«Таких роботов у них нет»: смогут ли американцы создать аналоги российских боевых комплексов «Уран-6» и «Уран-9»

Подписывайтесь на канал GEOPOLITICA.RU в телеграм, чтобы первыми узнавать о главных геополитических новостях и важнейших политических событиях дня!

14.05.2018

Российские роботизированные комплексы «Уран-6» и «Уран-9» являются революционными разработками, отмечает американский журнал National Interest. Издание подчёркивает, что РФ подошла к внедрению данного типа вооружения ближе конкурентов и опередила в этой области США. Аналоги отечественных беспилотных танков могут появиться в Соединённых Штатах не раньше 2019 года. Как преимущество России в «умном» наземном оружии может изменить расстановку сил в случае возникновения военных конфликтов, выяснял RT.

«Большой шаг вперёд»

Российские беспилотные боевые машины из семейства «Уран» являются «революционно новыми» и способны изменить характер вооружённых конфликтов будущего, считает обозреватель журнала The National Interest Юджин Чоу. Особое внимание автора привлёк комплекс «Уран-9».

«На примере комплекса «Уран-9» видно, что с точки зрения технологий эпоха беспилотных танков уже началась, и вопрос только в том, как именно они будут применяться в вооруженных силах. Россия пока что ближе всех подошла к внедрению данного типа вооружения. Её дальнейшие шаги могут внести существенные коррективы в планы других стран и во многом определить подходы к боевым действиям будущего», — отмечает Чоу. 

«Беспилотные летательные аппараты широко применяются в конфликтах по всему миру, а вот наземные роботизированные комплексы в большинстве своём остаются на стадии испытаний. (В этом плане) «Уран-9» ознаменовал большой шаг вперед», — подчёркивает The National Interest .

«Уран-9» — перспективный российский многоцелевой робототехнический комплекс, предназначенный для ведения разведки, поддержки войск на поле боя и решения специальных задач в условиях повышенной угрозы жизни военнослужащих.

На его вооружении находятся 30 мм пушка 2A72, 4 противотанковые управляемые ракеты «Атака» и огнемёт «Шмель», что позволяет эффективно поражать живую силу и бронетехнику противника.

Собрат «Урана-9», о котором также пишет The National Interest, «Уран-6» — беспилотная боевая машина, предназначенная для разминирования местности и проделывая проходов в минных полях, применявшаяся при разминировании Пальмиры. Другим российским роботом-сапёром из этого же семейства является «Уран-10». Если «Уран-6» нацелен в первую очередь на борьбу с противопехотными минами, то 10-я модификация — на противотанковые мины, весящие свыше 10 кг. Кроме того, на вооружении российских ВС стоит роботехнический комплекс пожаротушения «Уран»-14. 

«Уран-9» и «Уран-6» принимали участие в параде Победы 9 мая 2018 года.

«Все представленные комплексы вооружения стоят на вооружении российской армии или находятся в опытной эксплуатации, большинство новинок прошли боевую апробацию в Сирии», — заявили в Минобороны России.

Передовые позиции

«Это не единственные роботизированные комплексы, которые есть у российской армии, — отметил в интервью RT военный эксперт Виктор Литовкин. — Есть те, что предназначены для действий в городе, горах, на пересечённой местности».

Среди других российских боевых наземных роботов (а точнее — наземных беспилотников, так как все они управляются операторами): вооружённый крупнокалиберным пулеметом «Корд» или ПКТМ комплекс «Нерехта», решение о принятии на вооружение которого было принято в 2017 году, разведывательно-ударный наземный комплекс «Вихрь», вооружённый пушкой 2A72, 7,62 мм пулемётом ПКТМ, противотанковым ракетным комплексом «Корнет» и 30-мм автоматическим гранатометом АГ-17, а также две разработки концерна «Калашников»: боевые роботизированные платформы «Соратник» и «Нахлебник».

«Соратник» обладает универсальной гусеничной платформой, на которой в зависимости от решаемых задач могут быть размещены пулемёты, гранатометы АГ-17А или противотанковый комплекс «Корнет-Д» («Корнет-ЭМ»). «Нахлебник» — несмотря на название — тоже грозная машина. Небольшой наземный дрон способен произвести 6000 выстрелов в минуту из авиационного пулемёта ГШГ-7,62.

Как правило, боевые наземные дроны планируется применять там, где существуют высокие риски потерь.

«Мы пытаемся защитить жизнь нашего солдата, и это очень важное направление деятельности вооружённых сил», — подчеркнул Литовкин.

Как отметил в интервью RT главный редактор журнала «Арсенал Отечества», военный эксперт Виктор Мураховский, Россия в области разработки наземных роботехнических комплексов, предназначенных для разминирования местности, огневой поддержки, патрулирования, находится на одной из передовых позиций во всём мире.

В роли догоняющего

«Разработку беспилотных танков начинали, к примеру, США, Китай и ряд других стран, однако там ещё не до конца оценили возможности применения данной платформы, а также способы преодоления её ограничений», — отмечает Юджин Чоу.

По его словам, главную проблему представляет поддержание связи с такими комплексами. В отличие от БПЛА, сигналы, идущие к наземным дронам, встречают на своём пути множество препятствий: холмы, горы, здания. Из-за этого нужно размещать операторов в непосредственной близости от зоны применения роботехнических комплексов, тем самым подвергая их жизнь опасности.

Как сообщали американские СМИ в феврале 2018 года, Соединённые Штаты планируют начать испытания первых армейских сухопутных роботехнических комплексов лишь в 2019 году. В 2021-м году первые образцы поступят в Сухопутные войска США.

«В Сухопутных войсках (Вооруженных сил США) осознали, что робототехника будет иметь важнейшее значение для нашего успеха в будущем», — прокомментировал новость изданию Military.com полковник Уильям Наколс, руководитель отдела проектов по разработке роботизированных и автономных манёвренных комплексов, недавно созданного в рамках командования сухопутных войск США по боевой подготовке и разработке доктрины (TRADOC).

«Американцы превосходят нас по количеству РТК, — отмечает Мураховский. — Но у них нет крупногабаритных изделий. В основном это роботы и минироботы весом несколько килограммов, предназначенные для обследования помещений, прохода, самодельных взрывных устройств. Таких роботов как «Уран-6» и «Уран-9» у них нет».

С 2007 года в Ираке и Афганистане США и их союзники использовали беспилотные роботизированные системы небольших размеров (PackBot, TALON), но в их задачи входило, как правило, разминирование местности или разведка, но не боевая поддержка войск.

«Они больше внимания уделили разработке роботов, обеспечивающих тыловую поддержку, — подчёркивает Мураховский. — В этом отношении их самая передовая разработка — шагающий робот от компании Boston Dynamics не была боевой. Робот должен был нести запасы воды и продовольствия для пехотного отделения».

Однако ни эта разработка, ни проект использования беспилотных автомобилей в тыловых колоннах, не нашли применения в американских войсках.

«Быстрый прогресс России в области беспилотных систем предполагает, что США должны готовиться к битве против врагов, которые поставят войска США в сложное положение», — отмечал в конце 2017 года автор издания Defense One Самуэль Бендетт. 

Но наибольший градус истерии задали британские медиа. В 2017 году The Sun писала о «пугающем интеллектуальным киборге» Ф. Е. Д. О. Р., умеющем стрелять с двух рук, в марте 2018 Daily Mail пугала читателей русским роботами, которые будут травить диссидентов, а в начале мая 2018-го Daily Express писала о «чудовищной российской армии роботов».

«То, что мы лидируем, это правда, — отмечает Литовкин. — Мы продемонстрировали роботизированные комплексы и на параде и на учениях. Они прошли обкатку в Сирии и проверены в деле».

За всем стоит человек

«Беспилотные летательные аппараты изменили характер современного боя. Аналогичные перемены в сфере боёв на суше произойдут и с внедрением наземных роботизированных комплексов», — считает Юджин Чоу.

В свою очередь Самуэль Бендетт отмечает, что наземные роботехнические комплексы вполне можно использовать в комбинации с разведывательными и ударными воздушными беспилотниками. В частности уже упоминавшийся российский комплекс «Вихрь» может быть оснащён транспортно-пусковым контейнером для БПЛА и летной подъемной платформой коптерного типа.

«Роботехника, конечно, привнесёт определённые изменения в тактику действий, борьбу с террористами, но это будет зависеть от того, где это будет применяться, на открытой местности, в городе, закрытом пространстве», — считает Литовкин.

Тем не менее, по мнению эксперта, не стоит рассчитывать, что в ближайшем будущем солдат на поле боя заменят боевые киборги.

«За всем этим находится человек. Надо понимать, что без человека никакие роботы на поле боя действовать не могут, хоть на расстоянии, но он присутствует. Эти роботы не автономны», — подчёркивает Литовкин.

Схожее мнение высказывает и Мураховский. «Робот — это не замена человеку, это подспорье человеку, — отмечает эксперт. — Никаких новых свойств в характер общевойскового боя или антитеррористической операции роботы не вносят».

 

Источник: RT