реагировать, если её регулярные военные погибнут в ходе кампаний, ведомых США. Соединенные Штаты могут попытаться смягчить этот риск, как это было в апреле 2017 года, предупредив Россию о надвигающихся ударах. Российское присутствие в Сирии, которое в основном сосредоточено в Тартусе, Латакии и Дамаске, также ограничивает возможности США для выбора целей. Более масштабная кампания повысит риск столкновения с российскими силами. Напротив, если США ударят по иранским силам последствий для Соединенных Штатов будет меньше. Об этом свидетельствует недавний факт: когда 8 апреля Израиль ударил по авиабазе Т-4 в Сирии, убив нескольких иранцев, немедленного возмездия со стороны Ирана не последовало.

Между тем, действуя на уровне дипломатии, Соединенные Штаты призвали Организацию по запрещению химического оружия расследовать химатаку. Организация уже заявила, что отправит экспертов в Думу (где Россия и Сирия сотрудничают), но, как это стало ясно еще в 2017 году, начало расследования не является гарантией сдерживания военных действий. Чем дольше будет продолжаться любая потенциальная операция, тем вероятнее, что вступят в силу политические ограничения, такие как Закон о военных силах США.

Вот что Stratforнаписал в апреле 2017 года перед налетом крылатых ракет США на авиабазе Шайрат. Он остается применимым и сегодня:

«Ограниченные карательные удары

Ограниченный карательный удар по правительственным точкам является наименее рискованным вариантом и требует минимальных ресурсов. Этот вариант призван продемонстрировать доверие к США и сдержать дальнейшее использование химического оружия, путем поражения некоторых правительственных точек, включая средства управления и другие важные и символические цели. Карательные удары могут иметь различные уровни интенсивности, продолжительности и масштаба, но они по существу предназначены для отправки сообщения, а не для устранения возможности сирийского правительства использовать химическое оружие».

Набор целей

В этом сценарии количество возможных целей превышает число, которое США хотели бы атаковать. Средства командования и управления, скорее всего, будут приоритетными - это послужит американцам сигналом, что сирийское правительство, особенно военное руководство, поплатится за решения об использовании химического оружия. Однако на самого президента Сирии Башара Асада, скорее всего, нападать не станут, потому что удар по высшему руководства мог бы быстро втянуть Соединенные Штаты в полномасштабный конфликт, чего они хотели бы избежать в таком сценарии. Конкретными объектами, которые могут быть подвергнуты бомбардировкам, являются аэропорт, откуда сирийский самолет совершил нападение, и конкретная штаб-квартира командира, который запустил операцию.

Уничтожить возможности правительства по доставке химического оружия

Если Соединенные Штаты решатся расширить миссию еще дальше, они могут также попытаться лишить Дамаск способности использовать химическое оружие, а не просто препятствовать этому. Средства управления, контроля и связи все еще могут стать целью удара, но для этой операции также потребуется атаковать гораздо более широкую сеть целей и, возможно, даже связанную с ними систему защиты.

Набор целей

Миссия сосредоточится на трех основных вариантах, которыми Дамаск может воспользоваться для использования химического оружия: военно-воздушных силах, баллистических ракетных подразделениях и артиллерии.

Хотя несколько правительственных аэродромов были нейтрализованы или захвачены мятежниками, некоторые другие продолжают функционировать. Есть, наконец, шесть крупных сирийских аэродромов, которые связаны с сирийским арсеналом химического оружия. Чтобы обезвредить аэродром, Соединенные Штаты могут разрушить аэродром, атаковать самолеты, уничтожить запасы топлива и боеприпасов и привести в негодность средства наземного контроля, РЛС и средства обслуживания.

Помимо сирийских ВВС, другие силы лоялистов также обладают большим количеством артиллерийских и баллистических ракет, которые могут быть использованы для атак с применением химического оружия. Однако Соединенные Штаты вряд ли будут серьезно выходить за пределы намеченных целей, связанных с ВВС, поскольку это фактически втянет  Соединенные Штаты в прямую и полномасштабную войну против правительства Асада - вариант, который, по всей вероятности, пока не обсуждается.

Фактор риска

Хотя диапазон вариантов, доступных Соединенным Штатам для военного реагирования в Сирии, различается по степени рисков, ни один из них не лишен рисков. Опасностей много и они долгосрочны, начиная с потерь в силах, средствах и в рядах личного состава до начала активного конфликта с Россией. Даже если предположить, что авиаудар будет проведен без сучка без задоринки, с небольшим побочным ущербом или без него, это несомненно скажется на американских действиях в Сирии.

 

В первую очередь, увеличится вероятность того, что сирийские лоялисты будут пытаться помешать полетам США или даже наземной активности в стране, скажется это и попытках избежать конфликтов с Россией. Суть в том, что в Сирии нет простых военных вариантов, и даже лучшая операция будет неизбежно приводить к эскалации и умножению факторов, ведущих к неверным расчётам, уже имеющихся в столь запутанном конфликте.