Вердикт в Берлине: ящик Пандоры от Bellingcat

17.12.2021

Правительство ФРГ объявило персонами нон-грата двух сотрудников посольства России после оглашения приговора по делу об убийстве в Берлине чеченского боевика Зелимхана Хангошвили. Об этом заявила глава МИД ФРГ Анналена Бербок. Накануне суд в Берлине приговорил к пожизненному заключению гражданина нашей страны, которого признали виновным в смерти Хангошвили. По версии немецкого следствия, с которой согласился суд, обвиняемый якобы действовал от имени российских силовых ведомств, а его устранение согласовывалось чуть ли не в высших эшелонах власти.

Российский посол в Германии Сергей Нечаев назвал вердикт необоснованным и политически мотивированным:

«Абсурдный тезис о причастности к деликту Российской Федерации на протяжении всего судебного процесса методично навязывался общественности, вплетался в общий антироссийский фон, но в итоге так и не был подтвержден убедительными доказательствами. Принимать в качестве таковых псевдорасследования и голословные утверждения ангажированных платформ Bellingcat* и Insider*(оба признаны в России иностранными агентами – прим. ред.), неоднократно менявшиеся показания обработанного спецслужбами Украины "свидетеля" и иные домыслы, по меньшей мере, странно».

Российский МИД отметил, что судебное решение «носит характер явного политического заказа».

Сомнительные данные

Зелимхана Хангошвили убили 23 августа 2019 года в одном из парков в центре Берлина. Подозреваемого задержали почти сразу. Однако более 2-х лет германские власти и в целом западные СМИ пытались найти доказательства причастности России к устранению террориста. Сеть «расследователей» в лице журнала Der Spiegel и признанных позже в России иноагентами ресурсов Bellingcat и Insider уже 30 августа 2019 года выдвинула эту версию и с тех пор неукоснительно ее придерживалась.

Что важно: немецкие правоохранительные органы выстроили обвинение именно на доказательствах Bellingcat и подобных источниках. Однако, эти данные в большинстве случаев невозможно проверить. В конечном счете, они основываются на неких «достоверных источниках»: то один такой источник «сольет» паспортные данные заявления на визу из консульств Франции и Словакии в Санкт-Петербурге, то другой «заглянет» в закрытую базу данных в России, то третий «ознакомится» с уголовным делом, в котором якобы фигурирует обвиняемый. И уже на основании сообщения этого «заглянувшего» и незаконно добытых либо сфальсифицированных сведений выстраивается теория о работе обвиняемого на ФСБ. И так буквально везде в данном расследовании. Открытых источников, которые можно было бы объективно проверить, в нем практически нет.

Ссылки на «анонимные источники», которые боятся преследований и потому не смогут давать показания – очень удобный способ для вброса недостоверной информации или результатов работы спецслужб. А Bellingcatуже ловили на лжи, в частности – в обвинениях властей Сирии в химических атаках. Также ни для кого ни секрет финансирование организации фондом NED, связанным с правительством США и признанным нежелательным в России, МИДом Великобритании, Фондом Сороса (который также признан нежелательной организацией в России) и другими атлантистскими структурами.

В Bellingcat открыто работают бывшие сотрудники западных спецслужб.

Доверяй, не проверяй

В конечном счете, германское обвинение было вынуждено пригласить в суд в качестве «свидетеля» некоего «расследователя Bellingcat» Христо Грозева – сомнительного персонажа, которого в родной Болгарии обвиняют в связях с криминалом. Потом этой чести удостоился Роман Доброхотов из The Insider, проходивший в России по делу о клевете и незаконно сбежавший на Украину.

Все эти не заслуживающие доверия персоны были нужны только для одного – для «легитимизации» показаний «достоверных источников», которые возможно и вовсе не существовали. Когда украинские спецслужбы нашли в Харькове человека, который был якобы родственником обвиняемого, то в суде он не смог опознать своего предполагаемого зятя. Зато после беседы с Bellingcat заартачившийся свидетель вдруг «прозрел».

У суда была лишь возможность поверить на слово Грозеву и Доброхотову – или не поверить. И он предпочел поверить. Однако, даже такие ангажированные наблюдатели этого процесса, как главный редактор русской редакции Deutsche Welle Кристиан Триппе, признают, что германские силовики смогли проверить «далеко не все» данные, предоставленные Bellingcat и их младшими партнерами. 

Сомнительные мотивы

Нет никаких сомнений, что расследование дела Хангошвили с самого начала имело политический характер. Серьезным образом не рассматривалась ни одна из альтернативных версий убийства боевика.

Хангошвили был уроженцем Панкисского ущелья, гражданином Грузии и агентом грузинских спецслужб и бежал в Германию из этой страны через Украину вместе с силовым окружением Саакашвили. В Грузии на него уже совершали покушение. Хангошвили был замешан в событиях в ущелье Лопота в 2012-м году, когда грузинские силовики убили 11 чеченцев, объявив их боевиками. Накануне убийства он намеревался встретиться с женой Саакашвили и бывшим нидерландским дипломатом Сандрой Руфолс. Все эти данные говорят о его непростых отношениях как с группировкой Саакашвили, так и грузинским государством. Заинтересованы в кровной мести были и родственники жертв провокации в Лопоте.

Ранее, как утверждал Ислам Сайдаев, бывший эмиссар Зелимхана Яндарбиева в Грузии, Хангошвили заявлял ему, что грузинские спецслужбы его «точно ликивдируют». Однако, ни версия ликвидации агента, который слишком много знал, ни криминальный след, не стали основными для следствия. Вслед за Bellingcatгерманские правоохранители нашли лишь один мотив — «месть» за участие в нападениях террористов на Северном Кавказе. Хангошвили был причастен к рейду боевиков Шамиля Басаева на Назрань в 2004 году. Тогда погибли 93 человека – ингушские силовики и мирные жители. 

По словам российского президента Владимира Путина, Хангошвили «кровавый террорист». Однако, этот кровавый террорист достаточно много знал о связях грузинских спецслужб, а через них и американцев, с террористическим подпольем на российском Кавказе и был гораздо интереснее для Москвы в качестве собеседника, а не трупа. «Месть» как мотив выглядит откровенно слабой натяжкой, но лучшего обоснования «русского следа» не нашли.

Спецоперация информационной войны

С самого начала западные СМИ выстраивали освещение расследования по убийству Хангошвили так, как будто боевик, воевавший стороне Шамиля Басаева и Абу Валида, арабского террориста, находившегося в розыске Интерпола – невинная жертва, просто «повстанец». Зачем это делалось – понятно. Если бы боевика презентовали как террориста, кем он и был, то обвинять Россию в его убийстве было бы странно. Разве не этим занимаются постоянно израильтяне и – с беспилотников по всему миру – союзники Германии по НАТО, американцы? Последние, как показывает недавний случай с уничтожением целой семьи в Афганистане, ради этого готовы убивать невинные семьи с детьми.  И ничего, никого не судят.

Однако, представив Хангошвили в качестве «борца за свободу» в СМИ, уже можно было искать сочувствия к нему у общественности и использовать дело для подрыва имиджа России. Точь-в-точь как это было в деле Скрипаля.

Мертвый Зелимхан Хангошвили оказался гораздо ценней живого. После того как медийная кампания, связанная с «покушением» на Сергея Скрипаля, поутихла, убийство боевика пришлось весьма кстати – для продолжения обвинений России в «неправомерных» действиях в Европе, для разжигания взаимного недоверия. Любопытно, что и в случае Скрипаля, и в случае Хангошвили на «русский след» вывела британо-нидерландская организация с американским финансированием Bellingcat. Их же (и лично Христо Грозева) использовали для раскручивания темы «отравления Алексея Навального», за которой также последовали санкции и очередное политическое обострение между Германией и Россией.

Для атлантистских и ультралиберальных сил в Европе появился еще один повод высылать российских дипломатов, вводить новые санкции и пугать обывателей вездесущими российскими спецслужбами, одновременно закручивая гайки против всех недовольных в своих странах.

Вынесение приговора по делу Хангошвили явно затягивали и приурочили к формированию новой правительственной коалиции в Германии, где внешнюю политику поручили предельно антироссийской силе – «Зеленым». Теперь у них есть дополнительные основания шантажировать Москву и обосновывать немецкому обществу необходимость антироссийской, антиконтинентальной и атлантистской политики. Практически одновременно озвученные лидером «Зеленых» и по совместительству новым министром иностранных дел Германии Анналеной Бербок возражения против «Северного потока – 2» говорят сами за себя.

Что дальше?

Вердикт по делу об убийстве Зелимхана Хангошвили стал одним из элементов искусной политики англосаксонского мира, направленной против континентальной Европы и России. Германия является экономическим мотором объединенной Европы, но политически она слаба. Эту политическую слабость и зависимость политических и силовых структур ФРГ от внешних покровителей и используют англосаксы. В случае с эпизодами «отравления Навального» и убийства Хангошвили был использован механизм «независимых расследователей» – на деле предельно ангажированных иностранных НПО, которые навязали огромному немецкому государству свою волю и свою интерпретацию событий.

Новое правительство Германии пошло на поводу у атлантистов, и исходя из его состава, нет никаких оснований полагать, что оно не будет идти у них на поводу и дальше. Российско-германские отношения ждут очень сложные времена.

В то же время прецедент принятия в качестве доказательств данных «расследователей», выступающих, вероятнее всего, в качестве прокси спецслужб США и Великобритании, открывает ящик Пандоры. Bellingcat давно добивается, чтобы их выкладки принимали в качестве серьезных обоснований в судах. После вердикта в Берлине на Россию могут посыпаться новые обвинения, закрепленные в судебных решениях, и санкции, призванные разрушить сотрудничество Москвы с континентальной Европой. Те же представители Bellingcat активно занимаются «расследованием» крушения MH17 над Донбассом летом 2014-го, «покушением» на болгарского оружейного барона Емельяна Гебрева, взрывом его складов в Чехии и т. п. Кроме этих известных случаев, где якобы нашли «русский след», могут появиться и новые.

Итогом может стать вечный Russiagate – демонизация образа России в Европе. Россию и Европу жду политические и дипломатические кризисы, взаимные обвинения, высылка дипломатов и санкции. Главным выгодоприобретателем выступят британские и американские элиты, традиционно опасающиеся континентального сотрудничества в Евразии.