Немецкий политик Маттиас Платцек предостерег от дальнейшего обострения взаимоотношений c Россией

среда, 27 января, 2021 - 18:14

Маттиас Платцек (67 лет), бывший председатель отделения социал-демократической партии (СДПГ) и премьер-министр федеральной земли Бранденбург, с 2014 году в качестве председателя Германо-российского форума активно выступает за взаимопонимание с Россией. В своей книге «Нам нужна новая восточная политика — Россия как партнер» он требует переосмысления политики Берлина по отношению к Москве и укрепления взаимопонимания с Кремлем. Корреспондент RND взял у него интервью.

Известный русофил Маттиас Платцек изящно отбивает вопросы журналиста, сомневающегося в пользе партнерства с Россией. Как ни странно, главное препятствие партнерству — психологическое. Правительство ФРГ пытается сделать Россию другой, похожей на ФРГ. Платцек напоминает об удачном опыте социал-демократов 1970-х, сработавшихся даже с Брежневым.

— Господин Платцек, что вы можете сказать об аресте критика Кремля Алексея Навального? То, как с ним обошлись, имеет мало общего с тем, что мы на Западе понимаем под нормами правового государства.

Российским коллегам я все время говорю, что в трудных ситуациях в обществе нужно иметь мужество общаться с гражданским обществом и не бояться его. Арест Навального свидетельствует об определенной растерянности администрации. Я надеюсь, что она сможет принять разумное решение в этой ситуации.

— В своей книге «Нам нужна новая восточная политика» вы требуете от Германии, чтобы она признала Россию своим партнером. Почему это необходимо?

— Думаю, что главный вопрос состоит в том, нужны ли мы друг другу. Нужны ли друг другу Германия и Россия, Европейский Союз и Россия? В Германии на эти вопросы отвечают по-разному. Одни говорят, что экономическая мощь России невелика и острой необходимости в сотрудничестве нет. Другие высказывают мнение, что русские должны сначала измениться и стать такими, как нам хочется. Я считаю, что все подобные подходы малопродуктивны. Действительно большие проблемы, которые перед нами стоят, без России мы решить не сможем.

— Как должно произойти то новое сближение, которого вы требуете?

— Прошло шесть лет с момента введения санкций. Настало время подвести итог: что они, собственно, нам дали? Если смотреть на дело трезво, то приходится признать: политическая ситуация стала хуже, а не лучше. Сегодня мы стоим перед кучей проблем. Опасность военной эскалации колоссально возросла. Экономически сильно пострадали обе стороны. Вдобавок ко всему настроения в самой России стали скорее антизападными и националистическими. И в этой связи встает вопрос: мы будем продолжать эту политику еще десять лет или что-нибудь изменим?

— Это означает, что с немецкой и европейской точки зрения речь идет прежде всего об экономических интересах.

— Это важный аспект, но не единственный. Россия была и остается второй ядерной державой мира. Мы находимся в непосредственной близи друг от друга. Географию не изменишь. Если когда-нибудь дело дойдет до немирных конфликтов, то они разыграются здесь. Между нами и Россией океана нет. Уже по одной этой причине, мы должны позаботиться об улучшении взаимоотношений.

— С вашей точки зрения Владимир Путин — гарант стабильности. Значит ли это, что в случае его ухода нам грозит хаос?

— Как говорится, можно танцевать только с теми девушками, которые находятся в зале. Некоторое время назад один русский социолог сказал мне, что Путин даже либеральнее, чем многие из его соотечественников. То есть надежда многих на Западе на то, что после его ухода все быстро изменится к лучшему, может одернуться большим разочарованием. Многие политики в России настроены крайне националистически. Путин в последние десятилетия излучал определенную ясность относительно того, что он хочет для своей страны. Поэтому я говорю, давайте воспользуемся шансом, который мы имеем в его лице, чтобы продвинуться на пару шагов вперед.

— Некоторые критики вашей книги упрекают вас в том, что к Украине и другим восточноевропейским странам вы не испытываете такого же сочувствия, как к России.

— Я очень хорошо знаю все наши соседние страны. Но я председатель Германо-российского форума. Поэтому моя главная задача — вместе с нашими членами и со всеми, кто нас поддерживает, стараться улучшить германо-российские отношения, особенно в том, что касается гражданского общества. Критические высказывания по отношению к России в Германии можно в изобилии найти в каждом газетном киоске. Думаю, что необходимо время от времени мысленно переходить на другую сторону стола и спрашивать себя: почему это так? почему другой думает так, а не иначе? Именно это я и пытаюсь делать.

По материалам Иносми