Возможные перспективы Грузии

31.10.2012

Политическая жизнь Грузии последнего времени активно обсуждается далеко за ее пределами. Ведь страна имеет ключевое значение не только в своём регионе. Оценить прошедшие недавно  выборы и возможные перспективы мы попросили руководителя администрации Международного "Евразийского движения" Леонида Савина.

 
-  Как известно, в Грузии, в результате парламентских выборов, к власти пришла новая политическая сила - коалиция «Грузинская мечта» -  возглавляемая  Бидзиной Иванишвили. Как Вы оцениваете такой поворот в политической жизни Грузии, и  какова, на Ваш взгляд, роль личности самого Иванишвили?
 
- Безусловно, приход новой политической силы и формирование на ее основе большинства в грузинском парламенте – это позитивное событие, как для грузинского народа, так и для Российской Федерации. Здесь была определенная обеспокоенность, что победу на выборах может одержать партия Саакашвили, и тогда проамериканский и антироссийский курс неизменно продолжился бы. С учетом того, что, по новой Конституции, баланс политических сил будет иным, роль и влияние Михаила Саакашвили (включая политиков из его команды) будет значительно снижена. Следовательно, Грузию будут ждать определенные перемены. Я надеюсь, что они будут направлены на улучшение жизни Грузии, а также нормализацию отношений с соседями. Что касается личностных качеств Иванишвили, я думаю, что сейчас еще рано оценивать его работу. Он должен начать исполнять свои предвыборные обещания, в первую очередь, и выстраивать грамотные отношения, как с Россией, так и с другими партнерам – а это и ЕС, и США -  и для этого будет нужна незаурядная осмотрительность.
 
- Будут ли, на Ваш взгляд, новые силы  проводить  иную, дружескую, политику в отношении России? И если – да, то  что это даст самой Грузии?
 
- Я надеюсь на это, так как адекватная и долгосрочная стратегия в отношении с Россией будет являться залогом благосостояния для Грузии. Россия представляет собой огромный рынок сбыта для грузинской продукции. Во-вторых, это вопрос российских инвестиций, что при режиме Саакашвили было невозможным. В-третьих – это свободное и взаимное перемещение российских и грузинских граждан, что в последние годы было ограничено. Самым острым вопросом является территориальный спор вокруг Южной Осетии и Абхазии. Думаю, что постепенно можно нормализовать и эти отношения, шаг за шагом устраняя накопившиеся проблемы. Также вопрос общей безопасности Кавказа не может быть решен без участия Грузии. Рост экстремизма и терроризма салафитского разлива может ударить и по Тбилиси, поэтому в этой сфере нужно выстраивать доверительные связи. Но необходимо иметь в виду и то, что Иванишвили  сразу же после победы заявил о стремлении Грузии в НАТО, а этот вопрос очень чувствителен и принципиален для России.
 
- Какое значение имеет, с одной стороны,  Грузия для евразийского пространства, с другой -  это пространство для самой Грузии?
 
-  Как я уже сказал, это вопрос региональной безопасности. Кроме того, противоречия вокруг Южной Осетии и Абхазии могут быть полностью сняты, если эти образования вместе с Грузией войдут в Евразийский Союз. Механизмы могут быть различными – в качестве конфедерации, либо на основе многосторонних соглашений с должными гарантиями. Из постсоветских республик на Южном Кавказе все государства имеют территориальные претензии друг к другу, и кто первым присоединится к Евразийскому проекту, может стать показательным примером для своих соседей.
 
- Какие плюсы и минусы, по Вашему мнению,  сулит Грузии  её прозападная ориентация, и какие  - пророссийская?
 
- Нужно задаться вопросом, что реально Запад может дать Грузии. Техническую помощь и политические реформы? Но отвечают ли они чаяниям и запросам грузинского народа? Тот же проект «Восточного партнерства» - это не что иное, как попытка расширить сферу влияния ЕС за счет некоторых бывших республик СССР, а в дальнейшем – превращение этой зоны в подконтрольные территории через имплементацию норм европейского права и экономических механизмов. С точки зрения логики капитализма, «Восточное партнерство» - это не что иное, как освоение новых рынков сбыта, ресурсов и дешевой рабочей силы. Только ЕС проводит эту политику очень аккуратно, а не как в эпоху империализма. Если рассматривать военный аспект, то втягивание Грузии в НАТО означает опять же переход на западные системы вооружений, которые выпускают члены Североатлантического альянса. Кроме того, втягивание Грузии в НАТО означает потерю части суверенитета, который перейдет в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе (таковы правила Альянса). А как будут использовать грузинскую армию – это уже другой вопрос (да и в последние годы военнослужащие Грузии были задействованы в Афганистане). Однозначно, командовать там будут не грузинские генералы, а выполнение поставленных задач может сильно расходиться с национальными интересами Грузии. Вступление в западное сообщество означает также неминуемую нивелировку уникальной грузинской культуры, подмена ее массовым суррогатом, скроенным по шаблону стареющего европейского сообщества. Это также гей-парады и прочие прелести либеральной демократии. Думаю, что грузинское общество вряд ли желает такого развития событий. Но они неминуемо наступят при выборе западного курса. Рано или поздно. Это просто вопрос времени. А вот при выборе пророссийского курса Грузия имеет все возможности для реализации своего потенциала. Москва следует многополярности во внешней политике, и для Грузии там всегда найдется достойное место, чтобы проводить свой курс не только на Кавказе, но и во всем мире. Конечно, речь пока  только о перспективе, и этим вопросом нужно целенаправленно заниматься. Я не уверен, нужно ли возобновлять членство в СНГ, так как есть и ряд других инструментов для взаимодействия. Но то, что Грузия должна вместе с Россией следовать евразийской политике, направленной на установление многополярного мироустройства, в этом я полностью уверен. Да, будет тяжело, но грандиозные проекты требуют и серьезных усилий, особенно в наше время.
 
Источник: Грузия и Мир